Какие риски для Казахстана и стран ЦА несут санкции ЕС в отношении российской нефти?

1697

Согласно информации американского авторитетного журнала "Foreign Affairs", который издается с 1922 года, каспийский регион в целом по своим запасам нефти и газа, возможно, является вторым в мире, уступая только Ближнему Востоку. 

Какие риски для Казахстана и стран ЦА несут санкции ЕС в отношении российской нефти?

Журнал еще в 2015 году прогнозировал, что Каспийское море сможет давать столько же нефти и газа, сколько добывается в Северном море.

В последние годы страны Каспия: Казахстан, Азербайджан и Туркменистан добывают около 130 миллионов тонн нефти в год, что составляет около 25% от общего объема добычи в России. В прошлом году Казахстан добыл 86 миллионов тонн нефти. Из них 67 млн тонн было экспортировано. Остальное было переработано на трех заводах, работающих в Казахстане. В прошлом году Туркменистан добыл около 10 миллионов тонн нефти. Из них половина была экспортирована. Другая половина была переработана для собственных нужд страны на двух действующих там нефтеперерабатывающих заводах.

Страны Каспия: Туркменистан, Казахстан, Азербайджан и Узбекистан добывают в общей сложности около 234 миллиарда кубометров газа в год, что составляет примерно треть от объема газа, добываемого в России.

По мнению аналитиков S&P Global Commodity Insights, санкции ЕС и установленный G7 предел цен на российскую нефть могут привести к перегрузке примерно 2,5 млн баррелей в сутки морской торговли нефтью в Европу, поскольку российская нефть и нефтепродукты изо всех сил пытаются найти новых покупателей за пределами торгового блока.

Пока   мировые нефтяные рынки остаются в неведении относительно того, как сыграет роль попытка США сократить нефтяные доходы России, даже несмотря на то, что крайний срок для ограничения цен G7 и запрета ЕС на импорт для российской нефти приближается 5 декабря, а для нефтепродуктов это 5 февраля 2023 года.

4 ноября 2022  года  группа G7  подтвердила обещание месячной давности завершить разработку меры в "ближайшие недели". Уровень цен, который, как многие ожидают, составит около 60 долларов за баррель на российскую нефть, является ключевым фактором, влияющим на то, как Россия отреагирует на ограничение, и маркером потенциальной прибыли от обхода правил.

Россия ясно дала понять, что не намерена продавать свою нефть по установленным предельным ценам, а это означает, что ей нужно будет разработать альтернативные цепочки поставок, чтобы обойти меры.

Справка:

В 2021 году Россия экспортировала 4,7 млн баррелей нефти и конденсата в сутки, причем почти половина этого объема была экспортирована в Европу ОЭСР (EIA, 2021). На Нидерланды, Германию и Польшу приходилось более 50 % российского экспорта сырой нефти в регионе. (Источник: IEA и Repsol Economic Research).

Эксперты рынка ожидают, что нефтеперерабатывающие заводы в Китае, Индии и Турции — в настоящее время основные направления сбыта российской нефти — будут перерабатывать больше российской нефти. В совокупности указанные три покупателя добились почти трехкратного увеличения морского импорта российской нефти по сравнению с довоенным уровнем до более 2 миллионов баррелей в сутки, что составляет почти 70% морских перевозок России.

Поскольку Москва изо всех сил пытается перенаправить всю свою вытесненную нефть, S&P Global ожидает, что прекращение добычи в России из-за новых экспортных барьеров достигнет пика в 1,5 млн баррелей в сутки в первом квартале 2023 года, но будет уменьшаться по мере того, как будут найдены новые обходные пути санкций.

Теперь об экспорте российской нефти и нефтепродуктов в 2021 году.

Справка: 

По итогам 2021 года экспорт российской нефти в физическом выражении, по данным ФТС, составил порядка 230 млн тонн, таможенная стоимость вывезенной нефти достигла 110,1 млрд долларов.

Общий объем экспорта российской нефти в Европу в 2021 году составил приблизительно 115-116 млн тонн, из которых две трети было доставлено танкерами, а одна треть (38-39 млн тонн) по нефтепроводу "Дружба". В случае введения эмбарго на экспорт российской нефти в Европу проблем с танкерами особо не будет – они просто уйдут в порты тех стран, которые не поддерживают санкции.

Экспорт российских нефтепродуктов по итогам 2021 года составил порядка 144,3 млн тонн, на 1,8% больше, чем в 2020 году. В стоимостном выражении экспорт российских нефтепродуктов составил порядка 70 млрд долларов.

Для российских компаний Европа была крупнейшим рынком сбыта нефтепродуктов – доля региона в экспорте РФ в 2021 г. составила 62%.  Это около 90 млн тонн.

 Второе место по объемам экспорта из России заняли страны Африки и Латинской Америки (14% экспорта, или 20 млн т),

третье – страны Азиатско-Тихоокеанского региона (13%, или 19 млн т), четвертое – США (8% экспорта, или 12 млн т).

На страны СНГ пришлось 3% экспорта российских нефтепродуктов, или 5 млн т, говорится в презентации.

Экспорт российского дизельного топлива составил по итогам 2021года 49,2 млн тонн, что на 7,5% ниже показателя 2020 года. В денежном выражении экспорт дизтоплива составил 26,2 млрд долларов.

Согласно информации Argus, Европа ежемесячно импортировала из России более 2,5 млн тонн дизеля и сопутствующих ему продуктов.  Найти дополнительно 2,5 млн тонн/месяц дизеля обойдется большими финансовыми затратами. Планируется указанный дефицит дизеля покрыть ресурсом с Ближнего Востока и Индии, как поставщиками дизтоплива в Европу. Понятно, что каждый дополнительный баррель потянет возрастающую цену.

