АЭС "Аккую": чему учит турецкий опыт

11521

Как Россия и Турция поделили риски и финансовые выгоды от этого проекта 

АЭС "Аккую": чему учит турецкий опыт

30 июня президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поручил предметно изучить опыт Турции по строительству первой в стране АЭС "Аккую". Решение не случайно - в текущем году власти Казахстана намерены выбрать место постройки будущей станции. Следующий шаг – выбор генерального подрядчика. О том, что происходит на крупнейшей стройплощадке возводимой атомной станции, читайте в репортаже inbusiness.kz.  

Предыстория проекта

Впервые желание строить АЭС власти Турции изъявили еще на заре 1960-х годов. Соответствующие исследования начались с 1965 года, а к середине 70-х годов участок Аккую в провинции Мерсин был признан подходящим для строительства первой АЭС. Причем проводились эти изыскания с участием советских специалистов. Однако сложности, преимущественно финансового характера, отодвинули эти планы на годы. 

В концу "нулевых" турецкие власти вновь вернулись к идее проекта в сфере "мирного атома". В марте 2008 года Турция объявила тендер на строительство АЭС, однако в ноябре 2009 года он был отменен. И здесь важно сделать небольшую ремарку, рассказав о возможных обстоятельствах возрождения такого интереса к атому. 

Турция практически не располагает углеводородными ресурсами, а львиная доля потребностей до сих пор покрывается за счет импорта. Традиционно доминировавшие в энергетике страны тепловые (на угле и отчасти нефти) и гидроэлектростанции постепенно теряли вес в пользу природного газа, который страна, собственно, также импортирует. 

Даже сейчас автолюбитель-турист из Казахстана испытает шок от стоимости бензина, автогаза или электроэнергии в Турции – около 26,5 лиры, 11,8 лиры и 1,37 лиры за кВт*час соответственно. По кросс-курсу лиры к тенге, это примерно 730 тенге (в Казахстане 180-240 тенге в зависимости от марки), 325 тенге (в среднем 65 тенге) и 37-55 тенге (14-23,5 тенге за кВт*час в зависимости от региона и тарифа). Разница налицо.

Соответственно, спрос на альтернативные, "зеленые" источники энергии в стране есть. Причем это активно отражено в современном архитектурном облике турецких поселений, где в основном отсутствует централизованное теплоснабжение и на крышах домов массово установлены солнечные панели и баки для нагрева воды. Логично, что такой же подход практикуют и власти страны, особенно в свете целей по углеродной нейтральности и укреплении энергонезависимости. 

После отмены тендера в 2009 году Анкара предложила Москве обсудить сотрудничество, которое впоследствии и трансформировалось в Межправительственное соглашение от 12 мая 2010 года о строительстве АЭС. Впрочем, до старта строительных работ еще было далеко. Подготовительная работа велась около 8 лет, на которые пришлось не только получение всех лицензий и разрешительных документов, но и обострение межстрановых отношений в 2015 году из-за сбитого турками российского истребителя в турецком небе на границе с Сирией. 

Много сделано и в части проработки законодательства, а также работы с противниками строительства, коих, судя по сообщениям турецких СМИ, было немало. Регион строительства станции преимущественно аграрный по экономическому складу, с вектором на развитии туризма. Соответственно, указывались риски для АПК страны (в регионе выращиваются орехи, фисташки, бананы, цитрусы, клубника, оливковое масло и прочее) в случае радиационного происшествия, с последующим загрязнением почв и воды.  

Немало противников проекта "Аккую" было и за пределами Турции – а именно со стороны Греции и Кипра. Критика была связана с выбором места – побережье Средиземного моря, близость к Кипру (около 70 км южнее по морю), угроза морскому биоразнообразию (система охлаждения, через которую будет пропускаться до 1 млн куб.м воды в час) а также сейсмические риски. Как сообщили inbusiness.kz представители АО "Аккую Нуклеар", - оператора станции – отчет об Оценке воздействия на окружающую среду проходил нелегко, а сам документ составил свыше 5,5 тыс. страниц. Ввод станции в эксплуатацию способен заместить ежегодные выбросы 17 млн тонн углекислого газа от угольной и газовой электрогенерации.

