Стабильность и развитие: постсоветский опыт и Казахстан

08 Ноября 2020 12:42 8682

Стабильность и развитие: постсоветский опыт и Казахстан

Автор: Айдар Амребаев

Эти два философских принципа взаимно обусловленных и, одновременно, противостоящих друг другу тренда в реальной политике, отражают насущные потребности функционирования системы.

Действительно, на разных этапах общество нуждается, то в стабилизации и даже консервации достигнутого, то в его преодолении и изменении в соответствии с перспективными целями. Поэтому избрание той или иной стратегии зависит от состояния системы и актуальных вопросов стоящих перед ней.

Такая философская установка позволяет объективно посмотреть на то, в чем конкретно нуждается сегодня общество, какие методы и форматы, скорость движения допустимы в определенных условиях. Более того, ответы на эти вопросы позволяют определить и пределы амбиций, которые то или иное государство имеет.

Вопросы стабилизации и развития также реагируют на степень удовлетворенности общества существующим положением. Известное ленинское положение о том, что революции происходят, когда «верхи не могут управлять по-старому, а низы не хотят жить по-старому» вполне отражает суть возникающей в обществе дилеммы.

Например, новые независимые страны, образовавшиеся после распада Советского Союза, нуждались на первых порах в стратегии развития новой суверенной политико-экономической системы, преодолении прежней устоявшейся стабильной системы отношений зависимости колоний от метрополии.

Именно поэтому в независимом Казахстане во главу угла политики была поставлена стратегическая задача по расширению и развитию суверенитета в различных сферах общественной жизни. Примером этого могут служить принятые Стратегии долгосрочного развития государства, например такие документы как «Стратегия развития Казахстана до 2030 года», «Стратегия развития до 2050». Они позволяли ставить различные индикативные цели развития с горизонтом долгосрочного планирования. При этом руководство страны придерживалось принципов эволюционного развития, при которых система сохраняла свою устойчивость и стабильные, то есть предсказуемые и взвешенные шаги вперед.

Безусловным преимуществом данной стратегии являлось сохранение фундаментальных основ государственности, сильной государственной власти и институтов управления, равновесие разнонаправленных акторов и их интересов.

Известной и целесообразной в условиях мультикультурного и полиэтнического государства стратегией являлась краеугольная установка Лидера Нации о сохранении межэтнического согласия и межконфессиональной гармонии в обществе. Эти подходы позволили нашей стране в достаточно сложной международной турбулентности разваливавшейся системы биполярного мирового порядка сохранить и даже приумножить функциональную состоятельность новой государственности Казахстана. И теперь наша страна в мировой табели о рангах представляется достаточно предсказуемым и устойчивым актором, способным решать разнообразные вопросы развития и адаптации в ситуации перманентной неопределенности международной системы.

Надо сказать, что в сравнении с Казахстаном интересен опыт других стран, проходящих процессы трансформации прежней системы зависимостей советского типа в новые суверенные структуры. Например, ряд стран постсоветского пространства избрали путь революционных изменений. К ним, например, можно отнести республики в которых произошли, так называемые «цветные революции». Это «Оранжевая революция» и ее последствия в Украине, «революция роз» в Грузии, «тюльпановая революция» в Кыргызстане и произошедшие затем события 2005, 2010 и незавершившиеся пока процессы трансформации кыргызской системы, происходящие на наших глазах.

Отмечу, что результаты этих «революционных» поисков в данных странах различны и степень достигнутой состоятельности также разная. Существуют как позитивные, так и негативные итоги. Например, сегодня Украина наряду с очевидным прогрессом в сфере общественной демократии и свободы слова оказалась в ситуации военных действий на юго-востоке страны, разрушении значительного экономического потенциала государства, а часть территории даже была аннексирована Россией. И теперь перед руководством страны стоят такие вопросы первостепенной важности для национального суверенитета, как восстановление государственной целостности и социальной стабильности, реабилитация разрушенных заводов и фабрик, улучшение бизнес климата в стране. Важным гуманитарным измерением произошедших событий является безусловно активное участие гражданского общества в деле управления государством, где одним из приоритетов национального развития является восстановление человеческого достоинства людей, их веры в позитивные изменения. С нашей точки зрения сейчас чрезвычайно важным является не только революционная решимость к изменениям, но и стабилизация политико-экономической системы, укрепление институтов власти и закона на всей территории страны.

