«Афганский узел» и Казахстан: «уроки», вызовы и решения

19 Июля 2021 07:27 6183

«Афганский узел» и Казахстан: «уроки», вызовы и решения

Автор: Айдар Амребаев

Уже сорок лет Афганистан ведет кровавую войну за свою современную независимость и состоятельность в качестве равноправного члена мирового сообщества.

Однако до сих пор этот многострадальный народ в восприятии большинства предстает как объект влияния и многочисленных манипуляций извне, стремящихся на свой лад преобразовать кажущийся многим несовершенным мир самих афганцев, их образ жизни и миропонимания. Разнообразные международные форумы и экспертные встречи, нацеленные на урегулирование ситуации в Афганистане и вокруг него, чередуются один за другим, не принося при этом мир и спокойствие на эту благородную и богатую на исторические события, землю.

И сегодня мы наблюдаем всплеск международного интереса к этой стране. Поводом для этого стало намерение американского правительства прекратить войсковую операцию в Афганистане и вывести оттуда вооруженные силы США и формирования антитеррористической коалиции ISAF (Международные силы содействия безопасности (англ. International Security Assistance Force; ISAF) – возглавляемый НАТО международный войсковой контингент, действовавший на территории Афганистана с 2001 года. Президент США Джо Байден обозначил дату окончательного вывода войск – 11 сентября, трагическую дату в современной американской истории, когда были совершены террористические атаки на США.

Восприятие этого шага американской администрации среди экспертов неоднозначное, и прогнозы развития дальнейших событий в Афганистане весьма туманны. Мы попросили политического аналитика Айдара Амребаева прокомментировать ситуацию и высказать свою точку зрения относительно значения для Казахстана ситуации в Афганистане и вокруг него.

На самом деле в последнее время особенно мы наблюдаем, что к афганской ситуации приковано внимание не только специалистов по региону, но и многих международных «мозговых центров», которые справедливо полагают, что «Большая игра» в этом регионе совсем не закончена, прогнозируя переход от одной фазы мирового противостояния на «площадке Афганистана» к другой. И свидетельством этого являются разнообразные форматы так называемого внутриафганского урегулирования. Стоит признать, что уже на протяжении 40 лет, с момента последнего советского вторжения в эту страну в 1979 году, Афганистан ведет фактически непрерывную войну за независимость против иностранной оккупации под разными предлогами. Вызывает законную озабоченность мирового сообщества и сегодняшняя ситуация вокруг и в самом Афганистане.

Как я уже сказал, вокруг темы Афганистана сложилась достаточно активная проработка различных дипломатических форматов со своими собственными акторами, интересами, задачами и потенциалом влияния. В частности, только в этом месяце мы наблюдали разнообразные подходы к разрешению афганской проблемы с разным числом и качеством участников.

7 июля 2021 года в Ашхабаде, Туркменистан, Региональный центр ООН по превентивной дипломатии для Центральной Азии (РЦПДЦА) совместно с министерствами иностранных дел Афганистана и Туркменистана организовал министерскую встречу стран Центральной Азии на тему «Афганский мирный процесс и последствия вывода международных сил. Региональная безопасность и экономическое развитие». Главной целью данной встречи явилась консолидация региональных усилий по мирному урегулированию афганского кризиса, восстановлению экономики страны. Также ставилась задача согласования позиций стран Центральной Азии, включая Афганистан, по противодействию угрозам международного терроризма и росту наркотрафика из страны. Было отмечено, что широкое вовлечение Афганистана в региональные интеграционные процессы будет способствовать скорейшему установлению в стране устойчивого и долгосрочного мира. Констатировано ключевое значение реализации на территории Афганистана при содействии стран региона различных инфраструктурных проектов в энергетической и транспортно-коммуникационной сферах. Состоялся также обстоятельный обмен мнениями о приоритетных направлениях оказания Афганистану всемерного содействия, в том числе гуманитарной помощи в период пандемии. С моей точки зрения, данная встреча явилась обменом мнениями о возможности самими странами региона «взять контроль ситуации в Афганистане и вокруг него» на себя под эгидой ООН. Иными словами, речь шла о том, смогут ли страны Центральной Азии, в том числе и Казахстан, собственными силами способствовать умиротворению ситуации в этой стране и вокруг, без участия каких-либо влиятельных сил извне. Как я полагаю, выводы были сделаны весьма пессимистические: Центральноазиатские страны и нынешнее афганское руководство не способны самостоятельно разрубить этот «афганский узел» в силу целого ряда обстоятельств, о которых я скажу позднее.

