/img/tv1.svg
RU KZ
Аграрии дозреют к весне

Аграрии дозреют к весне

Крестьян не устраивает закупочная цена.  

12:21 02 Ноябрь 2016 3598

Аграрии дозреют к весне

Автор:

Сергей Буянов

За зерно нового урожая предлагают не больше 30 тыс. тенге за тонну, в результате чего предприниматели предпочитают хранить урожай до весны.

Жатва нынешнего сезона официально завершилась 1 ноября: к этому дню, по данным министерства сельского хозяйства, стоявшие из-за непогоды 0,2% площадей зерновых культур в Северо-Казахстанской области наконец-то были скошены. Так что общая картина ясна и можно смело подводить итоги.

Год начинался для аграриев нервно. И правительство, и руководство регионов еще до начала посевной сконцентрировали максимум внимания на землепользовании. Власти были настроены добиться вовлечения в оборот тех земель, которые простаивали много лет. Крестьян предупредили, что изменения в земельном законодательстве теперь позволяют в 10 раз увеличить ставку налога на залежь. В результате часть крестьян постаралась распахать и засеять неиспользованные до этого участки, а часть отказалась от «лишних» наделов, и местные власти распределили их в пользу крепких хозяйств. 

Цифры, приведенные Минсельхозом, говорят о том, что проведенная работа обеспечила расширение пашни в стране на 379,1 тыс. га – с 14 млн 996 тыс. га в 2015 году до 15 млн 375,1 тыс. га в 2016 году. Максимальное увеличение пашни показали Акмолинская (148,6 тыс. га) и Костанайская (169,7 тыс. га) области. В то же время, площади сократились в Восточно-Казахстанской (6,1 тыс. га) и Западно-Казахстанской (44,9 тыс. га) областях. 

При этом крестьяне столкнулись с массой проблем, главными из которых стала отмена погектарного субсидирования, инициированная прежним главой МСХ Асылжаном Мамытбековым. Если в предыдущие годы крестьянин мог получить кредит перед посевной (на запчасти, семена, топливо и оплату страховки), рассчитывая погасить его полученными субсидиями, то теперь этот вид господдержки остался в прошлом. По мнению  г-на Мамытбекова, «погектарка» не дает ничего для перспективного развития аграрно-промышленного комплекса. Высвободившиеся средства (по данным министерства, в 2015 на этот вид субсидий выделялось 42,5 млрд тенге) он предложил направить на субсидирование закупки техники крестьянами.

Эта инициатива была неоднозначно встречена крестьянами. Крупные аграрии, регулярно пополняющие парк, оценили реформу позитивно. А вот мелкие и средние крестьяне, которые могут позволить себе технику раз в 5-10 лет, посчитали, что теперь они остались без поддержки государства.

Занявший в мае 2016 года кресло главы Минсельхоза  Аскар Мырзахметов обещал еще раз проанализировать реформу субсидирования и учесть все мнения. Однако не все местные исполнительные органы поддержали выплату погектарной субсидии, так в Акмолинской области местные бюджеты были сверстаны уже без учета погектарных субсидий.

«Местные исполнительные органы сами определяют приоритетные направления субсидирования. Вместе с тем сообщаем, что по состоянию на 1 августа 2016 т.г. в областном бюджете финансовых средств по указанному направлению субсидирования не предусмотрено. Согласно решению Акмолинского областного маслихата от 20 июля 2016 года № 6С-4-2, средства по указанному направлению перераспределены на другие приоритетные направления субсидирования в растениеводстве (удешевление сельхозтоваропроизводителям стоимости гербицидов, биоагентов (энтомофагов)) и биопрепаратов, предназначенных для обработки сельскохозяйственных культур в целях защиты растений, субсидирование стоимости удобрений (за исключением органических), поддержка семеноводства и др.)», - говорится в ответе министра, опубликованном в его официальном блоге.

Учитывая, что и в других регионах погектарные субсидии на зерновые культуры выплачивать так и не начали, получается, по факту, этот инструмент господдержки остался в прошлом.

Другой бедой для крестьян в нынешнем сезоне стало снижение курса тенге. Существенно – в 1,5-2 раза – подорожали  расходники и запчасти на тракторы и комбайны, производимые, в основном, в дальнем и ближнем зарубежье. Подскочили в цене удобрения и гербициды.

Покрыть все эти издержки крестьяне рассчитывали хорошей урожайностью и высокой ценой на зерно. И тут все зависело от того, насколько благосклонной к труженикам окажется природа.

По погоде и цена 
В начале года у крестьян не вызывала опасений только погода: минувшая зима выдалась снежной, и к началу сева в почве накопился хороший запас влаги. А это считается залогом хорошего урожая, наряду с летними дождями. Дожди в июне и июле действительно были. Но радовали они аграриев только на первых порах. За полтора месяца, к началу августа, в основных зерносеющих регионах (север и центр страны) выпало две-три нормы осадков. К тому же из-за преобладания пасмурных дней растения испытывали недостаток солнца.

Сложившиеся погодные условия привели, во-первых, к задержке развития колоса и созревания зерна, во-вторых, вызвали всплеск грибковых заболеваний (ржавчина). Совокупность факторов привела как к потере части урожая, так и к снижению его качества. Это признал и первый вице-министр сельского хозяйства Кайрат Айтуганов.

«Погодные условия не позволили сформироваться более качественному зерну, на некоторые поля повлияли такие болезни, как септориоз, стеблевая ржавчина и другие», - заявил он на заседании правительства в конце сентября.