Грузия переживает достаточно сложный период в своем развитии. Утрата части территорий также не миновала эту страну. Довольно неоднозначные процессы парламентской демократии привели помимо всего прочего к некоторым депрессивным последствиям в сфере экономики, социальном положении граждан. Значительно упал уровень жизни населения… Очевидно, что игнорирование принципа «сначала экономика, затем политика», предложенного Первым Президентом Казахстана для нашей страны, сказалось в условиях Грузии целым рядом социально-экономических вызовов, среди которых рост безработицы, инфляция, разрушение имевшихся хозяйственных связей с той же Россией после грузино-российской войны 2008 года. Думается, никакая революционная риторика не может оправдать утрату территориальной целостности страны, снижение благосостояния ее граждан. В этом плане конечно политическая стабильность и устойчивое социально-экономическое развитие являются безусловной ценностью для восстанавливающей свое международное реноме Грузии. При этом парламентский кризис, происходящий на наших глазах, с моей точки зрения имеет кроме безусловного преимущества в плане гражданского волеизъявления (в прошедших парламентских выборах в Грузии приняло участие 48 партий и 2 блока), тем не менее «в сухом остатке» все еще нерешенные вопросы восстановления территориальной целостности страны, развития экономики и социального благополучия граждан, улучшения отношений с приграничными государствами.

В другой соседней с нами стране, – Кыргызстане, также наблюдаются процессы перманентной дестабилизации и даже деградации системы государственной власти, разрушение, и экономического потенциала, и социального капитала нации. Игнорирование норм национального и международного законодательства в стране, криминогенность политики как на региональном, так и общегосударственном уровнях подрывают основы суверенной государственности Кыргызстана, ставя республику перед вопросом о состоятельности независимой государственности в этой стране. Продекларированный после революционных событий 2010 года переход к президентско-парламентской системе власти оказался на деле моделью гибридного типа, при которой значительно ослабла президентская ветвь власти с одновременной коррумпированностью представительной власти, что привело в конечном итоге к всеобщей безответственности и ослаблению государственности в целом. На данном этапе достаточно трудно предсказать исход дальнейшей ситуации в стране, при которой деморализованное гражданское общество и недееспособные государственные органы могут привести к национальной катастрофе и возможной опасности перспективы внешнего управления.

Любопытно, что в настоящий момент мы наблюдаем непростые процессы проявления постсоветской дестабилизации и в «тихой советской гавани – Беларуси», и на Южном Кавказе в кровавых событиях Нагорного Карабаха, и даже в самой России. И это, с нашей точки зрения не злые козни заокеанских технологов, раскручивающих маховик «управляемого хаоса», как кажется некоторым аналитикам, а вполне закономерный итог неверно выбранных государственных политических стратегий развития, акцентов и приоритетов национального суверенитета. На мой взгляд роль и ответственность политических элит в этом процессе очевидна. Например, явное для всех «пересидение у власти батьки Лукашенко» привело к невиданному ранее гражданскому сопротивлению населения этой страны. И теперь Беларусь находится перед вызовом внешнего вмешательства в процессы национального развития с непредсказуемым геополитическим итогом. Данный кейс способен «взорвать» ситуацию не только в этой стране, но и в той же России, где не смотря на «обнуление» уровень удовлетворенности существующим статус-кво элит и общества достаточно не высок и может детонировать в любой момент.

«Цветная революция» в Армении привела к власти политика-популиста, который будучи несведущим в вопросах международной политики и права, может также поставить эту страну на грань национальной катастрофы с неизвестной перспективой и деградирующей государственностью.

В этих условиях, на мой взгляд, в Казахстане избрана оптимальная траектория дальнейшего развития государства, формула власти, которую президент Токаев обозначил вполне четко и ясно: «это сильный полномочный президент, влиятельный дееспособный парламент и подотчётное народу правительство».

Материалы по теме:

×