«Любимый раджа» Миттал добивает не только Кармет, но и Карагандинский угольный бассейн

29 Апреля 2021 11:01 40460

«Любимый раджа» Миттал добивает не только Кармет, но и Карагандинский угольный бассейн

Автор: Олег Гусев

Однако правительство делает вид, что все в порядке.

Прежде чем рассказать о том, как великий сын индийского народа ударными темпами превращает в прах казахстанский и один из крупнейших в мире угольных бассейнов, который по запасам угля после Кузбасса и Донбасса занимал третье место в СССР, стоит отметить, что 17 апреля наше прекрасное правительство должно было ответить на запрос мажилисмена Альберта Рау, поданный им 17 марта.

В этом официальном обращении Альберт Павлович уже в который раз обратил внимание кабмина на плачевное состояние «АрселорМиттал Темиртау» и просил провести государственный технический аудит производственного комплекса «АМТ».

В положенный месячный срок правительство не ответило. Согласитесь: на фоне многочисленных аварий и смертельных случаев на шахтах и комбинате правительство никак не может ответить так же быстро и не менее смехотворно, как оно отвечало раньше:

«В целом вопросы деятельности «АрселорМиттал Темиртау» находятся под постоянным контролем правительства».

Но и ответить по-гоголевски: «А подать сюда Лакшми Миттала!» – правительству страшно. Поэтому и ответ его к новой дате – 17 мая – должен быть составлен по другим, не менее классическим канонам: с пышными оборотами царского режима типа «Милостиво повелеть соизволил» и «Они что там – все с ума посходили? Полыхаев».

«К нам приехал, к нам приехал Лакшми Миттал дорогой»

Но тут, наконец-то, слухи о приезде Миттала стали явью, и вновь он посетил тот уголок, откуда начался его восход.

Скриншот с сайта Акорды

Итак, ничего принципиально нового Миттал не сказал.

«Улучшение экологических показателей и сокращение выбросов на 30% к 2024 году» – этот псевдоплан гендиректор «АрселорМиттал Темиртау» Биджу Наир представил 20 апреля текущего года.

За громкими словами «модернизация ТЭЦ-2» на самом деле спрятали всего лишь строительство одного – седьмого котла.

Ну а «инвестиционная программа, направленная на модернизацию производства» – это такое же откровенное вранье, как и сказки про 2,5 млрд инвестиций.

В общем, сливайте воду и заказывайте отходную панихиду – на Карагандинском металлургическом комбинате теперь можно официально ставить крест.

Однако летопись убийства Кармета не была бы полной без еще одной главы.

деИНДУСтриализация шахтерского края

Специально для министерства индустрии, которое ввиду отсутствия в МИИР реальных специалистов совершенно не владеет ситуацией на местах, расскажу о результатах работы величайшего индийского менеджмента в угольном департаменте «АМТ».

В 1996 году Лакшми Миттал на блюдечке с голубой каемочкой получил 15 шахт Карагандинского угольного бассейна.

Вскоре шахт осталось всего 8.

На конец апреля 2021 года в работе только половина.

Шахта «Саранская» не работает ввиду сложных условий по выезду монтажной камеры, там до сих пор нет нормальной производственной цепочки из-за пожара на конвейере 12 марта 2021 года. И стоять она будет до конца июня. Соответственно, уже сложился дефицит угля марки КР – коксовый рядовой, применяемого в шихте.

Шахта Кузембаева, на перемонтаже – переносе оборудования с одного участка на другой, переход от проходки к выработке, ее запустят в июне.

Шахта «Тентекская» встанет на 3 года: ее переориентировали на пласт Д-6, в то время как проходка на тонких пластах Д-1 и Д-11 остановлена. И теперь, для того чтобы добывать уголь на Д-6, нужно подготовить лаву, на что и уйдут эти 3 года. Причем выработается она за 1 год.

Шахта «Абайская» тоже скоро встанет. Готовить лаву К-18 им не дали, поэтому будут готовить другую, на что уйдет полтора года.

Итак, из восьми арселоровских сейчас стоят или в ближайшие дни остановятся четыре.

А как была поставлена добыча карагандинских углей при «тоталитарном социализме»? Один пласт угля вырабатывают, второй параллельно готовят к выработке. Так и переходили с одного на другой. Без нынешних остановок добычи на 2-3 года.

Сейчас же по команде индусов выбирают только «сливки», не заботясь о завтрашнем дне, и не отрабатывая тонкие пласты.

Назад в будущее

Еще в 2017 году, когда наша война с иностранным менеджментом «АрселорМиттал Темиртау» за казахстанские кадры и национальную промышленность была в самом разгаре (а ее итогом стало осуждение и депортация директора по персоналу Анны Адом), мы встречались с работниками угольного департамента «АМТ». По известным причинам не буду называть фамилии и должности. Как говорил Фима Петров из легендарной «Ликвидации»: «Они не хотят, чтобы их портреты печатали в газете «Правда».

Вот тезисы той беседы, состоявшейся в марте 2017 года:

«Добыча дается не одним годом – она планируется как минимум на 3-5 лет. Под эти объемы добычи угля планируется проходка – подготовка шахты к добыче угля. Чтобы не получилось так: мы весь уголь выберем, а подготовленных запасов нет. Что, кстати, нам сейчас и грозит.

По каждому пласту есть так называемая удельная проходка, например, на добычу одной тысячи тонн мы должны пройти 4-5 метров проходки.

Проходка, в свою очередь, делится на капитальную и вспомогательную – для транспорта, для проветривания и т. д., чтобы подобраться непосредственно к углю. Когда мы их пройдем и подготовим, то только тогда начинаем готовить эксплуатационную лаву – непосредственное место добычи угля.

С учетом перспективы, а на 2017 год надо добыть 11 млн тонн, на 2018 год – 12 млн тонн и т. д., мы и рассчитываем проходку и должны подготовить определенное количество метров.

В 2016 году для добычи 10,125 млн тонн мы должны были пройти 55 км, а прошли 46,43 км – это минус 8,57 км.

В 2017 году с проходкой будет еще хуже: если мы пройдем 40 км, то это будет хорошо. Но мы получим минус 20 км к тем прошлогодним 8,57 км. И если мы каждый год будем так минусовать, то мы дойдем до остановки шахт (что сейчас и произошло. – Прим.)

На 1 марта 2017 года мы имели 4,8 млн тонн подготовленных запасов, а план на этот год – 11 млн тонн. То есть мы более чем в два раза отстаем по проходке!»

И этого факта никто, кроме самих суровых шахтеров не видел?

«Что говорит руководство? А они это знают. Но нынешнее руководство – сплошь теоретики. Им сложно понять, что проходку нужно подтвердить инвестициями, оборудованием и людскими ресурсами.

Чтобы в ближайшей перспективе не остановить добычу угля в Караганде, нужно минимум полтора года напряженной работы с проходкой по 60 км.

Но никакого развития в угольном департаменте нет. В 2021 году они поднимутся и уйдут, благополучно выкачав последнее».

Выше выдержка из министерской справки, где обозначены сроки действия контракта на недропользование по добыче угля. И заканчивается он через 9 месяцев – 21 января 2022 года.

Но продолжим рассказ из марта 2017 года:

«Точка невозврата уже пройдена. Даже если сейчас деньги дадут, людей и техники нагонят, мы физически нагнать уже не сможем. Если по породе скорость 100 м в месяц, то 500 м мы уже не сможем дать.

Такое впечатление, что в министерстве инвестиций и развития, а так же в министерстве экономики, руководители живут в параллельной реальности, и понятия не имеют о проблемах на местах. Там болашаковцы. Они грамотные, умные, но у них нет практического опыта. И, самое страшное – они не слушают практиков, не ездят по производствам. Раньше все чиновники «по земле ходили» – посещали шахты и заводы, владели реальной ситуацией.

О будущем сегодня никто не думает. В чем разница между экспатами и местными сотрудниками? Мы – специалисты, ответственные перед социумом, перед своей землей. Мы же не будем принимать такие решения о сокращении километража выработки, потому что знаем, чем это грозит всему региону. А они со спокойной совестью их принимают, потому что 2-3 года отработают и уедут. И им наплевать, что останется после них. Но разгребать все это придется нам».

«Передайте государю, что в Англии ружья кирпичом не чистят!»

Итак, подведем итог. Еще в 2017 года местные грамотные управленцы угольного департамента «АрселорМиттал Темиртау» пытались докричаться до руководства компании и до наших властей, что шахты подходят к точке невозврата. Пытались убедить, что если не увеличить проходку, то шахты встанут из-за отсутствия подготовленных полей. Нельзя требовать от трамвая перевозок, если предварительно не проложить рельсы!

И в апреле 2021 года мы пришли к тому, что половина арселоровских шахт останавливается: не было инвестиций – не стало проходки – нет подготовленных лав – остановка шахты – закуп угля за рубежом. И контракт на недропользование заканчивается.

«У тебя сколько классов? Цельных три? Должен скнокать», – обратился к Моте Давид Маркович Гоцман.

Но ни наше правительство, ни тогдашнее руководство компании скнокать не смогли. Вернее, не захотели.

В 1986 году Карагандинский металлургический комбинат, не имея установки печь-ковш, не имея машин непрерывного литья заготовок, не имея линий оцинкования, сделал 5,7 миллиона тонн стали. И ему с лихвой хватало карагандинских углей.

Сейчас «АрселорМиттал Темиртау» с вышеперечисленным «инновационным оборудованием» едва-едва делает 3 млн тонн стали.

Это данные по запасам Карагандинского угольного бассейна из энциклопедии «Карагандинская область», Алма-Ата, 1986 год.

И, имея все это богатство «АрселорМиттал Темиртау» – компания, базирующаяся в угольной столице Казахстана, покупает на стороне 30 тыс. тонн кокса и от 30 до 50 тысяч тонн коксующегося угля в месяц.

Точка невозврата по шахтам уже пройдена. По металлургическому комбинату мы ее как раз сейчас и проходили. А с пустопорожней болтовней Миттала стало ясно, что мы ее прошли 28 апреля 2021 года.

Автор был свидетелем индустриализации Великой степи: его семья в 1969 году приехала из Кордая в Темиртау строить Казахстанскую магнитку. А в 1984 году он сам пришел работать в цех белой жести. И мамин брат Юра, и сестра Нина Толубаева с мужем и их дочерью Татьяной до пенсии проработали на комбинате.

Сейчас я с ужасом наблюдаю, как в результате целенаправленной вредительской деятельности гражданина иностранного государства и транснациональной корпорации Степь возвращается в свое первоначальное состояние. А ведь у руководства компании еще есть нехорошие мысли по поводу закрытия шахт «Абайская» и «Тентекская», что уничтожит город Абай и ускорит исход граждан Казахстана из региона.

Но, как это часто бывало в Великой степи, хан всего этого не видит. Это видит только акын.

P. S. А запрашиваемого Альбертом Рау технического аудита производственного комплекса «АрселорМиттал Темиртау» теперь точно не будет: Миттал же в сотый раз пообещал инвестиций.


Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора

Материалы по теме:

×