#Казнефть, часть 14. Знакомство с нашими нефтеперерабатывающими заводами: ПНХЗ

03 Ноября 2021 17:00 4784

#Казнефть, часть 14. Знакомство с нашими нефтеперерабатывающими заводами: ПНХЗ

Автор: Олжас Байдильдинов

В новой части публикаций Казнефть я бы хотел начать знакомство с нашими нефтеперерабатывающими заводами, так как в ходе событий этого года столкнулся с массовым незнанием и непониманием ситуации как со стороны простых граждан, так и "экспертов". А также хотел бы сформулировать некоторые выводы и предложения по ЧС на НПЗ.    

12 октября на брифинге в СЦК о ситуации с дизельным топливом на вопросы СМИ отвечали вице-министр энергетики Асет Магауов, директор Департамента переработки нефти и нефтехимии АО "Национальная компания "КазМунайГаз" Дмитрий Макеев и заместитель директора Департамента газа и нефтегазохимии Минэнерго Даурен Абилхаиров.

Примечательно, что в этом году профильное министерство оперативно реагировало на все (даже незначительные) всплески общественного внимания к топливной теме, выступая на упреждение, что явно снижало уровень возмущений в соцсетях.

Некоторые вопросы СМИ, высказываний псевдоэкспертов меня настолько удивляли в этом году, что я либо писал развернутые "ликбезы" в facebook, либо включал их в свои аналитические материалы на портале inbusiness.kz.

Был неоднозначен один вопрос, который озвучили на прошедшей пресс-конференции. Модератор представила спикера так: "Марат Башимов, "Человек и закон". Наверное, есть такое СМИ, признаюсь честно, не встречал "на полках" в интернете. В пламенной речи Марат Советович вопрошал: "…что все время кивать, это частные заводы все (нефтеперерабатывающие), все заинтересованы в прибылях, давайте государственный завод сделаем, конкуренция будет". Еще чуть-чуть и можно было бы собирать митинг.

Так вот, напомню, что все 4 крупных завода под контролем государственной компании "КазМунайГаз": ТОО "Атырауский НПЗ" на 99,53% принадлежит КМГ, ТОО "Павлодарский НХЗ" - 100%, ТОО "ПетроКазахстан Ойл Продактс" - 49,72% (Шымкентский НПЗ), ТОО "СП" CASPI BITUM" - 50%.

Мифов вокруг НПЗ в Казахстане предостаточно, постараюсь в нескольких частях рассказать о каждом заводе, а в завершении представить возможные варианты их будущего.

Проектная мощность переработки ПНХЗ составляет 6 млн тонн в год. В 2020 году переработка составила чуть больше 5 млн тонн. В прошлом году нефтепереработка в РК превысила 15,8 млн тонн, то есть Павлодарский завод обеспечивает почти треть нефтепереработки страны. По итогам 2020 года ПНХЗ выплатил 46,4 млрд тенге налогов и платежей в республиканский и местный бюджеты. Доля налоговых платежей ПНХЗ в бюджете города Павлодар составляет 55%

К слову, в марте 2021 года я публиковал сравнение бразильской национальной нефтяной компании и процессов, происходящих в этой стране: "#Казнефть, часть 5. Может ли министр обороны стать главой "КазМунайГаза"? В Бразилии – да", а в ноябре 2019 года представил прогноз возможного будущего КМГ: "#Казнефть. Часть 3: Петролеус Де КазМунайГазос".

У материалов в общей сложности 32 тыс просмотров. Рекомендую к прочтению, чтобы сложить пазл того, что может случиться с КМГ лет через пять-десять.

1. Треугольник КМГ

28 октября КМГ выпустил релиз о досрочном завершении ремонтных работ на ПНХЗ: "В ходе ремонта на заводе осуществили замену колонны, ремонт линии водородсодержащего газа и кипятильника на производстве первичной переработки нефти, замену газохода печей, трансферной линии, сепараторов и сдвоенного теплообменника на производстве глубокой переработки нефти и ряд других работ".

Ремонтные работы на заводе в этом году переносили трижды, и я уж было хотел похвалить ПНХЗ за столь быстрые работы, как 2 ноября (вчера) был опубликован следующий релиз: "На Павлодарском нефтехимическом заводе после проведенного ремонта работ введены в работу все технологические установки, за исключением гидроочистки дизельного топлива (ГО ДТ). При запуске оборудования ГО ДТ выявлен дефект новой запасной части на компрессоре, которая ранее была заменена при ремонте. В настоящее время ведутся работы по устранению выявленной неисправности. Запуск установки гидроочистки дизельного топлива планируется с 6 ноября, что соответствует ранее запланированным срокам".

Напомню, завод был построен в 1978 году и является средним по старшинству из трех отечественных НПЗ: АНПЗ – 1945, ПКОП – 1985. В декабре 2017 года на ПНХЗ завершили модернизацию, в результате которой завод стал выпускать топливо класса Евро-4.

На официальном сайте ПНХЗ приводится такой абзац: "Приоритет для ПНХЗ сегодня – безаварийная работа предприятия с переработкой нефти в необходимых для нужд страны объемах, производство нефтепродуктов соответствующих требованиям нормативных документов, освоение выпуска авиатоплива марки Jet А-1 и зимнего дизельного топлива. Перенимая лучшие международные практики компании Honeywell на предприятии внедрены система технического обслуживания и ремонта оборудования с обеспечением надежности эксплуатации, позволяющая работать производствам с увеличенным межремонтным периодом".

Период межремонтных интервалов на казахстанских НПЗ еще летом подвергал критике Президент РК.

Получается, ремонтные работы на ПНХЗ завершены, но не совсем. Помните тот треугольник про ремонт квартиры: недорого, быстро, качественно? Шутка в том, что реальны будут только два пункта: если недорого и быстро – то некачественно. Если недорого и качественно – то долго. Если быстро и качественно, то должно быть дорого. А сколько вообще тратят на ремонтные работы наши НПЗ?

2. Непубличность ДЗОшек – риск для КМГ

Традиционно руководителей дочерних и зависимых организаций КМГ в стране особо никто не знает. Может, они не хотят попадать под прицел общественного мнения, может, сама Нацкомпания против такого внимания.

К большому сожалению, никто не знает и руководителей наших заводов. За исключением, пожалуй, Талгата Байтазиева и крутых авто его сына от тюнингового ателье Mansory, который переехал из РК, купив ОАО "Молдавский металлургический завод".

Сам Байтазиев сообщал СМИ, что не является покупателем завода, а лишь "кризисный руководитель", которого пригласили наладить производство и привести в порядок финансовую деятельность. Позже Байтазиев комментировал СМИ, что он не считает себя беглым казахстанским олигархом и не собирается покупать чешский футбольный клуб за 50 млн евро. К слову, он возглавлял Атырауский НПЗ восемь лет.

Я просмотрел биографию топ-менеджеров ПНХЗ. Генеральный директор - Алсеитов Оспанбек, 1964 г.р., кстати, 29 октября (спустя день после релиза о досрочном завершении ремонтных работ) у него было ДР. С 1992 года работает на ПНХЗ, начиная с должности оператора до директора, 2 года возглавлял департамент нефтепереработки  АО "КазМунайГаз – переработка и маркетинг", назначен первым руководителем ПНХЗ 22 декабря 2018 года. Большое количество наград. Полагаю, это действительно профессионал.

Алипбаев Саятай, 1969 г.р. Работает на заводе с 1993 года, с 16 сентября 2020 года - первый зам. Баймуханов Ермек, 1986 г.р., с сентября 2018 – зам по корпоративным функциям. Кужекбаев Дюсенбек, 1962 г.р., член Правления, в нефтеперерабатывающей отрасли с 1989 года. Аникина Оксана, 1977 г.р., член Правления с мая 2018 года.

Карибаев Асылбек, 1977 г.р., с октября 2019 года член Правления. Думаю, нефтегазовая отрасль знает Асылбека как грамотного руководителя, который начинал трудовую деятельность на заводе "ЛУКОЙЛ" в 1989 году, а также руководил ТОО "КазМунайГаз Өнімдері".

На сайте не нашел информацию о Наблюдательном совете ТОО, но, как правило, НС/СД дочерних компаний состоят из руководителей среднего и высшего звена самого КМГ.

Лично у меня нет вопросов к кадровому составу руководителей завода: даже краткая "пробежка" по биографиям не оставляет сомнений в их компетентности. Однако, в публичной сфере топ-менеджеров нет.

После ЧС на АНПЗ и критики Касым-Жомарта Кемелевича был сменен генеральный директор завода, но не команда управленцев.

В случае второй аварии на казахстанском НПЗ жертвоприношения одного ГД обществу, пожалуй, будет недостаточно. Все набросятся с заголовками "Проблема носит системный характер". Как я и подчеркнул в названии пункта: непубличность ДЗО – это риски для самих топ-менеджеров КМГ, на которых падет вал общественной критики.

Несколько лет назад после арестов в Минэнерго РК была такая шутка: самые опасные профессии в мире – человек-паук, космонавт и вице-министр энергетики Казахстана. Теперь к ним можно добавить и руководителей НПЗ.