Реактор, безопасность и санкционные риски

Реакторная установка, которая применяется на АЭС "Аккую" - ВВЭР-1200 (Водо-Водяной Энергетический реактор, мощностью 1200 МВт), разработки дочерней структуры российской корпорации "Росатом" - "Атомэнергомаш". Электрогенерация пойдет на базе турбин Arabelle, чьи показатели надежности 99,96%.  Примечательно, что поставку данных турбин осуществляет французское СП "Атомэнергомаша" и General Electric. Причем американская компания, в свете российско-украинского конфликта, объявила о приостановке своей деятельности в России. Пойдет ли GE дальше и как в целом санкции повлияют на реализацию проекта, пока вопрос объективно открытый. 

"Пока никаких проблем с поставкой нет, и не ожидаем", - прокомментировал inbusiness.kz вопрос о рисках с недопоставкой турбин заместитель директора по строительству АО "Аккую Нуклеар" Дмитрий Романец. При этом в беседе он добавил, что на стройплощадку по графику уже доставлена половина комплекта паровой турбины для Блока 1 АЭС. Однако однозначный ответ на вопрос о рисках включения бизнеса "Росатома" в периметр технологичных санкций Запада, не говоря уже о влиянии на проекты, даст только время. 

Что же до безопасности станции "Аккую" - в целом, стоит отметить, что реакторная установка относится к поколению "III+". Другими словами, реакторный отсек поделен на внутреннюю и внешнюю оболочку. Первая защищает от выхода расплава за пределы корпуса реактора в случае разрушения активной зоны (так называемая ловушка расплава); вторая – от внешнего физического воздействия. 
Моделирование угроз показало устойчивость внешней оболочки к таким рискам, как: 9-балльное землетрясение; падение самолета (за основу взят Boeing, весом в 400 тонн со скоростью 200 м/с); взрывы (с давлением во фронте до 30 кПа); наводнение и цунами (защитная дамба выдерживает удар волны высотой в 14 метров); не считая устойчивости к снеговым и ледовым нагрузкам, а также ураганам (силой до 56 м/с). 

По условиям Межправсоглашения, физическая защита АЭС будет осуществляться совместно Турцией и Россией, однако детали данного вопроса широко не освещены. В рейтинге Global Terrorism Index 2020, отражающем террористическую активность по миру, Турция занимает 18-е место (6,11 пунктов) и находится между Центрально-Африканской республикой и Колумбией. Для сравнения Казахстан, Россия, Китай и Украина занимают в нем 93-е, 39-е, 53-е и 36-е места соответственно. 

Не секрет, что одно из ключевых направлений работы турецких властей в рамках проекта АЭС "Аккую" - доступ как к технологиям строительства, так и ядерным технологиям. Бюджет проекта 4 блоков по 1,2 ГВт каждый – 22 млрд долларов, из которых "Росатом" готов выделить до 6,5 млрд долларов на локализацию местным производителям. Пока заключены или на стадии переговоров контракты лишь на 3,2 млрд долларов, куда входят стройматериалы (бетон, металлоконструкции, кабель, трубы и другое), строительные услуги, а также оборудование (вентиляционное, насосное и электрооборудование). Однако реакторная начинка целиком и полностью приходит из России, подчеркнул г-н Романец. 

Запуск АЭС "Аккую" потребует формирования обслуживающего персонала станции численностью до 4 тыс. человек. Согласно договоренностям, российская сторона взяла на себя обязательство обучить в российских вузах и трудоустроить 600 турецких выпускников профильных направлений. Обучение стартовало в 2011 году, где конкурс составил 78 человек на 1 место (включены  расходы на обучение, проживание и трансферт домой 1 раз в год). К началу 2022 года обучено 220 студентов. Более того, проект предусматривает строительство целого жилого района для персонала станции и их семей на 15 тыс. жителей (около 3800 квартир) в одном из близлежащих населенных пунктов. 

На сегодня реактор ВВЭР-1200 используется в Нововоронежской, Ленинградской и Белорусской АЭС. Более того, в портфеле проектов, где также предполагается использование данной реакторной установки, помимо Турции, возводимые АЭС в Египте, Бангладеш, Венгрии и до недавнего времени Финляндии (официально Хельсинки отказались от проекта после вторжения России в Украину). Более того, поскольку строительство и эксплуатация станции несет риски, они финансово застрахованы в турецкой госкомпании (наименование, к сожалению, не уточнили), которые в свою очередь перестрахованы за рубежом, отмечают в АО "Аккую Нуклеар".  

BOO и финансовая модель: кто где выигрывает?