Одновременно с этим важным мероприятием Москву посетила политическая делегация катарского офиса «Талибан» во главе с шейхом Шахабутдином Делаваром. Талибы на переговорах с уполномоченным лицом от российского руководства в Москве пообещали не переходить границы Афганистана. Политическое крыло «Талибана» отметило, что нападений на центральноазиатские государства они не планируют, как и на находящиеся в стране диппредставительства зарубежных стран. Приоритетами деятельности группировки является «не стремление к полной узурпации власти в стране, а стремление к тому, чтобы все представители афганского общества в зависимости от численности и значения этнической группы приняли участие в становлении афганского государства с исламской спецификой на основе традиций афганского народа и реализации прав всех афганцев». Они предполагают установить принцип социальной справедливости по шариату в отношении всех жителей Афганистана вне зависимости от этнокультурной принадлежности. Также в числе главных целей талибы ставят борьбу с ИГИЛ («Исламским государством», запрещенным в Казахстане) и наркотрафиком.

Другим «знаковым событием» стало проведение 15-16 июля 2021 года в Ташкенте международной конференции «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности». Данная конференция представляла собой достаточно широкий и представительный ряд участников, вовлеченных в «афганский кейс». Было высказано довольно много важных и интересных предложений по коннективности Центральной и Южной Азии. К примеру, интересным было предложение о новой площадке афганского урегулирования с участием Узбекистана, США, Афганистана и Пакистана с возможностью подключения других заинтересованных игроков. По итогам конференции состоялось очередное заседание формата «С5+1», включающего в себя страны Центральной Азии и США.

Ключевым итогом встречи в формате «С5+1» стало намерение «создать стабильные и благополучные условия, способствующие мирному урегулированию в Афганистане на основе: безотлагательности предметных переговоров по политическому урегулированию; принципиального согласия о том, что единственный путь к справедливому и прочному миру лежит через переговоры, как единственный путь к справедливому и долгосрочному миру в стране и созданию инклюзивной политической системы и уважению основополагающих прав всех афганцев; отсутствия поддержки силового навязывания нового правительства в Афганистане; незыблемой недопустимости использования территории Афганистана террористами и силами третьих сторон для угрозы странам «C5+1» или любой другой стране или для нападения на них.

До этих встреч также известны и инициативы стран ШОС, которая включает в свой состав, помимо стран ЦА, еще Китай, Россию, Индию и Пакистан, по урегулированию ситуации в Афганистане. Как отметил известный российский востоковед-китаист Алексей Маслов: «Создание таких площадок – абсолютно неправильный подход к проблеме Афганистана. Решить ее можно только с участием ключевых региональных держав: России и Китая. Любые обсуждения без РФ и КНР обречены на провал».

Таким образом, мы наблюдаем достаточно противоречивые подходы к урегулированию афганского кризиса и опасности его разрастания за рамки Афганистана. Тем не менее, несмотря на столь активное внимание к афганской тематике, вряд ли стоит ожидать скорейшее регулирование ситуации в Афганистане и вокруг него в силу самого «международного напряжения» в отношении данной темы.

Афганистан стал источником нестабильности и «раздражителем» геополитических противоречий между ведущими силами, которые имеют собственные «проекты и модели регулирования ситуации» в этой стране. Причем эти внешние проекты зачастую не имеют ничего общего или же не учитывают в полном объеме интересы и чаяния самого афганского народа. Афганистан стал объектом манипуляций и влияния извне. И это, пожалуй, одна из главных причин так долго тлеющей и неразрешимой проблемы.