Экспорт российского бензина за 2021 год сократился почти на четверть (минус 24,5%) и составил 4,4 млн тонн. Таможенная стоимость экспортированного бензина, по данным ФТС, составила более 2,5 млрд долларов.

Основным направлением для поставок российского бензина являются страны Северо-Западной Европы (СЗЕ), куда продукт отгружается через балтийские порты.

Торговля  Евросоюза  с Россией по товарным группам в 2011 и 2021 гг., (млрд евро)  предоставлена на следующем рисунке:

РИСКИ для стран Центральной Азии

Львиная доля российского импорта дизеля и бензина после запрета импорта в Евросоюз, то есть с марта 2023 года, будет перенаправленная в страны Центральной Азии. К сожалению, до сих пор правительства стран Каспия этого не понимают и надеются на чудо!  Казахстану, как крупному производителю топлива, в первую очередь нужно думать о защите внутреннего рынка от дешевого российского топлива.

Российский дизель в объемах 10 -15 млн тонн/год просто зальет страны Центральной Азии, и в первую очередь это будут страны Таможенного союза.  

Есть предпосылки, что качество российского топлива со временем будет ухудшаться: это связано с санкциями относительно импортных катализаторов, применяемых в процессах гидроочистки топлив, кат крекинга и риформинга на НПЗ.

Справка:

Практически все процессы в современной химии осуществляются при участии катализаторов (90-95 %). Без них химические производства были бы нерентабельны или просто невозможны. Около 40 % от общего объема применяемых катализаторов – это нефтепереработка.

В 2019 году российские НПЗ закупили катализаторов на сумму 145 млн долларов. В России катализаторы для нефтепереработки практически не производят. Зависимость по целому ряду процессов не просто критическая, но абсолютная, то есть 100%.

О нефти

Еще в марте 2021 года в своем интервью каналу Atameken Business я говорил о рисках поставок  казахстанской нефти по нефтепроводу КТК. Не прошло и года, как Казахстан это почувствовал вполне.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поручил увеличить объемы транспортировки нефти через порты на Каспийском море Актау и Курык до 20 млн тонн в год и построить нефтяное хранилище в Атырауской области.  Об этом сообщает пресс-служба президента. 

Сегодня экспорт казахстанской нефти составляет более 1% мировых поставок, или около 1,4 млн баррелей в сутки.   Для сравнения: биоэтанол, который применяется в мире при компаундировании бензинов уже замещает -1.5 млн барр/день нефти.

Из 86 млн тонн нефти, добываемой в РК, на долю казахстанских производителей приходится около 26%. Чуть более 74% – это нефть в собственности иностранных компаний, преимущественно американских и европейских. Большая часть нефти добывается на основе соглашений о разделе продукции (СРП), при этом, якобы под предлогом "коммерческой тайны", содержания этих СРП в открытом доступе нет.

Казахстан работает над системой диверсификации поставок нефти на мировые рынки: в первую очередь, это маршрут через Азербайджан трубопровод Баку – Тбилиси – Джейхан (БТД), выходящий на Средиземное море.  Для создания системы нужно было проложить нефтепровод с пропускной способностью 25 млн тонн в год от месторождения Кашаган до порта Курык. Мощность морского терминала в начале должна была составить 10 млн тонн в год. Для транспортировки нефти через Каспий планировалось строительство флота танкеров грузоподъемностью 10 000 тонн, а также загрузочного терминала и инфраструктуры в Азербайджане для соединения с БТД.   Всё вышеуказанное требует времени и финансовых ресурсов. А времени практически нет.

По диверсификации экспорта нефти у правительства РК разработана специальная дорожная карта. В частности, это направление через Актауский порт на порт Баку и оттуда — в направлении Баку — Тбилиси — Джейхан. Кроме того, речь идет о направлениях Баку — Супса и Баку — Батуми, где у Казахстана есть свой Batumi Oil Terminal.

По мнению экспертов, Казахстану нужно вернуться к проекту нефтепровода Шымкент — Узбекистан, учитывая отсутствие у последнего ресурса нефти для НПЗ Фергана и Бухара.  Экспорт нефти в Узбекистан может составлять от 2 млн тонн/год. 

Также РК следует активно заняться подготовкой проекта завода производства базовых масел, увеличив ресурсную базу тяжелых нефтей Каспия (Каражанбас, Жангурши и Бузачи)  до 1 млн тонн/год.

К практической реализации вышеперечисленных направлений диверсификации казахстанской нефти нужно срочно приступать, посколькц война в Украине и, как следствие, надвигающаяся рецессия мировой экономики могут застать "КазМунайГаз" врасплох.

Экспорт нефти - это один главных источников поступления в бюджет страны. Казахстан за пять месяцев 2022 года заработал нефтяных денег больше, чем за весь прошлый год. Так, с января по май этого года поступления в бюджет составили 2,9 триллиона тенге, что на 300 миллиардов больше, чем за весь прошлый год. Также для сравнения: в 2019 году цифра составила 2,8 триллиона тенге, а в 2020 году – 1,4 триллиона тенге.

Если иностранные компании США и Европы, которые контролируют более 70% нефти страны,  не смогут в Казахстане полноценно работать, то они могут просто продать свои доли и уйти. Как они ушли из Венесуэлы, уходят из России, несмотря на убытки.

Будет ли в этом польза для Казахстана???

По материалам: Platts, Argus, Reuters, Bloomberg и др. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора