RU KZ

Какие «уроки» Казахстан должен извлечь из конфликта в Нагорном Карабахе?

11 Ноября 2020 12:11 38658

Какие «уроки» Казахстан должен извлечь из конфликта в Нагорном Карабахе?

Автор: Айдар Амребаев

Похоже, «карабахский кейс» на сегодня закончился.

Стороны конфликта, Азербайджан и Армения, пришли к соглашению при посредничестве России и активном участии Турции. Азербайджан празднует победу, Армения испытывает горькое ощущение разочарования и неверия в состоятельность символов последнего времени…

События на Южном Кавказе развивались достаточно динамично и кардинально, несмотря на то, что корни проблемы Нагорного Карабаха лежат глубоко в истории многоликого народа региона. Особую негативную лепту в данный конфликт внесло последнее руководство Советского Союза, которое «заложило мину замедленного действия» в данный раздор, позволив создать на территории Азербайджана моноэтнический анклав, обладающий первичными правами автономной государственности. Тесные связи этого региона с «материковой Арменией» и даже аффилированность элит этого района с политическими процессами и интересами в Армении сделали этот регион Азербайджана своеобразным «спусковым крючком» и заложником политических манипуляций Еревана и связанных с ним «невидимыми нитями» интересов довольно активных армянских лобби за рубежом, в той же России, США, Франции…

В Азербайджане проблема Карабаха являлась своего рода «кровоточащей раной» в национальном самосознании азербайджанцев, долгое время мирившихся с фактической оккупацией своей «культурно-исторической родины» и международно признанной территории. Постсоветский кризис и долгое национальное возрождение, восстановление экономики и строительство суверенного государства проходили в достаточно сложных условиях, где тема Карабаха являлась одной из самых чувствительных в политико-экономических процессах страны. Достаточно тесные исторические связи народа Азербайджана как с близлежащими соседями, так и с крупными внерегиональными «игроками», такими как Россия, Турция, Иран, «подогревали» накал данной проблемы. Таким образом, решение этой проблемы находилось не только в руках двух противоборствующих государств. Оно предполагало тонкий расчет интересов, потенциалов влияния каждого из «игроков» и ожидания часа «Х» для принятия решения…

Поэтому понимание природы этой проблемы требует достаточно глубокого анализа этих связей и отношений, интересов разных сторон и последствий как для региона, так и международных отношений в целом.

Следует отметить роль политических лидеров двух стран и избранных ими стратегий в отношении Нагорного Карабаха, а также отражение в общественном сознании народов этой темы. Как известно, «война есть продолжение политики насильственными способами» (фраза, которую приписывают Карлу фон Клаузевицу, известному теоретику войны. – Прим. авт.). В этой связи стоит отметить политическую готовность одних начать войну и других – принять войну как средство «навязать свою волю». Следует сказать, что осенью 2020 года по прошествии почти тридцати лет «замороженного состояния» все точки сошлись, что привело к военному разрешению конфликта интересов. Однако после завершения военной фазы еще предстоит долгая война на переговорных площадках и в «миротворческом центре по контролю за прекращением огня», где наряду с «главным миротворцем» – Россией – будет присутствовать и Турция. Превосходство азербайджанской армии, подготовленной к ведению войны XXI века, над армянскими вооруженными группами, снабженными ВПК России «оружием вчерашнего дня», оказалось демонстративным и поучительным для многих стран, которые либо находятся в сходной ситуации, как например, Грузия и Украина, либо же могут при определенных обстоятельствах столкнуться с аналогичной проблемой.