Сам проект реализуется по принципу BOO ("build-own-operate" - "строй-владей-эксплуатируй"), что нетипично для атомной отрасли.  Это означает, что "Росатом" полностью финансирует строительство станции, а затем на мажоритарной основе владеет ей и эксплуатирует ее, с последующим выводом из эксплуатации и утилизацией отработанного ядерного топлива. Проектный срок работы АЭС – 60 лет, с возможностью пролонгации еще на 20 лет, что вкупе со сроками строительства и вывода ее из эксплуатации займет как минимум 100 лет. 

Финансовая модель также заслуживает пристального изучения. Согласно Межправсоглашению, окупаемость проекта обеспечивается за счет контрактации определенного объема электроэнергии по фиксированному тарифу на 15 лет; дальше тариф будет определяться путем переговоров. Как пояснили inbusiness.kz в "Росатоме", первые два блока из четырех будут гарантированно продавать Турции 70% вырабатываемой электроэнергии; 3 и 4 блоки соответственно до 30%. Покупателей на остальной объем электроэнергии, пока весьма вероятно, будет искать владелец станции.  

Согласно договору, у  "Росатома" есть опция по реализации 49-процентной доли в АЭС. Изначально планировалось, что этот пакет выкупят Cengiz Holding, Kolin Insaat и Kalyon Insaat. Однако в феврале 2018 года Kolin и Kalyon вышли из проекта, и, по данным турецкого агентства Anadolu, причиной стал тупик в переговорах по коммерческим вопросам; в свою очередь Cengiz Holding участвует в проекте в качестве подрядчика и, по данным российского РБК, продолжает обсуждать варианты партнерства. Взамен этим компаниям интерес к доле в станции проявляет турецкая госкомпания EUAS. 

Как видим, финансовый скелет проекта дает турецкой стороне полную защиту от перерасхода в строительстве станции, переведя свои капитальные траты в операционные (включая вопросы эксплуатации). Более того, законтрактовав покупку лишь половины из проектных 35 млрд кВт*ч в год электроэнергии на первые 15 лет до точки окупаемости, Анкара решила для себя проблему избыточной мощности.

Помимо того, что это крупнейшая зарубежная инвестиция в Турцию, как уже было отмечено выше, потенциал локализации контрактов на поставку товаров и услуг турецкими бизнесменами составляет до 6,5 млрд долларов. Сюда надо добавить занятость, а это без малого до 20 тыс. рабочих мест, из которых 80% - для турецких граждан. Средние зарплаты в рублевом эквиваленте среди рабочих – 50-70 тыс. рублей; на уровне ИТР – ≥100 тыс. рублей, отметил г-н Романец. 

Стоит отметить и выгоды российской стороны. Бюджет строительства станции составит 22 млрд долларов, из которых около 15 млрд (≥68%), а может и более, пойдет российским подрядчикам и дочерним структурам "Росатома". Согласно турецким СМИ, законтрактованный тариф составит 0,1235 доллара за кВт*ч (т.е. в твердой валюте и уже вдвое выше текущей внутренней цены). Если перемножить его на 50% запроектированной электрогенерации (17,5 млрд кВт*ч в год), и так на 15 лет, то на выходе получается сумма в 32,5 млрд долларов. И это только точка окупаемости, без учета реализации оставшейся половины мощности.  

Безусловно, пока близлежащие турецкие области носят в большей степени сельскохозяйственный профиль и малочисленны по своей заселенности, что ограничивает энергоемкость. Хотя стоит сделать акцент, что турецкая сторона по соглашению обязана построить и уже строит высоковольтные линии передач напряжением в 400 кВ от АЭС до городов Мерсин (143 км), Эрменек (73 км), Манавгат (210 км), Сельвили (170 км) и Сейдишехир (266 км). 

Объем производства электроэнергии в Турции последние 10 лет показывал ежегодный рост примерно на 5%. Поскольку АЭС теоретически может покрывать до 10% энергопотребностей страны или целого Стамбула, такой консервативный подход соответствует долгосрочному тренду и создаст необходимый резерв. Добавим, что рост сферы туризма и жилищного строительства потенциально дает хорошие перспективы роста спроса на электроэнергию. Это, помимо операционной прибыли, создает отличные возможности монетизировать свое участие через продажу 49%-ой доли в проекте в будущем по более высокой цене. 

Окончание строительства Блока 1 АЭС "Аккую" и физический пуск намечены к празднованию 100-летия Турецкой Республики, – 23 апреля 2023 года – до которого осталось менее 270 дней. По заверениям топ-менеджеров "Росатома", строительство идет по графику. Однозначно, что за промежуточными результатами будут активно наблюдать и делать соответствующие выводы не только в самой Турции, но и в братских ей Узбекистане и Казахстане. 

Арман Джакуб