3. Заводы – это Чернобыль?

Наверное, все смотрели популярный сериал "Чернобыль" от НВО, где очень четко был показан страх публично рассказать об аварии. Стоит отметить, что такая же ситуация повторялась и с АНПЗ в начале года. Соцсети и горожане уже знали об аварии, хотя официально это было озвучено позже.

Пожалуй, эти факты не стоит скрывать, поскольку вреда для экологии они не несут, но могут существенно влиять на панические настроения и приводить к ажиотажному спросу.

Годы, проведенные заводами в информационной тени, привели к общественному мнению: завод – это что-то легкое, всем понятное, ничего сложного там нет. В действительности, это сложные механизмы, бесперебойная работа 24/7, незначительный "вылет" одного процесса влияет на все остальное, но кто это знает? У нас до сих пор думают, что дизель – это отход нефтепереработки, который должен стоить дешевле бензина.

Уже устал приводить контраргументы. Та действительность, когда наш дизель стоил дешево и российское топливо было выше по качеству, уже прошла. Это высокотехнологичный продукт, во всех странах мира дизель стоит дороже бензина.

Важно понимать и то, что оборудование для завода, запчасти и др не производятся в Казахстане. Их приходится заказывать за рубежом. Вопрос, который возникает у меня: какие критичные запасные части, оборудование есть в наличии у завода или подрядчиков, а также сколько времени заняло бы изготовление при возможной аварии на одном из заводов?

При действующих Правилах закупок холдинга ФНБ "Самрук-Казына", возможно, подобный закуп был бы проблематичен. Но договоры, контакт с зарубежными заводами-изготовителями, "расширенная гарантия" быть должны. Возможно, есть и были. Но мы об этом не знаем. Может, и неположено знать. Однако, новая реальность такова, что заводы будут под пристальным вниманием.

4. Что будет в случае аварии?

В январе произошла форс-мажорная ситуация на АНПЗ. В СМИ сообщали о 20 попытках (в том месяце) запуска завода, но энергии не хватало. В результате технологического сбоя завод не выработал около 200 тыс тонн дизельного топлива, и мы все видели как это отразилось на внутреннем рынке к моменту начала ремонта ПНХЗ.

Сможет ли внутренний рынок пережить какую-либо новую форс-мажорную ситуацию? На сколько могут вырасти цены? Отдельный материал с возможной прогнозной моделью я опубликую позже.

Цены? Конечно, в этом случае вырастут. Нужно понимать, что любая экстренная ситуация всегда добавляет ажиотаж. К примеру, сейчас поставщики из России готовы продавать дизель и авиатопливо в РК только с премией к цене.

5. КСК, Акимат и Минэнерго

Знаете, сейчас в жилых комплексах Казахстана переходят от КСК и управляющих компаний к ОСИ (объединение собственников имущества). Наш жилой комплекс не стал исключением, и было создано ОСИ. На прошлой неделе в ходе ремонтных работ нанятые ОСИ сантехники что-то "набедокурили". В итоге в нашем доме упало давление, горячая и холодная вода текут слабо – видимо, что-то с насосным оборудованием или трубами.

Вопрос: виноват ли в этом Акимат? Нет. Акимат подает водоснабжение исправно.

Будет ли виновато ли Министерство энергетики в случае очередной или внеочередной аварии на НПЗ? Тоже нет. Минэнерго как профильное ведомство обеспечивает условия для загрузки казахстанских заводов нефтью, а что происходит на заводах – это уже другая сфера ответственности.

Министерство не контролирует финансово-хозяйственную деятельность нефтеперерабатывающих заводов или других ДЗО КМГ (дочерних и зависимых организаций). Хотя в сложившемся общественном "понимании" Минэнерго ответственно за всё.

В одном из материалов я приводил аналитику по странам ОПЕК и их структуре управления отраслью, где писал: в некоторых странах Министр энергетики является Председателем Совета директоров нацкомпании, что обеспечивает тесную связь и развитие отрасли (этих стран). Возможно, со временем мы придем к этой модели.

6. Краткие выводы

А. Очень важно наладить коммуникации. Новости о происшествиях на заводах и других объектах общество должно узнавать от первоисточника, а не из анонимных телеграмм-каналов и смс в мессенджерах. Пример АНПЗ примечателен: сначала появились сообщения о ЧП на заводе, потом стали гулять видео с горящими факелами (сжигали по производственной безопасности процессов), и лишь спустя время подтвердили эту информацию.

