RU KZ

Перипетии киргизского внешнеполитического маневрирования и вызовы региональной политики в Центральной Азии

30 Января 2021 13:58 3842

Перипетии киргизского внешнеполитического маневрирования и вызовы региональной политики в Центральной Азии

Автор: Айдар Амребаев

10 января 2021 года в братском Кыргызстане состоялись внеочередные  выборы президента и референдум по определению формы правления в этой стране.

В результате ЦИК этой страны признал их состоявшимися, несмотря на достаточно низкую явку избирателей. Согласно протоколу Центральной избирательной комиссии «О результатах досрочных выборов президента Кыргызской Республики»:

«1. Общее количество избирателей, внесенных в списки избирателей, составило 3 563 574 избирателя.

2. Число избирателей, принявших участие в голосовании на досрочных выборах президента Кыргызской Республики 10 января 2021 года, – 1 395 513, что составляет 39,16 % от общего числа избирателей, включенных в списки избирателей.

3. Кандидат на должность президента Кыргызской Республики Жапаров Садыр Нургожоевич получил 1105 248 голосов, что составляет 79,20 % то есть свыше половины голосов всех избирателей, принявших участие в выборах». Ближайший соперник избранного президента, известный политик Адахан Мадумаров получил 94 741 голос, что составляет всего 6,79 % от числа избирателей, принявших участие в выборах. Причем вездесущая «опора оппозиции» – кандидат «против всех» набрал лишь 1,34 % от числа избирателей, собрав 18 673 голоса избирателей.

Далее на заседании Центральной комиссии по выборам и проведению референдумов Кыргызской Республики были подведены итоги проведенного референдума по определению формы правления Кыргызской Республики 10 января 2021 года, согласно которому:

  • общее число граждан, включенных в списки участников референдума, – 3 563 574;
  • число участников референдума, принявших участие в голосовании, – 1 394 218, или 39,12% от общего числа граждан, включенных в списки участников референдума;
  • число участников референдума, поддержавших вариант «президентская республика», – 1 133 485, или 81,30% от числа участников референдума, принявших участие в голосовании;
  • число участников референдума, поддержавших вариант «парламентская республика», – 151 931, или 10,90% от числа участников референдума, принявших участие в голосовании;
  • число граждан, поддержавших вариант «против всех вариантов», – 62 145, или 4,45% от числа участников референдума, принявших участие в голосовании.

В соответствии с данными итогами Кыргызстан перешел от парламентской формы правления к президентской, где глава государства – президент возглавляет исполнительную ветвь власти и «головой отвечает» за все происходящее в стране, как было отмечено на церемонии инаугурации избранного президента страны.

Комментируя низкую явку избирателей, Садыр Жапаров на митинге по случаю своей победы на «революционной площади Ала-Тоо» перед жителями страны, отметил, что многие говорят, что в выборах участвовали только около 40 процентов избирателей, сказал следующее: «Примерно два миллиона наших граждан работают за границей, также мы исключили коррупционную форму № 2. Есть те, кто из сел переехал жить в районные и областные центры, те, кто живет в Бишкеке и Чуйской области. Они не смогли проголосовать, потому что прописаны в селах. Поэтому в нашем случае 40 процентов избирателей можно считать как 100 процентов. Из пришедших на выборы 81 процент избирателей оказали мне доверие». Тем самым в очередной раз он продемонстрировал свои «бойцовские качества» и умение «манипулировать» данными и мнением людей…

Позднее разыгралась достаточно показательная дипломатическая интрига-вызов «несистемному» политику-революционеру, как оказалось, неискушенному в «тайнах Мадридского двора». Довольно ярко взлетев на политический олимп, Садыр Жапаров в растроганных чувствах после поздравления президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева 11 марта поблагодарил «главу нашего государства и весь казахстанский народ за неизменную поддержку Кыргызской Республики в ее стремлении к стабильному и созидательному развитию». В ответ на приглашение посетить Казахстан с официальным визитом киргизский руководитель принял приглашение, отметив, что первый визит в качестве президента совершит в Казахстан. Однако позднее, 25 января, в Бишкеке во время выступления в парламенте исполняющий обязанности вице-премьера республики Равшан Сабиров сказал, что «первый визит нового президента планируется в Россию». Затем уже после инаугурации пресс-секретарь новоизбранного президента Галина Байтерек подтвердила ранее объявленную рядом СМИ информацию от имени вице-премьера Равшана Сабирова о том, что Садыр Жапаров совершит свой первый официальный зарубежный визит в Россию, где обсудит газовый вопрос. Г-жа Байтерек при этом опровергла слухи о том, что якобы Жапарова в России никто не ждет и не желает принимать его. «Действительно, первый зарубежный визит новоизбранного президента Садыра Жапарова состоится в Россию. Идут работы в данном направлении. Вместе с российской стороной рассматриваются повестка дня и ход предстоящего рабочего визита. Не соответствует действительности информация, что Россия не готова принимать Садыра Жапарова», – сказала Байтерек.

