#Казнефть, часть 20. О чем сказал министр энергетики: 180 дней спустя

4 февраля прошел "нетрадиционный" брифинг министра энергетики в СЦК. Нетрадиционным его можно назвать из-за отсутствия уже привычной приставки "экстренный". Краткий анализ тезисов и мои прогнозы.

#Казнефть, часть 20. О чем сказал министр энергетики: 180 дней спустя

Что ж, цены снижены и заморожены на 180 дней, производители газа в убытках, минэнерго и другие государственные органы думают и моделируют будущую структуру топливного "рынка".

Брифинг проходил в онлайн-формате, Болат Акчулаков выходил на связь из здания минэнерго (насколько я понял), с обеда 4 января видео набрало 1,3 тыс. просмотров, что подтверждает мою оценку – ничего экстренного сейчас не происходит (в предыдущий раз за полдня набиралось свыше 8 тыс. просмотров).

1. Результаты года для нефтепродуктов

Объем переработки нефти составил 17,03 млн тонн (+7,7% к 2020 г.). Производство бензинов всех марок составило 4,8 млн тонн (+7,3%), дизельного топлива – 4,9 млн тонн (+7%), авиатоплива – 587 тыс. тонн (+34%), мазута – 2,4 млн тонн (+16,6%).

В 2022 году планируется переработать 17,9 млн тонн. Отмечу, что суммарная мощность наших трех крупнейших НПЗ составляет 17,5 млн: АНПЗ – 5,5 млн тонн в год, ПНХЗ и ПКОП – по 6 млн тонн.

Есть еще Caspi Bitum в г. Актау с проектной мощностью 1 млн, а также небольшие мини-НПЗ. Однако можно сказать, что уже в ближайшем будущем мы столкнемся с дефицитом перерабатывающих мощностей. Об этом я напишу отдельный обстоятельный материал.

2. Дефицита не будет

На начало февраля остатки ДТ в РК превышают 300 тыс. тонн, Аи-92 – почти такая же цифра. Будет создан НЗ для предотвращения дефицита топлива, в основном на площадках нацкомпаний КМГ и КТЖ.

Топливо для посевной кампании начнут отгружать на месяц раньше, чтобы избежать ажиотажа. По прогнозам министерства, мы не столкнемся с дефицитом топлива в 2022 году.

Напомню, что сжиженного газа для отопления частных домов нет в столице с начала января (не автогаза), к чему это приведет в долгосрочной перспективе, я публиковал ранее в материале "#Казнефть, часть 16. Казахстану нужна топливная/энергетическая девальвация – нас накроет дефицит бензина".

Раскрою и тот факт, что министерство в целом не располагает объективными цифрами по складским запасам топлива на нефтебазах – в экстренных случаях этот расчет ведут по данным телефонного/ватсапного опроса нефтебаз.

Сейчас планируется к внедрению система учета остатков по всей республике, которая сможет в онлайн-режиме показывать реальные запасы. Но это требует вложений со стороны нефтебаз, а значит, их услуги могут подорожать.

3. На повестке дня вопрос расширения ПКОП

В связи с тем, что Казахстан через некоторое время упрется в потолок производства нефтепродуктов, министерством рассматривается вопрос расширения мощности ПКОП с 6 до 12 млн тонн.

Каких-либо сумм, естественно, никто сейчас не назовет, но мы помним, что ранее назывались суммы строительства нового НПЗ – $6-8 млрд. Вероятнее всего, сумма инвестиций в расширение ПКОП будет около 3-4 млрд в твердой валюте.

Окупаться при текущих ценах внутреннего рынка они, конечно же, не будут. Это означает, что по мере приближения к потолку производственных мощностей Казахстану придется первые годы импортировать дорогое топливо из РФ, где 92-й бензин стоит в среднем 280 тенге за литр (на 100 тенге дороже, чем у нас), а затем все равно платить больше, так как строительство нового завода/расширение действующего – это довольно крупная сумма.

К слову, на днях 92-й бензин в Кыргызстане шагнул за 300 тенге.

4. По АЭС определенности нет

Несколько раз журналисты задавали вопросы по поводу строительства атомной электростанции, но министр ответил, что пока какой-либо точной информации нет, вопрос на рассмотрении.

В предыдущих материалах и программе "Байдильдинов. Нефть" на Atameken Business мы с экспертами отрасли неоднократно говорили о необходимости скорейшего решения вопроса. Строительство атомной станции займет не менее 7-8 лет, и, даже если начать подготовительные работы прямо сегодня, Казахстан все равно столкнется с дефицитом электроэнергии раньше этого срока даже без учета майнеров.

К слову, ориентировочный тариф на электроэнергию АЭС составит примерно 40-50 тенге за 1 кВт*ч при инвестициях в станцию около $7-8 млрд.

5. Государство не субсидирует газ, в убытках – производители газа

Вопросы по сжиженному газу касались цен и нового завода. По ценам было сказано то, что я обосновывал на конкретных цифрах – производство газа убыточно при текущих ценах. Болат Уралович, как и Магзум Маратович, отметил, что себестоимость сжиженного газа на заводах доходит до 100 тыс. тенге за тонну.

Отмечу, что сами нефтегазовые компании поставляют газ на внутренний рынок по ценам не просто кратно ниже мировых, а ниже себестоимости.

Это озвучил и президент нашей страны 5 января:

"Важно понимать, что постоянно продавать себе в убыток никто не будет, страна может остаться без инвестиций в газовую и газоперерабатывающую отрасли и, соответственно, без газа".

Министр подчеркнул, что государство не субсидирует цену на газ. Хотя правильно было бы озвучить вопрос по-другому: сколько теряет "КазМунайГаз" на сдерживании этих цен, ведь именно КМГ в рамках социальных обязательств принял на себя консолидацию этих убытков. Такую цифру еще никто не озвучивал.