В. Многократно в выпусках своей авторской программы "Байдильдинов. Нефть" на Atameken Business я говорил о непубличности заводов и их руководителей: за 5 лет официальных и неофициальных приглашений на программу ни один представитель НПЗ не приходил и не рассказывал о деятельности заводов, модернизации, планах и др. Это создает риски для самого "КазМунайГаза". Кто будет отвечать на вопросы и за последствия аварии, если никто в стране не знает руководителей предприятий?

Общество будет требовать публичное жертвоприношение топ-менеджеров КМГ. Справедливо ли это? Разве первые руководители ДЗО не должны нести ответственность и быть публичными? Между прочим, Нацкомпания планирует в 2022 году выйти на IPO.

С. При недостаточности ГСМ для внутреннего рынка, безусловно, мы увидим новый виток роста цен. Однако, в случае каких-либо ЧС – должны ли владельцы завода компенсировать и абсорбировать убытки экономических субъектов и автовладельцев? К примеру, обеспечив рынок выпадающими объемами ГСМ не по ценам импорта, а в рамках внутренних цен на период ремонта?

Если Вас плохо постригли в барбершопе, правильно ли будет с их стороны, если администратор предложит скидку на следующие посещения? Думаю, да.

D. Произошедший в начале года и осенью кризис на рынке нефтепродуктов вновь подтверждает, что мелкий и средний бизнес в нефтетрейдинге не решит проблем. В октябре я опубликовал материал "#Казнефть, часть 13. Эволюция Борна: что будет с нефтетрейдерами?", где приводил опыт развития крупнейших мировых трейдеров, которые начинали с нефти и дошли до широкого круга сырьевых товаров и продовольствия с оборотами в сотни миллиардов долларов.

Сейчас мы видим, что российские производители готовы продавать нефтепродукты казахстанским компаниям только с надбавкой к нетбэку (экспортная цена за вычетом транспортировки и сборов), то есть ажиотаж и дефицит обернулся для казахстанских сетей более высокими ценами закупа.

Никаких ограничений на ввоз топливо в РК нет, даже мы с Вами можем спокойно купить партию нефтепродуктов и ввезти в Казахстан. Более того, Министерство энергетики еще в прошлом году предусмотрительно заложило в индикативный план с Российской Федерацией закуп 500 тыс тонн дизельного топлива (за 10 месяцев выбрано около половины из этого объема).

Как можно было избежать текущего ажиотажа? Крупный бизнес мог бы подписать долгосрочные соглашения с российскими поставщиками и ежемесячно выбирать небольшие объемы, в некоторые периоды работая в минус из-за наших низких цен, но по итогам года компенсировав эти убытки более высокими ценами, стабилизируя внутренний рынок.

Естественно, никакой мелкий бизнес в нефтетрейдинге не способен на такие варианты, ведь он нацелен лишь на краткосрочную выгоду.

Только крупный бизнес с серьезным оборотным капиталом, кредитным рычагом и грамотной аналитикой смог бы справиться с такой ситуацией.

E. От государственного к частному. Смотрите, случилась авария на АНПЗ в начале этого года, на ПНХЗ пока не ввели в строй некоторую часть оборудования, а что с ПКОП? А там все норм, ремонтные работы прошли в плановом режиме.

При содействии ТОО "ПетроКазахстан Ойл Продактс" в сентябре даже запустили новое нефтехимическое производство – завод по производству метил-трет-бутилового эфира (ТОО "Шымкентская химическая компания").

При этом подчеркну: цены ремонтных работ, стоимость эксплуатации заводов в целом – это довольно-таки секретная информация. Я не встречал ее в открытом доступе. Однако, при каком-либо ЧП на ПНХЗ мы получили бы две аварии на нефтеперерабатывающих заводах в течение одного года.

И это вернуло бы к извечной дилемме "госкомпании – плохие собственники?". Акционерами ПКОП являются китайская CNPC и КМГ (49,72%), первый руководитель – Цзян Ши. Если на ПКОП все идет в плановом режиме, означает ли это, что Шымкентским НПЗ лучше управляют? В предыдущие годы озвучивался план по приватизации наших НПЗ для дальнейшего развития отрасли. Этот вопрос может быть вновь актуализирован.

Как видите, тема НПЗ обширна, каждому из заводов постараюсь посвятить публикации с анализом производственных мощностей, финансовой отчетности, особенностей и др.

P.S. После возникших проблем в нашем доме с насосным оборудованием, ОСИ поставило вопрос о новом целевом сборе с жителей. А какой "целевой сбор" за ремонт НПЗ платим мы?

Олжас Байдильдинов

×