Объективную картину «в цифрах» о качестве урожая нынешнего года сложно составить. До 2000 года в Казахстане работала Государственная хлебная инспекция, которая в обязательном порядке оценивала параметры полученного урожая. Позже такие исследования перевели в разряд добровольных. Анализ зерна в своих лабораториях проводят филиалы госкомпании «Казахстанская аграрная экспертиза» исключительно по обращениям крестьян. Но даже из этих отрывочных сведений складывается отнюдь не радужная картина.

«Урожай в этом сезоне нехороший. Самый важный параметр, от которого зависит определение класса зерна - это его натурный вес, или просто - натура. Нормой считается 750 грамм на литр и выше. Обычно казахстанская пшеница имеет натуру под 900. Но в нынешнем году – около 700. Что касается содержания клейковины, то прошлом году оно было не ниже 25%. В нынешнем году -  ниже 23%. То есть, основная масса зерна не дотягивает до параметров третьего класса», - говорит директор Карагандинского областного филиала АО «Казагрэкс» Онгар Тусупбеков.

 Специалист констатирует, что по информации его коллег из других регионов, картина с низким качеством урожая в нынешнем году одинакова по зерновому поясу Казахстана – Акмолинской, Костанайской и Северо-Казахстанской областям.

Для крестьян главным результатом такого вот природного каприза стала невозможность с выгодой продать свой урожай. Национальная компания «Продкорпорация» в нынешнем сезоне поставила цены на зерно в зависимость от качества - от 30 тыс. тенге до 50 тыс. тенге. Большая часть того, что могут предложить крестьяне подходит только под нижнюю ценовую границу.

Крестьянское хозяйство «Заря» работает на землях Осакаровского района Карагандинской области уже почти 20 лет. Земли тут не особо плодородные, поэтому большого объема пшеница никогда не давала. Зато благодаря засушливому климату качество зерна обычно было на высоте. Глава хозяйства Виктор Летута говорит, что в нынешнем году нет ни объема, ни качества. А значит, и хорошей цены ждать не приходится.

«Хлеб у нас получился очень неравномерным. Даже на одном поле, и то зерно было разным. Есть клейковина 26%, а есть 20%.  И это не только у нас, это везде. Даже в тех хозяйствах, где раньше клейковина была под 30%, в нынешнем году намного меньше. А есть хозяйства, где по 14-18%. Люди вообще в шоке, что теперь делать с этим зерном, не знают. Ведь наши основные покупатели – мельничные комплексы. И они готовы платить только за качественное зерно. Нам хотя бы повезло в том, что половину своих полей мы засеяли раннеспелым сортом пшеницы. Она успела созреть к 25 августа, эта часть урожая оказалась неплохой. Созревание остального зерна мы ждали до первой декады сентября, и оно оказалось намного хуже. Если первую часть урожая мы с поля продавали по 40 тыс. за тонну, то вторую дороже 30 тыс. тенге брать никто не хочет. А нам дешевле 40-45 тыс. и продавать смысла нет, мы своих затрат не окупим», - констатирует он.

Крестьяне находят один выход – ждать. Например, в «Заре» есть свои склады на 5 тыс. тонн зерна. Виктор Летута намерен основную часть урожая хранить до весны в надежде, что после нового года зерно подорожает. Но такая стратегия не всем доступна: у кого-то нет собственных складов, а засыпать урожай  в элеватор ведет к лишним расходам. У тех, кто нуждается в деньгах, чтобы расплатиться по кредитам и выдать зарплату коллективу один выход – продавать зерно сейчас и по цене, диктуемой рынком, хоть даже на комбикорм.

Не рекордный урожай
Если перейти на язык цифр, то в текущем году зерновые культуры размещены на площади порядка 15,4 млн га, из них пшеница заняла 12,2 млн га. Урожай нынешнего года хоть и оказался высоким, но существенно не дотянул до рекордного 2011 года. Тогда, к 20-летию Независимости, природа порадовала Казахстан валовым сбором более 29 млн тонн.

В нынешнем году крестьяне (по данным на 26 октября) намолотили 23 млн 626,7 тыс. тонн, что на 5 млн тонн больше, чем в 2015 году. Наибольший вклад «в копилку» внесла Акмолинская область – 5 млн 701,3 тыс. тонн. Следом идут Северо-Казахстанская (5 млн 663,2 тыс. тонн) и Костанайская области (5 млн 613,6 тыс. тонн).

Средняя урожайность по стране составила 15,4 центнера с гектара (в 2015 – 13,4 ц/га). Особенно сильно подрос показатель в Западно-Казахстанской области – с прошлогодних 6,6 ц/га урожайность тут подскочила до нынешних 14,8 ц/га. Здесь, в засушливом климате, большое количество влаги сыграло хлеборобам в плюс.

Минсельхоз оценил экспортный потенциал Казахстана по зерну в текущем маркетинговом году (июль 2016 - июнь 2017 года) в 8,5 - 9 млн тонн. Это чуть выше сезона 2015 - 2016, когда было экспортировано 8,4 млн. тонн зерновых. Предполагается, что основной объем экспорта уйдет в страны Средней Азии, являющиеся традиционным рынком сбыта Казахстана: 4,2 млн тонн - в Афганистан, 1,8 млн - в Иран, порядка 500 тыс. тонн - в Китай, до 500 тыс. тонн - в Азербайджан, 200 тыс. тонн - в Грузию. Также до 900 тыс. тонн предполагается экспортировать в Россию.

Сергей Буянов, Караганда