Очевидно, что, несмотря на негативный осадок от произошедшего для казахстанского МИД, следует прагматично заметить, что киргизским предпринимателям все же по большей части приходится пересекать границу Казахстана, чтобы попасть на тот же рынок ЕАЭС, а не России и вспомнить актуальность энергетической составляющей взаимоотношений двух стран.  

Интересно в этой связи стремление киргизской стороны сгладить произошедший прецедент. На церемонии инаугурации избранного президента Кыргызстана в Бишкеке среди двух зарубежных поздравлений в первую очередь было зачитано поздравление с избранием от имени первого президента Казахстана – лидера нации Нурсултана Назарбаева, а затем письмо действующего председателя Европейского совета Шарля Мишеля.

Таким образом, возникла достаточно интересная дипломатическая коллизия, которая имеет не только формальную, но и достаточно глубинную содержательную основу. В своей инаугурационной речи Садыр Жапаров в качестве приоритетов своей внешней политики отметил роль нескольких векторов: отдав дань значению России, он более подробно остановился на центральноазиатском векторе (Узбекистане и Казахстане), который является, судя по всему, «родным» для избранного президента вкупе с Турцией, роль которой он подчеркнул особо, а также месте Китая, который является наиболее «эффективным и значимым» экономическим партнером Кыргызстана. Кстати говоря, интересное расследование о роли Китая в победе Садыра Жапарова провел аналитик Московского Центра Карнеги Темур Умаров, отметивший в своей статье «Опасные связи. Как Китай приручает элиты Центральной Азии», что «Китай меняет стратегию в отношениях с элитами Центральной Азии. От работы с существующими лидерами КНР постепенно переходит к поддержке прокитайски настроенных политиков и, возможно, к созданию инструментов для их продвижения во власть» на основе «кыргызского кейса». Однако это касается не только ситуации в Кыргызстане… 

Одновременно с этим на недавней международной конференции в Шанхае, прошедшей в онлайн-режиме, российский эксперт Тимофей Бордачев, программный директор «Валдайского клуба», сказал буквально следующее: «От Кыргызстана мы (Россия) ничего не ждем, кроме революций», намекнув также на такую же возможную перспективу и… для Казахстана.

Кстати говоря, в этом ряду и изменения позиции новой администрации Белого дома по отношению к Евразии, где сосредоточены усилия основных геополитических соперников США – России и Китая. Показательно, что заместителем госсекретаря США назначена В. Нуланд, которая известна своей непримиримой жесткой позицией по отношению к России. В этой связи примечательно, что назначение Виктории Нуланд на пост заместителя госсекретаря США журнал The National Interest обозначил как признак возможного ухудшения отношений Соединенных Штатов с Россией при администрации Джо Байдена. Нуланд считает, что жесткое давление на Россию США должны проводить с помощью союзников. А в этих целях, как отметила Нуланд, необходимо восстановить их доверие. В. Нуланд заявляет, что следует «разобраться с Путиным». Она полагает, что «первым делом должно стать укрепление общей и жесткой защиты интересов безопасности США и их союзников, где бы Москва ни бросала вызов». Для Вашингтона совершенно очевиден факт того, что основным трендом сегодняшнего дня, в том числе в регионе Центральной Азии, «зажатой» между двумя противниками Америки, является новый и достаточно агрессивный «изоляционизм» России, ее неспособность предложить бывшим постсоветским странам какую-либо внятную конструктивную экономическую и безопасную политическую перспективу развития и в связи с этим стремление дестабилизировать все вокруг в ее классическом духе: «не доставайся же ты никому!» И это на фоне достаточно планомерного выдавливания Китаем России с доминирующих экономических ниш в Центральной Азии. Думается, США при Байдене примут во внимание складывающуюся таким образом ситуацию, заметно рационализируя и институционализируя свое присутствие в Центральной Азии после «романтических ошибок» президентства Обамы и экзальтированного поведения Дональда Трампа.

Думается, в этом плане нашей стране действительно в самый раз необходимо серьезно задуматься о «перезагрузке» своей внешнеполитической доктрины с учетом возникающих новых вызовов и трендов на внешнеполитическом треке, пересмотрев необоснованные надежды на кого-либо извне в пользу целенаправленной и рациональной защиты наших национальных интересов на всех направлениях нашего внешнеполитического позиционирования. Опора на «вечные союзы», приверженность либеральным ценностям любой ценой или участие за деньги в любых проектах без предварительных расчетов, чревато попаданием в «воронку турбулентности», так характерной сегодняшнему «безумному миру» с все новыми и новыми вызовами и «неопределенностями». Единственной разумной стратегией на ближайшее время является «работа над собой», усиление функциональной мощи страны и консолидация усилий общества и государства на осознание и защиту наших национальных интересов, как в ближнем, так и дальнем окружении.