Как сократить госрасходы на банки или два крыла для Нацбанка | Inbusiness
/img/tv.svg
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 274,93 Пшеница 465,40
$ 383.01 € 430.12 ₽ 6.1
Погода:
+29Нур-Султан
+29Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 274,93 Пшеница 465,40

Как сократить госрасходы на банки, или два крыла для Нацбанка

Переведенный в Счетный комитет Данияр Акишев останется в истории финансового сектора РК одним из самых «дорогих» председателей Нацбанка для общества и государства, с его раздачей триллионов тенге «странно значимым» банкам, которые «ощущаются» для акционеров как несколько сотен тенге, или под гарантии олигархов, но которые и не гарантии вовсе, и так далее.

146 27 Февраля 2019 18:14

Автор: Марат Каирленов

На фоне все более непростой социальной обстановки в стране общество и руководство государства будут явно ожидать от нового председателя снижения «стоимости» финансового сектора. Достижение этой цели в текущих условиях требует серьезной перестройки ориентиров и исходных положений в развитии финансового рынка страны.

Рассматривая причины все большей дороговизны бесконечного спасения банков, что вызывает все больше вопросов со стороны общества, можно отметить следующее. Дело в том, что в ближайшие годы банковский сектор будет только снижаться под влиянием двух глобальных трендов.

Прежде всего это все большая миграция банковских услуг на электронные каналы продаж с их интернет- и мобильным банкингом, банкоматами и терминалами самообслуживания. Как следствие, снижается значимость физической инфраструктуры и резко возрастает конкурентная значимость других факторов – IT-платформа, технологии риск-менеджмента и т. д.

Вторым трендом, все более «перекраивающим» банковский бизнес, выступает рост конкуренции со стороны небанковских финансовых (и не очень) институтов. Речь идет о «вторжении» на рынок платежей и переводов сетей платежных терминалов, мобильных и интернет-гигантов. На рынке кредитования нашей страны можно отметить бурное развитие компаний, предлагающих онлайн-кредитование, не говоря уже о лизинговых, ипотечных и прочих небанковских кредитных институтах. На рынке сбережений населения, на мировом финансовом рынке все более доминируют паевые инвестиционные фонды.

Как следствие, рынок банковских услуг во всем мире становится все более конкурентным.

В нашей стране на эти проблемы еще накладывается и отечественная специфика. У нас на протяжении вот уже более 10 лет де-юре и чуть больше де-факто, продолжается банковский кризис – уровень неработающих кредитов по банковской системе выше 10% кредитного портфеля. Ситуацию осложняет то, что по условиям вступления в ВТО в скором времени ожидается допуск на отечественный рынок филиалов иностранных банков. Это может означать переток депозитов клиентов от текущих игроков, с малопонятной устойчивостью или иммунитетом к антироссийским санкциям, в филиалы западных банков. Для значительной части текущих игроков это будет означать путь к банкротству.

В этих условиях у акционеров может возникнуть соблазн выйти из бизнеса, «скинув» банк с его обязательствами на государство. Дело в том, что при банкротстве банка страдают депозиторы, поэтому государство стремится этого не допускать. Чтобы снизить негативное влияние возможного банкротства, государства создают фонды гарантирования депозитов (ФГД). В нашей стране он также есть, но его размеры не позволяют банкротить даже банки с небольшой долей рынка, так как размеры активов Казахстанского фонда гарантирования депозитов (КФГД) недостаточны для покрытия его обязательств. Так, на сайте КФГД приводятся данные об обязательствах в 3,4 трлн тенге и активах в 0,7 трлн тенге. В итоге чиновники под этим предлогом «раздают» банкам триллионы тенге, чтобы не допустить их банкротства. Поэтому государству приходится все время спасать банки за счет средств налогоплательщиков, и это обходится все дороже для общества.

Выходом из данного порочного круга выступает перестройка финансового рынка из банкоцентричной в ориентированную на фондовый рынок с его небанковскими финансовыми институтами. Как это сделать? Тут можно отметить целый ряд мер разного уровня, остановимся на наиболее концептуальных.

Прежде всего, необходимо стимулировать развитие недепозитных финансовых институтов, поскольку они несут меньший риск для финансового рынка при своем банкротстве. Отсюда можно снизить резервные требования к ним и т. д.

Другим важным направлением выступает развитие секьюритизации т. е. купли-продажи пулов кредитов различными инвесторами, преимущественно не банками. В этом случае НБРК сможет напрямую выходить на массовый кредитный рынок, покупая секьюритизированные активы и поддерживая спрос на различные виды кредитов, например ипотечные (чтобы поддержать цены на недвижимость или строительный сектор), кредиты МСБ, чтобы поддержать занятость в стране, или лизинговые, чтобы поддержать инвестиции в основной капитал и т. д. НБ РК может покупать секьюритизированные кредиты не только банков, но и различных специализированных кредитных недепозитных институтов.

Также развитие секьюритизации несет с собой целый ряд преимуществ. Традиционная схема денежно-кредитной политики схематично выглядит следующим образом: первоначально НБРК выдает средства БВУ, затем БВУ решают, куда их направить – на кредитование (кредитный рынок), а может, и на спекуляции на валютном рынке, ценными бумагами и др. В-третьих, средства выдаются в виде кредитов заемщикам, и в-четвертых, поступают в экономику. Как следствие, деньги нередко «застревают» в банках, определяя сверхликвидность БВУ и низкую эффективность трансмиссионного механизма НБРК. Секьюритизация позволяет сократить количество звеньев трансмиссионного механизма до трех, и существенно повысится эффективность трансмиссионного механизма НБРК.

Кроме того, развитие секьюритизации способно существенно повлиять на одну из важнейших проблем БВУ. Ключевой составляющей фондирования банков выступают депозиты клиентов, большая часть из которых (а) представлена в долларах или может быть быстро «перевернута» и (б) они носят краткосрочный характер – могут быть изъяты в течение нескольких дней, максимум – месяцев. Проблема в том, что клиенты желают кредиты в тенге и на несколько лет. Это создает разрыв в структурной ликвидности – по валютам и срокам. Возможность банков секьюритизировать кредитный портфель позволяет существенно снять эти проблемы и повысить их надежность, а значит, и сократить расходы государства по их «спасениям».

Инвесторов в частные секьюритизированные инструменты может быть достаточно много. Например, у наших банков порядка половины активов приходится на активы «вне кредитов» (в основном это ценные бумаги, в том числе государственные), а это порядка $35 млрд. Также можно отметить, что иностранные инвесторы заняли собственно казахстанским компаниям (без учета межфирменной задолженности) еще порядка $55 млрд, часть из которых может быть размещена в инструменты с приемлемой доходностью и риском. Надо полагать, данный рынок будет интересен и потенциальным инвесторам Международного финансового центра "Астана" и т. д.

Конечно, развитие секьюритизации банковских кредитов наряду с большими плюсами таит в себе и значительные риски различных мошенничеств, коррупции и т. д. Но их можно избежать, и секьюритизация – один из ключевых факторов для развития фондового рынка в стране.

В целом финансовый сектор страны нуждается в серьезной «перезагрузке», которая требует серьезного переосмысления рынка банковских услуг и перспектив его развития.

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: