Маневры от Нацбанка или кредиты на заморозку?

25 Июля 2019 09:54 4829

Маневры от Нацбанка или кредиты на заморозку?

Автор: Марат Каирленов

На последнем заседании правления Нацбанка от 15 июля 2019 г. было принято решение оставить базовую ставку на прежнем уровне. Вместе с тем в денежно-кредитной политике страны отмечаются существенные изменения, определяющие сокращения кредитования.

Рассматривая факторы, которые определяют текущие решения по ДКП, можно отметить следующую ситуацию.

Прежде всего это нарастание инфляционного давления, что особенно ярко проявляется в росте цен на продовольственные товары. Например, темпы роста цен на продовольственные товары с прошлого года удвоились – с 4% в июне 2018 г. до 8,2% в текущем году. Почему это важно? Потому что рост инфляции не только определяет недостижение целей по инфляционному таргетированию, но и, что особенно критично в текущей ситуации, существенное снижение реальных доходов населения.

В части возможностей влияния ДКП НБРК на уровень инфляции можно выделить два основных канала – курс тенге и кредитная активность.

Рассматривая курс тенге, можно отметить, что, несмотря на рост цен на нефть за первое полугодие 2019 г. на 20%, курс тенге к доллару укрепился лишь на 1%. Данная ситуация, видимо, связана с динамикой оттока капитала из страны. Так, за I квартал 2019 г. этот показатель составил $3,37 млрд, что является рекордным показателем за последние четыре года. Для сравнения, годом ранее был приток капитала в $167 млн т. е. рост более чем в 20 раз!

Как следствие, золотовалютные резервы (ЗВР) НБ РК сократились за I квартал 2019 г. на $3,5 млрд. По оттоку капитала данных за II квартал пока нет, но ЗВР за II квартал 2019 г. выросли на $0,9 млрд. Однако на фоне текущей динамики общественно-политического развития в нашей стране, что во многом определяет уровень рисков, сложно ожидать существенного притока капитала в страну. Достаточно вероятной представляется ситуация с продажей валюты со стороны квазигосударственного сектора или частных крупных игроков, возможно, под гарантии со стороны НБ РК (через заключение СВОП или фьючерсных сделок и т. д.) для поддержания курса тенге. Однако надо полагать, что такое наращивание ЗВР достаточно сложно и дорого.

Эта логика подтверждается и динамикой курса тенге к находящемуся под практически постоянной угрозой новых санкций российскому рублю. Тенге ослаб к рублю за первое полугодие на 8,6%. С учетом того, что мы с Россией входим в ЕврАзЭС и имеем границу длиной в 7,6 тыс. км, очевидно, что данное снижение тенге к рублю "выльется" в существенное повышение цен. Очевидно, что это понимают и государственные топ-менеджеры, ответственные за экономическую сферу, но добиться укрепления тенге к российскому рублю, видимо, не могут.

В этих условиях Нацбанк сделал ставку на сдерживание инфляции за счет сокращения банковского кредитования населения и реального сектора. Для этого было проведено ускоренное "связывание" имеющихся высоколиквидных средств более долгосрочными ГЦБ. Так, доля нот НБРК со сроком обращения 6-12 месяцев повысилась за полтора месяца в 1,7 раза – с 43% на конец мая 2019 г. до 73% на 15 июля. В свою очередь, доля нот Нацбанка со сроками обращения до одного месяца упала более чем в два раза – до порядка 23%.

Как следствие, ставки по ГЦБ со сроками 6-12 месяцев и спреды с российскими аналогами превысили показатели даже по 25-летним инструментам! С одной стороны, это несколько снижает риск того, что сверхликвидность в банковском секторе в 3,5 трлн тенге может в критический момент хлынуть на валютный рынок и обрушить курс тенге. С другой стороны, закрываются возможности по банковскому кредитованию. В условиях оттока капитала это будет означать стагнацию в несырьевом секторе экономики страны, где занята подавляющая часть населения, с вытекающими последствиями.

Материалы по теме:

×