Самостоятельно или по заказу налоговики и суды добивают казахстанский бизнес?

22 Мая 2021 12:37 12706

Самостоятельно или по заказу налоговики и суды добивают казахстанский бизнес?

Автор: Олег Гусев

И еще предстоит выяснить: кто в этой «сильной паре» галантерейщик, а кто кардинал.  

Что бы нам не говорили силовики, но большинство судов госорганов с бизнесом инициируются отнюдь не в интересах государства. Это либо некомпетентность чиновников, либо заинтересованность определенных групп лиц, установить которые должны соответствующие органы.

«Давайте говорить прямо: большая группа чиновников в масштабах страны, но в своих интересах используют государственные механизмы для уничтожения МСБ, нанося государству непоправимый урон - от имиджевого до финансового».

Inbusiness.kz уже в пятый раз обращается к проблемам ТОО «АВ» и его бывшего учредителя и директора Степана Вадюнина, чье мнение процитировано выше. Компания динамично развивалась, пока в гости к ней не зашел департамент госдоходов Карагандинской области.

18 октября 2016 года предприниматель подарил свою долю в ТОО «АВ» новому участнику товарищества, сложил с себя полномочия руководителя. Новым директором предприятия стал тот самый новый участник, и через два дня после увольнения прежнего директора ТОО «АВ» провело перерегистрацию с изменением состава участников и руководителя.

Через три года, 9 августа 2019 года, решением СМЭС Карагандинской области уже давно разведенного с ТОО «АВ» предпринимателя обязали снова стать его руководителем. Основанием для такого решения судьи СМЭС Ербола Майпасова стала справка о зарегистрированном юридическом лице, полученной на портале Egov, в которой Степан Вадюнин до сих пор числился руководителем этого ТОО.

Следует отметить, что автор сам сталкивался с подобной идиотией: 11 августа 2019 года, зайдя в свой личный кабинет на сайте электронного правительства, он вдруг обнаружил, что давно – с 20 июля 1985 года (!), в Шымкенте (!) женат (!) на женщине, о существовании которой и не догадывался.

 

Понадобилось некоторое время, упорство и обращения в eGov для того, чтобы автора, наконец-то, освободили от навязанных брачных уз, безо всяких последствий в виде раздела имущества и усыновления чужих детей. Подробнее в материале «Шымкентцы насильно женили журналиста на незнакомке».

А вот Степана Вадюнина на основании подобной некорректной записи в реестре юридических лиц решением суда первой инстанции фактически «отправили на галеры», то есть против воли и в нарушение Трудового кодекса РК и Конституции принудили к рабскому труду.

Кроме того, за три года, но сразу после визита ДГД в 2017 году, на предприятии накопилось очень странные «долги» по налогам и обязательным платежам в бюджет на четверть миллиарда тенге. И вот их в порядке субсидиарной ответственности в итоге повесили бы на бывшего директора: не зря же ДГД Карагандинской области пытался обанкротить предприятие. Но мы вернемся к этому вопросу позже.

«Напиши мне письмо, хоть две строчки всего…»

28 августа 2019 года предприниматель получает из Министерства юстиции РК ответ на свой запрос, в котором просил разъяснить следующее:

«Если работник уволился в соответствии с законом, подав заявление, получив приказ о расторгнутых трудовых отношениях с работодателем, то что будет иметь силу: действия работника, совершенные в рамках норм Трудового кодекса, или сведения в справке о зарегистрированном юридическом лице?».

Отметим важные моменты в этом разъяснении минюста:

  1. «Справка о зарегистрированном юридическом лице, филиале или представительстве» Министерства юстиции РК является одним из десяти видов справок и носит информационный характер.
  2. Виды, порядок назначения или избрания органов юридического лица и их полномочия определяются [только] законодательными актами и учредительными документами.
  3. Образование исполнительного органа товарищества и досрочное прекращение его полномочий относится к исключительной компетенции общего собрания участников ТОО.
  4. Назначение и смена руководителя относится к внутренней деятельности юридического лица и в компетенцию регистрирующего органа не входит».

4 декабря 2019 года на заседании суда второй инстанции Вадюниным была предъявлена новая справка министерства юстиции, полученная также через портал Egov, где в графе «руководитель» стоит запись «Отстранен от должности 18.10.2016 г.». Исправился минюст.

Соответственно, обязать предпринимателя принять документы, печать и прочее имущество ТОО «АВ» с четвертьмиллиардным «долгом» нельзя. Таким образом, апелляционная коллегия Карагандинского облсуда отменила решение регионального СМЭС и освободила Вадюнина из рабства и от 250 млн чужого долга. Этот вердикт в соответствии с ч. 2 статьи 434 ГПК РК пересмотру в кассационном порядке не подлежит.