По-моему мнению, Казахстан в этой связи должен извлечь главный и первый «урок» для себя – это то, чтобы не стать «игрушкой» в руках других влиятельных сил, необходимо «не заигрываться в многовекторную внешнюю политику», а укреплять собственную государственность, ее функциональную мощь, крепить единство и укорененность своей национальной идентичности, принципиально и четко отстаивать свои национальные интересы в любых международных проектах и, конечно, укреплять свою обороноспособность и международную состоятельность.

Что касается Афганистана, то сегодняшняя проблема – это следствие неразрешенности задач построения национального государства в этой стране, незавершенность процессов модернизации политической, экономической, социальной и культурной систем, связанная не только с вмешательством извне, но и компрадорским характером политических элит этой страны, которые на разных этапах «сдавали» национальные интересы этого народа, игнорируя интересы общественного большинства. Если вы посмотрите фото- и кинохроники жизни в Афганистане 60-70-х годов, то вы увидите поразительное сходство с образом жизни в наших республиках Центральной Азии того времени. Однако сегодня ситуация разительно изменилась. Афганистан впал в архаику, политическую раздробленность и социально-экономическую деградацию. Этот цветущий когда-то край превратился в территорию наркопосевов и бесконечных разборок между полевыми командирами, выражающими волю многочисленных этнических групп и трайбов. Страну, которая находится под «плохим внешним управлением». Опыт дестабилизации ситуации в Афганистане и его несостоятельность как государства (failed state) являются плохим примером для всех государств региона. Афганистан не сумел состояться как национальное государство. В политическом отношении государственные институты не развиты и слабо влияют на процесс принятия решений. И это несмотря на бесконечные международные финансовые вливания в стабилизацию ситуации в Афганистане, которые на деле только стимулируют рост коррупции властей и нищету большинства народа. Несмотря на то, что при поддержке западных коалиционных войск в стране создан афганский воинский контингент в 300 тыс. человек, который в разы превышает численность боевых подразделений «Талибана», талибы оказываются более эффективны и контролируют свыше 80% территории страны. Из страны сегодня наблюдается катастрофическое для национального социального капитала бегство человеческих ресурсов, интеллектуальная и культурная деградация населения. Мы наблюдаем ситуацию в которой на практике формируется пространство «контролируемого хаоса», в котором многие внешние силы цинично извлекают собственную выгоду, не считаясь с интересами афганского народа. Экономически Афганистан деградировал в страну, не управляющую собственными экономическими ресурсами, живущую за счет наркопроизводства и его трафика.

Мы должны ясно осознавать, к чему может привести неустойчивость национальной государственности, незавершенный процесс модернизации и игнорирование национальных интересов как во внутренней, так и внешней политике. Кризис в Афганистане – это наглядный негативный пример для всех республик Центральной Азии, переживающих сегодня транзит к новому качественному состоянию общества.

Стоит ли удивляться в этой ситуации тому, что архаизация Афганистана привела эту страну к новой точке бифуркации (Точка бифуркации – критическое состояние системы, при котором система становится неустойчивой относительно колебаний, внешнего влияния и возникает неопределенность: станет ли состояние системы хаотическим или она перейдет на новый, более качественный и высокий уровень упорядоченности. – Прим. авт.). На сегодняшний день многие эксперты убеждены, что после вывода американских войск из Афганистана действующее правительство не удержит политическую власть в стране. Большая часть территории страны контролируется талибами, и уже в ближайшей перспективе Исламские Эмираты Афганистана («Талибан») возьмут ситуацию под собственный контроль. И эту власть «Талибан» не намерен ни с кем делить. По факту талибы на сегодня являются наиболее дееспособной и доминирующей силой в стране, которая может гарантировать порядок и стабильность. Не случайно сегодня влиятельные внешние силы в США, России, Китае в той или иной степени ведут дела с этой неоднозначной, но достаточно влиятельной силой.

Важное значение для стран Центральной Азии имеет пример того, как Афганистан стал ареной геополитической конкуренции и чужих проектов со стороны влиятельных держав. В итоге такой конфронтационной борьбы между крупными силами, США и Россией, Афганистан, как государство, стал жертвой этого противоборства. Страны Центральной Азии должны иметь в виду опасность конфронтации великих держав на своей территории.

