/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 26 963,08 РТС 1 397,73
Hang Seng 26 826,59 FTSE 100 6 813,29
KASE 2 302,72 Brent 50,74

Китайская мина для нашего кабмина

Не постигнет ли все китайские проекты в Казахстане участь ASTANA LRT?

06 Февраля 2020 08:00 4281

Китайская мина для нашего кабмина

Автор: Виктор Верк

Коронавирус. Нынче эта зараза определяет модель поведения всего человечества. Каждый день информагентства передают сообщения о том, как мировая экономика реагирует на наступление китайской пневмонии по всему фронту. На 20% сокращено потребление китайцами нефти, на 7-8% – меди, цинка, хрома и никеля. Серьезные убытки несут транспортные компании и туроператоры. «Пандемия коронавируса будет «черным лебедем» похуже событий, вызвавших мировой финансовый кризис и Великую рецессию 2008-2009 годов», – вангует старший экономист Международного рейтингового агентства Moody's Джон Лонски. – И, в отличие от финансового кризиса, на этот раз власти ограничены в возможностях исправить ситуацию».

Чем грозит все это Казахстану? В правительстве, судя по всему, нет однозначного ответа. С одной стороны, от импорта из Поднебесной мы зависим не так остро, как еще лет пять-семь назад. По большинству статей товарного экспорта в Казахстан Пекин проигрывает Москве. Есть несколько исключений, например компьютеры и комплектующие к ним, текстиль или, скажем, плоский прокат. Но в целом потери от сокращения и даже прекращения китайских поставок восполнимы. Во всяком случае, такова официальная позиция кабмина, выраженная в минувший вторник. Министр торговли и интеграции Бахыт Султанов, общаясь с прессой в кулуарах правительства, старался продемонстрировать уверенность:

«Это влияет не на убытки, а больше на потерю будущей прибыли, потому что мы Китай только осваиваем. С точки зрения влияния продуктов питания, то доля китайского импорта по этой линейке товаров составляет всего лишь 0,1% на казахстанском рынке. Даже если в силу определенных причин будет ограничение или не будет поставок на рынок Казахстана, то никакого влияния на цены не будет».

В то же время на вопрос, просчитывались ли убытки транспортников и тех же туроператоров или торговцев-челночников от закрытия границы, он ответил отрицательно, добавив пассаж в фирменном стиле чиновника:

«В целом мировая торговля будет страдать, и рынки колеблются. Поэтому, конечно, определенное влияние будет, в силу того что по всему миру и авиакомпании терпят убытки, и люди вынуждены срывать свои командировки и поездки, это и на туристический потенциал влияет, и на тех же челночников».

Надо отдать должное правительственным мужам – они в совершенстве освоили искусство рассуждать о проблеме «в мировом масштабе», не говоря ничего вразумительного о том, как она отразится на стране.

Впрочем, одно конкретное заявление г-н Султанов все-таки сделал, и оно, надо признать, озадачивает.

«Для перемещения товаров никаких ограничений нет. Например, по продуктам, поступающим через электронную торговлю, есть заявление специалистов, что перемещение товаров не будет влиять на распространение вируса. Распространение связано только с перемещением и взаимодействием людей. На сегодня граница по перемещению товаров не закрыта. Контракты, которые были заключены, продолжают работать», – сказал министр.

Если верить сообщениям из соседней России, то там свою границу с Поднебесной закупорили наглухо. Более того, вице-спикер госдумы Владимир Жириновский предлагал временно закрыть и российско-казахстанскую границу, через которую на автобусах беспрепятственно проникают в Россию как сами китайцы, так и их товары.

При всей эксцентричности Владимира Вольфовича его инициатива на первый взгляд не лишена здравого смысла, хоть и нуждается в маленьком уточнении: неплохо было бы еще «временно» депортировать несколько миллионов китайцев, постоянно живущих на российском Дальнем Востоке и в Сибири. К слову, именно среди них обнаружены два человека, зараженных коронавирусом, на территории северного соседа.

Между тем, судя по жалобам торговцев на рынках Алматы, в поставках китайских товаров либо наметились перебои, либо эти поставки прекратились совсем. Значит, слова Султанова об открытой границе и работающих контрактах касаются крупных совместных проектов. На сегодняшний день у Казахстана и Китая есть 55 совместных проектов на общую сумму $27,5 млрд. Они реализуются в сфере машиностроения, индустрии, агропромышленного комплекса, химической и фармацевтической промышленности, нефтегазовом секторе, в энергетике и других отраслях. (В результате среди крупнейших инвесторов в экономику Казахстана Китай занимает четвертое место после Нидерландов, США и Швейцарии.)

Что будет с этими «стартапами»? Не постигнет ли их в конечном итоге незавидная участь ASTANA LRT? Ведь даже если китайским медикам удастся сравнительно быстро изобрести вакцину против вируса и победить его, то произойдет это не раньше 2021 года. Что будет к тому времени с китайской экономикой, которая еще до вируса заметно сбавила обороты? Оправится ли Поднебесная от экономических и финансовых потерь настолько, чтобы продолжить начатое в Казахстане?

Кто-то скажет: 27,5 млрд долларов – меньше половины потерь, понесенных всей мировой экономикой от атипичной пневмонии. Но то была другая мировая экономика, в которую КНР вписалась куда меньше. С 2002-2003 годов, когда свирепствовала «атипичка», объем китайской экономики увеличился в девять раз (до $15 трлн, а доля страны в мировом ВВП – более чем вчетверо (до 17%).

Если выросший, как на дрожжах, китайский «слон» даже не упадет, а хотя бы оступится, что будет с его соседями – особенно ближайшими – по мировой «посудной лавке»? Вот главный вопрос, волнующий нас сегодня. Впрочем, его можно поставить и более конкретно: что делать Казахстану, если мировая цена бочонка нефти стараниями коронавируса упадет значительно ниже заложенных в бюджет $55? Чего тогда будут стоить все токаевские реформы и обещания – такие правильные и своевременные? Вряд ли у правительства Аскара Мамина есть ответы на эти судьбоносные для страны вопросы. А сейчас, когда президент поручил премьеру разработать для экономики «антивирусный» план, кабмин и вовсе не станет копать так глубоко: не время, товарищ, – война с вирусом!

Самое печальное, что готовых рецептов нет не только у чиновников. Смертоносная зараза, похоже, выбила из колеи и так называемое экспертное сообщество. Суть их «рекомендаций» незатейлива: нужно думать, как смягчить последствия дешевеющей нефти и извлекать «краткосрочные выгоды» из отсутствия (полного или частичного) импорта из Китая. Если имеется в виду шанс развить импортозамещение, то дело, конечно, хорошее. Но долгое. За это время китайцы успеют не то что извести этот вирус – «заведут» новый…

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: