Баннер втб
RU KZ
«Шкурный» вопрос

«Шкурный» вопрос

11:41 08 Июль 2016 20187

«Шкурный» вопрос

Автор:

Жанар Асылханова

В Казахстане бизнес по переработке шкур целиком находится "в тени".

Кожмехзавод в Семее так и не «встал на ноги»
Оборот отрасли по заготовке шкур в ВКО составляет 5 млрд тенге в год. И всего два игрока в области официально имеют право заниматься этим. Но у самого мощного заготовителя – ТОО «Семипалатинский кожевенно-меховой комбинат» - серьезные проблемы. За сентябрь-декабрь 2015 года (остальные месяцы предприятие простаивало) комбинат переработал кожи из шкур КРС на сумму всего 84 млн тенге. А с июля этого года предприятие приостановлено в связи с отсутствием сырья (!). Причина этого в том, что основную часть бизнеса по заготовке шкур представляют «теневики».

Напомним, в декабре 2011 года в ходе общенационального телемоста Президентом РК Нурсултаном Назарбаевым был запущен комбинат по производству кожевенно-меховой продукции в Семее, мощностью 125 тыс. кв. м в год. Проект главе государства презентовали экс-аким ВКО Бердыбек Сапарбаев и гендиректор комбината Жумагазы Рахимгалиев. Тогда этот завод был представлен как один из проектов, запущенных в рамках Госпрограммы форсированного индустриально-инновационного развития. Инновационный проект включал в себя центр по переработке шкур, изготовление одежды и обуви, товарной кожи. Выйти на полную мощность должны были  в 2014 году после завершения модернизации овчинно-шубного швейного производства и обувной фабрики.

Планировалось, что комбинат станет самым мощным и современным кожевенным предприятием Казахстана и одним из ведущих переработчиков кожевенного сырья в странах СНГ. И будет снабжать продукцией не только отечественный рынок, но и зарубежные страны. В частности, силовые структуры и национальные компании Италии, Китая и России.

Но новый кожевенный завод в Семее так и не встал на ноги.

Проблемы начались уже через год после ввода в эксплуатацию и продолжаются по сей день, говорит генеральный директор ТОО «Семипалатинский кожевенно-меховой комбинат» Жумагазы Рахимгалиев.

По его словам, комбинат не смог довести процесс модернизации до логического завершения в связи с недофинансированием со стороны «Банка развития Казахстана». Последний, одобрив в свое время решение о выделении заводу кредита в сумме 25 млн долларов США, затянул с выплатой остатка обещанной суммы.  

«Остальные деньги не дают. Три миллиона долларов не додали. Мы до сих пор судимся с «Банком развития Казахстана». У нас все счета арестованы уже шесть лет. Как в этой ситуации работать? Он хочет обанкротить этот завод. Мы сами сегодня работаем на переработке давальского сырья. Шкуры чьи-то, химикаты чьи-то… мы просто переработку делаем и все. Кому-нибудь переработаем и на этом держимся. Доходов нет, только на зарплату работаем», - говорит руководитель кожевенного завода.

«Палки в колеса» ставят и нелегальные перекупщики шкур сельскохозяйственных животных, которые в обход завода напрямую вывозят сырье за границу. Это вообще «больной вопрос» для страны, говорят специалисты.

Теневой бизнес процветает
«Сегодня 95% шкур уходит за границу. Всякими незаконными путями, нелегальными. Теневой рынок процветает, только в нашей области действуют свыше  500  перекупщиков. В таможенном союзе за тонну шкуры КРС полагается платить госпошлину 500 евро. Но законным путем они не вывозятся. А вывозятся, как полуфабрикат или готовая кожа. Львиная доля сырья уходит в Китай. И мы остаемся сырьевым придатком. Вот в чем смысл. Шкуру одной коровы мы на три тысячи тенге вывозим туда, а потом покупаем сделанную из одной только шкуры товар у них, в виде кожаной одежды, обуви на 300 тыс. тенге. Со шкуры одной только коровы можно получить товар стоимостью в три раза больше стоимости самой коровы.  Получается, в сто раз больше платим за товар, а сырье отдаем практически даром», - недоумевает Жумагазы Рахимгалиев.

Это становится чуть ли не самым прибыльным делом в регионе. Теневой бизнес процветает. И приносит колоссальные деньги. Объем оборота по шкурам на сегодня только по области составляет 5 млрд тенге в год. В итоге от нелегального бизнеса бюджет недополучает 500 млн тенге только подоходных налогов.  Так, килограмм шкуры КРС стоит 300 тенге. Примерно, шкура одной коровы весит 20 кг - это уже 6 тыс. тенге.  Шкура овцы – 150-200 тенге кг. Шкура лошадей стоит более 10 тысяч тенге. В год лидер по забою скота - Восточный Казахстан - забивает 400 тыс. голов сельскохозяйственных животных. Всего в ВКО 943 тысяч поголовья скота. А по всему Казахстану количество поголовья скота достигает 6 миллионов. 