Третий момент связан с тем, что нестабильный сосед – Афганистан является источником наркотрафика. Эту страну превратили из нормального государства в «наркостейт». В этой стране были фактически уничтожены все зачатки национальной экономики. Она стала местом производства и сбыта наркотиков, а также неконтролируемой миграции населения. Для всей Центральной Азии это представляет серьезную угрозу.

В-четвертых, на некоторых неконтролируемых территориях страны расширяют свое влияние террористические группировки выходцев из Центральной Азии. К ним можно отнести Исламское движение Узбекистана (ИДУ), «Союз исламского джихада», «Джунд-аль-Халифат» и другие. Представляют определенную опасность такие объединения, как «Таблиги джамаат», «Хизб-ут-тахрир» и другие, которые запрещены в Казахстане, но имеют своих сторонников в Афганистане.

Таким образом, для Казахстана развитие ситуации в Афганистане представляет угрозу по следующим направлениям: во-первых, дестабилизация ситуации в этой стране может привести к «наплыву беженцев» из нестабильного региона; во-вторых, разрушение экономической и социальной инфраструктуры, правовой беспредел в стране могут существенно ограничить экономические и социальные связи с регионом Южной Азии, двусторонние торгово-экономические отношения и транзитные поставки через Афганистан; в-третьих, дестабилизация ситуации в этой стране будет способствовать росту наркотрафика и распространению оружия; в-четвертых, осевшие на территории Афганистана террористические группировки выходцев из Центральной Азии представляют угрозу, аналогичную вторжению на территорию региона в 1999 году группировки ИДУ (Исламского движения Узбекистана), а также террористическим атакам, организованным джихадистами на территории Казахстана в 2000-е годы. В этой связи Казахстан заинтересован в том, чтобы в Афганистане появилась достаточно сильная власть, способная контролировать ситуацию, способствовать законности и правопорядку, открытой экономической системе, запрету наркотрафика и торговли оружием, а также ликвидации групп боевиков из Центральной Азии.

В настоящий момент Казахстан не является ключевым региональным игроком по афганскому вопросу. Основная роль отводится Узбекистану, как государству, граничащему с Афганистаном и обладающему наиболее боеспособной армией, способной защитить границы Центральной Азии от проникновения боевиков. Казахстан выражает готовность способствовать укреплению границ и пресечению наркотрафика в постсоветскую Центральную Азию по линии сотрудничества с Россией в рамках ОДКБ и в рамках РАТС/ШОС. В отношении проекта создания площадки Узбекистан, США, Афганистан, Пакистан у Казахстана нет намерения участвовать в этом формате. Более того, Казахстан не рассматривает размещение на своей территории беженцев из Афганистана, сотрудничавших с американскими войсками. Также в Казахстане не предусматривают размещение на своей территории военной инфраструктуры покидающих Афганистан войск США.

Как бы цинично это ни звучало, Казахстан во внутриафганском урегулировании должен ориентироваться на те силы, которые реально будут контролировать ситуацию в этой стране. С моей точки зрения, такой реальной силой в Афганистане является движение «Талибан», которое собирается создать Исламские Эмираты Афганистана. Поэтому Казахстану необходимо изыскивать возможности налаживания контактов с этим движением по разным каналам. Полагаю, что наиболее перспективным для Казахстана является сотрудничество с Узбекистаном на этом направлении и согласование с Россией формата переговоров с представителями «Талибана».

Казахстан также последовательно выступает за решение афганского вопроса силами самого народа Афганистана без вмешательства извне. И если такой постановки вопроса придерживается сегодня «Талибан», то нужно идти на переговоры с ними по всему спектру двусторонних отношений. Например, намерение талибов препятствовать наркопосевам и транзиту наркотиков является достаточно важным и отвечающим национальным интересам Казахстана. Также предметом внимания казахстанских спецслужб является намерение талибов ликвидировать ячейки террористов – выходцев из Центральной Азии, которые находятся в Афганистане, а также их стремление не допустить распространение «Исламского государства» в регионе. Как известно, талибы не предполагают создание наднационального исламского халифата за пределами своего государства.

По моему глубокому убеждению, на первом плане нашей внешней политики должна стоять защита национальных интересов страны любой ценой…


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Материалы по теме:

×