Но этим данная эпопея не закончилась. После окончания заседания банкротный управляющий Калкамас Сахова заявила суду:

«В любом случае сейчас инициируется другое исковое заявление со стороны УГД по признанию ТОО банкротом».

Здесь все просто: департаменту госдоходов Карагандинской области очень нужно найти того, на кого повесить 250 млн тенге «долга» убитой фирмы.

Налоги больше чем доходы? В Караганде это возможно!

И вот здесь мы возвращаемся к теме возникновения огромного налогового бремени и банкротства ТОО «АВ».

11 апреля 2017 года, через полгода после ухода Вадюнина из компании, на предприятие зашла налоговая проверка.

«Когда в конце 2016 года я уходил из компании, там переплат по налогам было более, чем на 10 млн тенге. С запасом, чтобы ненароком счета за 100 тенге недоимки не заблокировали. А тут они за 2016 год налогов насчитали больше, чем годовой доход у компании!!!», – рассказывает предприниматель.

Не нужно объяснять, что такое легендарный департамент госдоходов Карагандинской области во главе с не менее легендарным Кайратом Оркашбаевым.

Ведь именно благодаря этим «сподвижникам на ниве принудительного взыскания» в регионе есть школы, больницы и выплачиваются пособия и пенсии. Не верите?

В начале марта текущего года, обсуждая с предпринимателями и судьями тему камерального контроля, и не доверяя пояснениям предпринимателей на вынесенные уведомления, Кайрат Мурзасалыкович высек из гранита следующие бессмертные слова:

«Вы же понимаете, что любой документ можно нарисовать на бумаге и предоставить».

Здесь чистейшая правда: вот, например, подчиненные начальника ДГД в акте проверки налогов за 2016 год нарисовали в размере 125% от доходов.

И далее:

«Как налоговому органу, который стоит на страже пополнения бюджета, чтобы больницы и школы строились, зарплаты медикам и учителям поднимались, принимать такие уведомления? Сядьте на наше место. Вы пойдете на такое преступление?».

И вот теперь о налоговой проверке ТОО «АВ», проведенной подчиненными Кайрата Оркашбаева. Следует отметить, что до прихода налоговиков это было процветающее предприятие.

Взглянем на результаты проверки только по двум годам.

Здравомыслящие люди понимают, что налогов больше чем доходов быть не может в принципе. Это полнейший абсурд!

Обратим внимание на коэффициент налоговой нагрузки: средний КНН для предприятий связи в Карагандинской области составляет 5,1%. А в случае с ТОО «АВ» специалисты ДГД региона вздыбили его в одном случае в 10, а в другом – в 25 раз!

Следую этой своей логике за период 2012 по 2016 годы налоговики бодро доначислили ТОО «АВ» почти 250 млн тенге.

«Вообще, самые большие КНН я обнаружил у добывающих предприятий - в районе 20%, но это все равно не 53, а уж тем более – не 125%! Я бы понял, что в результате проверки были бы доначисления ввиду неких нарушений. В результате сумма налогов увеличилась бы на десятки процентов, ну в 2-3 раза. Но в 10-25 раз, да и просто вообще больше суммы доходов. Это явно система, суть которой противоречит как минимум одному из принципов налогообложения (статья 4 Налогового Кодекса) - справедливости. Налог - это всегда часть от дохода, и он никак не может быть больше дохода! В любом случае, налицо действие системы, и явно не государственной. Суть этой системы - ввести налогоплательщика в состояние гарантированной неспособности выплатить налоговые обязательства, и воспользоваться этим», – уверен Степан Вадюнин.

«…И пятна красные флажков…»

Охота ДГД Карагандинской области в лице нынешнего банкротного управляющего Калкамас Саховой на ТОО «АВ» и его бывшего директора велась довольно странно.

Давайте взглянем на таблицу, где указаны суды с участием Каламкас Саховой и налоговиков.

Еще в конце 2018 года Сахова подает исковое заявление на учредителей ТОО «АВ», требуя признать недействительной сделку с ТОО «ВАС Н1» (по ней, кстати, уже тогда истек срок исковой давности) и договор по купле-продаже квартиры. Ей отказывают, она подает апелляционную жалобу и тут же ее отзывает. Сделки остаются в силе. (Первая строка таблицы).

Летом 2019 года управление госдоходов по району имени Казыбек би подает иск с аналогичными требованиями, но уже не к физлицам, а к лицам юридическим: ТОО «АВ», ТОО «ВАС Н1» и управление юстиции г. Караганды. Суд опять признает сделки законными. (Вторая трока таблицы).