Есть несколько «уроков», которые преподнесли эти события и для Казахстана. В первую очередь, думаю, оборонному ведомству Казахстана стоит внимательно присмотреться к этому опыту с точки зрения технологий ведения войны и использованной военной техники. В условиях высокотехнологичного XXI века этот «кровавый опыт» не должен остаться незамеченным…

Во-вторых, огромное значение с точки зрения обеспечения национальной безопасности имеет профессионализм государственного управления как в условиях «мира», так и в кризисных условиях. Опыт принятия решений «революционными романтиками» в Армении, приведший к такому плачевному для этой страны исходу, говорит о необходимости эволюционного, системного отношения к власти как сложному инструменту принятия решений, при которых «внесистемные политики» привносят больше сумятицы и хаоса, чем упорядочивают и гармонизируют систему, рационализируют и мобилизуют общество и государство на актуальные задачи развития. В этом отношении волюнтаризм и спонтанные решения талантливого «журналиста в политике» потерпели поражение от профессионального политика с достаточно глубокими истоками государственного управления в своем воспитании и образовании. Имеются в виду персоны лидера «цветной революции» в Армении Пашиняна и сына выдающегося государственного деятеля Азербайджана – Гейдара Алиева, Ильхама Алиева – политика и дипломата.

Считаю в этом отношении для Казахстана большим благом, что выбор первым президентом Казахстана фигуры преемника пал на профессионального дипломата и опытного политика Касым-Жомарта Токаева. В условиях беспрецедентной международной турбулентности этот выбор является для Казахстана очень важным и проницательным решением.

В-третьих, постсоветская политическая история в наших странах достаточно красноречиво продемонстрировала наличие уязвимостей, связанных с произвольным «начертанием границ» в советский период и абсолютно недальновидной политикой насильственного мультикультурализма со множеством моноэтнических анклавов, заложенных как «мины замедленного действия» под многие воссозданные независимые государства. И эти «мины» сегодня начинают детонировать в условиях мировой турбулентности и конфронтационности интересов государств как на глобальном, так и региональном уровнях. Такой точкой «уязвимости» на Южном Кавказе является, в данном случае Нагорный Карабах. Имеются подобные образования и в нашем регионе Центральной Азии. Поэтому большим «уроком» для Казахстана должно стать пристальное внимание к подобным «анклавам» на своей территории и разработка специальной национальной стратегии социальной гармонии в этих «моноэтнических островках». Надо отдать должное первому президенту Казахстана Нурсултану Абишевичу Назарбаеву, который в первую очередь осуществил делимитацию и демаркацию государственной границы Казахстана, получив международные гарантии территориальной целостности страны. Другим «ноу-хау» лидера нации стало создание в Казахстане такого общественного института интернационализации жизни полиэтнического и мультикультурного населения страны, как Ассамблея народа Казахстана, которая представляется важным инструментом социальной гармонизации. Многие сегодня говорят о слабом эффекте данной организации в процессе разрешения конфликтов на национальной основе. Не умаляя значения подобной критики, все же считаю, что сегодня есть большая необходимость в придании данному институту больших полномочий в работе «на местах» в плане продвижения общенациональных ценностей и интересов, обучения государственному языку и национальному патриотизму, чем просто формальному представительству в парламенте страны по президентской квоте. Речь должна идти о реальном самоощущении людьми национального единства, преодолении рецидивов «двойной лояльности» независимо от своего происхождения и исключения каких-либо идей о «национальной исключительности и сепаратизме». Опыт националистической риторики Еревана и сепаратистских настроений политиков Нагорного Карабаха и последствий этого шага сегодня должен нас многому научить.

В-четвертых, Казахстан, как и все постсоветские страны, при разработке своей «политической траектории» должен всегда иметь в виду «фактор России». Это обусловлено не только историческими обстоятельствами и близостью границ с этим государством. Речь идет о гораздо более глубоких, экзистенциальных, философских причинах. Наши государства долгое время формировались в цивилизационном формате российской политики и должны «кожей чувствовать» своеобразную «неразгаданность души России», о которой великий русский философ Николай Бердяев в своем исследовании по психологии русского народа писал следующее, акцентируя внимание на противоречия русского духа: «Бездонная глубь и необъятная высь сочетаются с какой-то низостью, неблагородством, отсутствием достоинства, рабством. Бесконечная любовь к людям, поистине Христова любовь, сочетается с человеконенавистничеством и жестокостью. Жажда абсолютной свободы во Христе мирится с рабской покорностью»… Политики, имеющие дело с Россией, должны с достаточным вниманием и пониманием воспринимать мотивы поведения того или иного «властителя» этой необъятной страны, учитывая их в своих стратегических расчетах. Мне кажется, в «карабахском кейсе» роль России лучше прочувствовала азербайджанская сторона.