«По закону ветеринарии заготовкой шкуры имеют право заниматься организации только при наличии учетного номера. В ВКО две организации официально имеют право заниматься этим. «Кожмехзавод» и еще одна заготовительная организация. А сегодня каждый второй во дворе вывешивает объявление «Покупаю шкуры КРС». При этом, нелегальщики асколизацию не проходят (Асколизация кожсырья - исследование на сибирскую язву кожевенного, овчинно-шубного и мехового сырья в целях выявления и недопущения на рынок и в производство неблагополучного сырья, - прим. ред.), налоги не платят. Мы же платим и подоходный налог, и НДС. В Советское время в легкой промышленности было нулевое НДС. И 90% участников рынка были хозяйствующие субъекты: мясокомбинаты, колхозы, совхозы. Сейчас же 95% - это физические лица и крестьянские хозяйства, которые освобождены от НДС. Теперь, когда мы покупаем шкуры КРС, я плачу за них налог, потом за то, что переделал еще повторно НДС плачу. Это довольно затратно. У нас доля налогов больше, чем у нефтяников. Поэтому по переработке шкуры мы не можем конкурировать с теневым экспортом. Если бы они законно работали, тогда мы бы были конкурентны», - говорит Жумагазы Рахимгалиев.

Выпали из контроля
По словам г-на Рахимгалиева, контролирующие, фискальные органы попросту закрывают глаза на нелегальный бизнес вокруг шкур. Но самое страшное, что внутри Казахстана «передвигается» и вывозится  шкура за рубеж без надлежащей проверки со стороны ветеринарных органов. На сегодня шкуры полностью выпали из контроля.

«Казахстан вступил в ВТО, везде официально сказали, что мы взяли под контроль всю ветеринарию. А на самом деле мы не взяли. Это очень большой прокол. За прошлый год в ВКО было забито 406500 голов КРС. Из них официально через ветконтроль прошли только 11 тысяч (2,7%). По Казахстану из миллиона триста тысяч голов МРС официально прошло только 3%.  Лошади – из 110 тысяч  – 2%. Шкура вообще является разносчиком 70% болезней (ящура, сибирской язвы, бруцеллеза). Учитывая, что в республике уже зарегистрированы случаи вспышки сибирской язвы, этот вопрос требует большого внимания. Однако, этого не происходит. И это страшно. Потому что одной шкурой мы можем поразить весь город и даже область. Все ветсправки просто продаются - пять тысяч тенге за одну машину. Наделали ксерокопии на цветном принтере и по этим справкам ездят по всему Казахстану. И это безобразие до сегодняшнего дня не прекращается. Такой хаос создали. А официально как проверяют? В Усть-Каменогорске есть лаборатория и в Семее. В Семее за прошлый год через эти лаборатории официально провели 11 тыс. коров, в Усть-Каменогорске всего 100. Допустим, заболела корова бруцеллезом, ее мясо должно сдаваться в мясокомбинат на глубокую обработку. Шкуры тоже должны проходить химическую обработку. Или сжигаться должны. А у нас как делают? Мы его грузим, продаем. По Казахстану гуляет потом шкура больного животного», - продолжает Жумагазы Рахимгалиев.

На это же сетуют и власти Семея.

«Шкуры сельскохозяйственных животных сегодня в свободном плавании. Перекупщики не дают заработать на полную мощь заводу. Поэтому руководство комбината и мы сегодня выходим на центральные органы с тем, чтобы эту проблему решить. Должен быть мораторий на вывоз этих шкур. Шкуры должны браться на контроль, у них должны быть учетные номера. И все поступать на кожмехзавод. Тогда он заработает», - считает аким Семея Ермак Салимов.

Однако, по словам Жумагазы Рахимгалиева, надежды на искоренение прибыльного теневого бизнеса минимальны.

«Нереально с этой системой бороться. Целая мафия работает. Соответствующие организации со всех берут мзду и все. А это опасный вид товара. У нас этого не хотят понять. Никому ничего не надо. Россия, допустим, запретила временно вывоз шкуры. Почему Казахстан не может этого сделать? Если даже сделают запрет, нелегальщики будут вывозить как готовую продукцию. Готовую кожу. И таможня пропускает. Вы представляете? Казахстан экспортирует огромное количество шкур, как кожу. Спрашивается, как может такое быть, если кроме меня никто не выпускает эту кожу. Вывозится шкура КРС, а декларируется как кожа. Кожа не облагается пошлиной. Это и есть беспредел в больших объемах. Кроме того, нас еще убивают налоги», - говорит он. 

Сейчас на кожзаводе сырье перерабатывается в очень маленьких объемах.  Хотя комбинат готов переработать все шкуры КРС региона и производить все виды кожи: мебельную, обувную, одежную. Мощность завода по переработке составляет 450 тысяч шкур КРС и 2 млн шкур овчины. Практически, перерабатывать все восточноказахстанское сырье.

Между тем, на сегодня доля ВВП легкой промышленности в Казахстане минимальна -  0,17 %. «Мы даже один процент обуви производить не можем. В то время как ежегодно завозим обувь из заграницы на 2 млрд долларов», - говорит директор комбината.

Жанар Асылханова, ВКО

Новости

Все новости