В моем материале от 4 января я приводил ориентировочный расчет годовой суммы убытков КМГ в размере 81-135 млрд тенге: "#Казнефть, часть 18. "КазМунайГаз" потеряет около 15 млрд тенге из-за снижения цен до 50 тенге за литр в Мангистауской области. Коротко о важных моментах по рынку сжиженного газа".

6. КазГПЗ и новый завод

Был задан вопрос о возросшей сумме инвестиций в строительство нового завода по производству сжиженного газа со 147 млрд до 168 млрд тенге, на что был ответ о возможной курсовой разнице, так как предварительный расчет был сделан несколько лет назад.

В действительности за это время в мире подорожали и металл, и компьютерные платы, и многое другое. Я считаю, что стоимость завода составит $500-600 млн.

По КазГПЗ, естественно, было вновь подчеркнуто, что это старый завод (ему 50 лет), износ оборудования превышает 90%. Если бы кто-то принял ставку на серьезную аварию на заводе – я бы сделал такую ставку, так как несколько аварий уже происходило. Это техника, это оборудование – поломки и аварии при таком износе и ручном управлении неизбежны.

В предыдущем анализе по газу я детально рассматривал этот завод и баланс производственных мощностей, так вот, на мощности КазГПЗ приходится 80% от потребления сжиженного газа в Мангистауской области. Авария на заводе и продолжительное устранение последствий могут вылиться в жесткий кризис.

Завод принадлежит нашей нацкомпании. Почему у нас нет новых заводов? Ответы на это я пишу и озвучиваю в СМИ с 2019 года – цены на внутреннем рынке убыточны, при таких ценах и регулировании ни один инвестор строить завод не станет.

7. Биржевые торги были ошибкой

Биржевые торги сжиженным газом были, в целом, названы ошибочными. Тут следует пояснить: торги начались в 2019 году с 5% от объемов внутреннего рынка и постепенно росли. С 2022 года на биржи/электронные торговые площадки планировалось вывести 100% от объемов внутреннего рынка.

Времени, в общем-то, на корректировку механизма у всех госорганов было предостаточно – 3 года, но сейчас преобладает мнение, что нельзя было выводить сжиженный газ на торги. "Почему же", – спросите вы? Да потому, что сжиженный газ у нас в дефиците (улыбаюсь).

Выводили на биржу сжиженный газ, чтобы внедрить рыночные механизмы ценообразования, а теперь введены предельные розничные цены ниже себестоимости.

Что будет через 180 дней? Посмотрим. Мои прогнозы вы знаете.

8. Где Байдильдинов?

Журналист из "Экспресс-К" задал вопрос о моих прогнозах по дефициту сжиженного газа в начале января, на что был лаконичный ответ, что Олжас Байдильдинов больше не возглавляет проектный офис "Адалдык Аланы".

Об этом я написал в фэйсбуке и своем телеграмм-канале "Байдильдинов. Нефть": с февраля офисом руководит уполномоченный по этике Министерства энергетики РК.

Хотите шутку? Раньше мне приходилось просить и уговаривать СМИ не титровать меня в качестве внештатного советника министра, так как это мои личные прогнозы и оценки – в публичной нефтегазовой аналитике я с 2009 года.

Но теперь другая подпись на горизонте (смеюсь): экс-советник министра. Прошу представлять меня как эксперта нефтегазовой отрасли или ведущего авторской программы.

9. Что изменится?

В завершение брифинга Диана Матвеева из "Орда KZ" задала вопрос: "Чем эти инициативы отличаются от того, что делали раньше? Раньше ведь тоже были какие-то инициативы, но дефицит все равно сохранялся… Чем Ваши меры отличаются кардинально от того, что было, и почему они будут более эффективны?"

В действительности это риторический вопрос, и пространства для маневра уже нет. После 180 дней низких цен люди начнут требовать продолжения банкета – это отбросит всю работу по внедрению рыночных механизмов ценообразования на несколько лет назад, а более сильный удар придется по информационному разъяснению всей сложной ситуации на топливном рынке, которую я, зачастую в одиночестве, веду уже много лет.

10. Совет от общества

На встречах и совещаниях в министерстве я всегда задавал вопрос: что мы будем делать с общественным советом? Это настолько секретная и законспирированная организация в рамках минэнерго, что никто о ней не знает, а состава членов вообще нет на официальном сайте. При этом я знаю, что около 70-80% общественного совета составляют сами сотрудники министерства.

1 февраля на сайте МЭ РК появилось объявление о "Конкурсе по отбору членов рабочей группы по формированию нового состава общественного совета". Ну, может, в 2022 году наконец-то страна узнает о его существовании.

P.S. Люди не понимали взаимосвязи между себестоимостью топлива как товара и его ценой, привыкнув к низким ценам. Изменить это сознание со второй попытки? А, может, бросить это и уйти в закат? Ведь я уже расписал все сценарии на ближайшие годы…

Нет) Моя точка зрения не зависит от общественных позиций при государственных органах: цены убыточны – это мешает развитию нефтегазовой и энергетической отраслей, в конечном итоге отсутствие инвестиций и госрегулирование приведут к дефициту топлива.

Мои аналитические материалы по-прежнему будут выходить на Inbusiness.kz, программа "Байдильдинов. Нефть" также выходит на телеканале.

P.P.S. А представьте, на Netflix или HBO выйдет сериал "180 дней спустя" про казахстанский топливный кризис. Именно такой сериал с остро закрученным финалом нас ожидает в этом году. В ближайшее время опубликую предложения по реформам в отрасли.