В-пятых, в современных условиях непрерывно ведущейся в мире информационной гибридной войны интересов громадное значение имеет готовность национальной «мягкой силы» и ее мобилизация на решение актуальных задач национального развития. Это удалось сделать Азербайджану, консолидировав мировое сообщество и получив поддержку не только в «тюркском мире», но и у других членов ООН, поддержавших резолюцию Совета безопасности ООН по Нагорному Карабаху, улучив удачное время для своеобразной «нейтрализации» формата «минской группы», которая на протяжении почти тридцати лет «оттягивала» разрешение конфликта. Азербайджану также удалось «перетянуть» на свою сторону страны и народы тюркского пространства не только благодаря военному союзничеству с Турцией и ее харизматичному лидеру Эрдогану, но также и благодаря активному освещению в международных СМИ к ситуации в этой стране, активной деятельности дипломатических представительств за рубежом, привлечению внимания экспертного сообщества к проблемам и чаяниям Азербайджана. При этом расчеты армянской стороны на задействование своеобразного «административного ресурса» в лоббировании интересов Армении на высоком политическом уровне, в частности, на взаимодействие и консолидированную поддержку в рамках Организации Договора о коллективной безопасности, членом которой является, кстати, и Казахстан, не оправдались. Попытки вовлечь альянс в данный конфликт на стороне Армении были заведомо ошибочны и привели армянское руководство к горькому разочарованию и раздражению у общественности. Очевидно, Казахстан должен извлечь свой «урок» из этой ситуации также. Необходимо объективно и высоко профессионально оценивать потенциал нашего участия в тех или иных международных организациях, трезво оценивая возможности и международные правовые и политические форматы в которых эти организации могут быть задействованы. Очевидно, актуален своеобразный аудит эффективности участия Казахстана в многочисленных международных организациях. Необходима целенаправленная постоянная работа в международном информационном пространстве с целью защиты наших национальных интересов и позиций.

В-шестых, заключение соглашения между Арменией и Азербайджаном при посредничестве России и активном участии Турции означает на сегодняшний день завершение только военной фазы конфликта и создание условий для постконфликтного урегулирования. И эта задача, пожалуй, является наиболее сложной. Речь идет о неукоснительном исполнении взятых странами на себя обязательств, об обустройстве жизни населения, пострадавшего от военных действий, возвращении азербайджанского населения на исконные земли в Карабах, воссоздании законной дееспособной вертикали власти на территории, а также восстановлении в перспективе добрососедских отношений между странами и т. д… Есть также важный аспект, связанный с моделью формирования социальной гармонии полиэтничного и мультикультурного населения Карабаха. Как известно, люди в условиях войны переживают чрезвычайный стресс и социальный дискомфорт, зачастую теряя позитивные ценности и смыслы жизни. Следует отметить, что на сегодняшний день в обеих странах наблюдается чрезмерный эмоциональный накал, который может иметь и негативные политические последствия. Мне кажется, в этом плане роль руководства стран, участвовавших в конфликте, в том числе и посредников, заключается в действительном «умиротворении населения», создании благоприятных условий для возвращения людей к мирной жизни. Пока мы наблюдаем, напротив, доминирование идеологии конфронтации и неприятия в общественном сознании. Для Казахстана данная «гуманитарная ситуация» должна также стать «уроком» и настроить на сохранение в обществе духа толерантности и социального партнерства независимо от этнокультурной и конфессиональной принадлежности, что с момента обретения нашей независимости являлось главной идеологией государства, провозглашенной лидером нации.

Таковы, с моей точки зрения, некоторые предварительные итоги карабахской ситуации и ее «уроки» для Казахстана.