Осенью 2019 года Каламкас Сахова еще раз идет в суд, чтобы заставить Степана Вадюнина вернуться в директора и впоследствии принять на себя четвертьмиллиардный «долг» ТОО «АВ». Апелляционная коллегия, как мы говорили выше, четко заявила: «Вадюнин С. Г. с 18 октября 2016 года не является участником ТОО «АВ» и руководителем данного предприятия». (Третья строка таблицы).

Итак, мы имеем три решения апелляционной коллегии, которые говорят о следующем:

  1. Степан Вадюнин не является директором ТОО «АВ».
  2. Сделка между ТОО «АВ» и ТОО «ВАС Н1» является законной.
  3. Сделка по купле-продаже квартиры является законной.

Дворник Тихон из «12 стульев» слабо разбирался в классовой структуре общества, а наш неугомонный банкротный управляющий (как будет видно ниже) либо вообще не знает, либо игнорирует казахстанские законы.

Ровно через год, уже в 2020 году, Каламкас Сахова, откровенно забив на решения трех апелляционных коллегий, вновь (!) подает в экономсуд исковое заявление с точно такими же требованиями – «признать сделки недействительными, а Вадюнина – в директора!», по которым ей уже отказала апелляционная коллегия Карагандинского областного суда.

И судья СМЭС Гульсум Махашева, прямо перед выходом на пенсию продемонстрировала чудеса судебной эквилибристики.

Она проигнорировала, во-первых, трехлетний срок исковой давности (сделки заключены в 2015 и 2016 годах), а во-вторых - постановления старших судей из областной апелляционной коллегии, и признала вышеуказанные сделки недействительными, а Степана Вадюнина директором!

Перефразируя классика, можно воскликнуть:

«Кто эта мощная женщина - судья СМЭС Гульсум Махашева, мать карагандинской судебной системы, которая своим решением фактически отменила судебные акты товарищей по цеху»:

  1. Судьи СМЭС Ербола Майпасова (дело № 3514-19-00-2/10807).
  2. Судьи СМЭС Бибигуль Тулегеновой (дело № 3514-19-00-2/2775).
  3. И, простите за святотатство, судей апелляционной коллегии Карагандинского областного суда Казтаевой А. Т., Жунусовой А. Д. и Мухамедова А. Ю. (дело № 3599-19-00-2а/5049)».

Как видно, у нас нет единообразной судебной практики даже по одному и тому же вопросу. Зато есть дикообразная, когда одно и то же дело могут судить-пересуживать по многу раз.

И теперь, согласно решения Гульсум Махашевой от 27 октября 2020 года №3514-20-00-2\3862, Степан Вадюнин теперь вновь директор и соучредитель ТОО «АВ» (с предстоящим нахлобучиванием на него не его долга в 250 млн тенге), а сделки с ТОО «ВАС Н1» опять недействительны.

И вот что странно – апелляционная коллегия затвердила это чрезвычайно неудобовразумительное решение. И опять же - в соответствии с ч. 2 статьи 434 ГПК РК этот вердикт пересмотру в кассационном порядке не подлежит.

Еще не вечер?

То есть Вадюнину нельзя опротестовать решение судьи Махашевой. Круг замкнулся и ему придется принять на себя огромные «долги», нарисованные по странной методологии департамента государственных доходов Карагандинской области?

Но, как выяснилось, другие участники судебного процесса все же имеют законную возможность обратиться в Верховный суд за защитой уже своих прав, что они и сделали.

Во-первых, исковые требования банкротным управляющим предъявлены с нарушением срока исковой давности: договор купли-продажи заключен 27 мая 2016 года, а иск предъявлен в августе 2020 года – трехлетний срок.

А во-вторых, и судьей Махашевой, и апелляционной коллегией было нарушено единообразие в толковании и применении судами норм права, что являющееся исключительным основанием для пересмотра. И оно  заключается в том, что ранее, по аналогичным спорам при схожих обстоятельствах различными судами были вынесены судебные акты, и в удовлетворении подобных исковых требований было отказано.

Ответчиками в своем ходатайстве были представлены Верховному Суду 5 решений и постановлений, в которых суд в аналогичных ситуациях отказал истцам в их требованиях.

Есть надежда и на ходатайство НПП «Атамекен», в котором палата обращает внимание на грубое нарушение норм материального права и просит Верховный суд внести представление на вступившие в силу судебные акты.

В заключение вернемся с того, с чего и начали.

Сложно представить, что казахстанский МСБ бизнес губится в интересах государства. Ведь при капитализме государство (если оно еще не распласталось перед транснациональными корпорациями) держится на среднем классе, который в большинстве своем состоит из предпринимателей.

А раз так, то бизнес убивают в пользу вполне определенных групп людей.

Здесь все просто: Cui prodest? Ищи кому выгодно.

Скажите, а компетентные органы будут определять бенефициаров убийства казахстанского МСБ?


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Материалы по теме:

×