RU KZ
Александр Симон: «Есть направления, где добычу стоит остановить и не тратить деньги»

Александр Симон: «Есть направления, где добычу стоит остановить и не тратить деньги»

09:45 22 Сентябрь 2016 3143

Александр Симон: «Есть направления, где добычу стоит остановить и не тратить деньги»

Автор:

Татьяна Шестакова

Золотоперерабатывающий хаб на базе Варваринского месторождения уже создан.

Российский «Полиметалл» на базе костанайского предприятия АО «Варваринское» создал региональный хаб по переработке золотосодержащих руд. Способствуют этому как конъюнктура мирового рынка золота, так и власти региона. Благодаря последним, компании удалось получить разрешение на перекрытие дороги регионального значения Камысты — Житикара. На что рассчитывает дальше региональное подразделение российского инвестора abctv.kz рассказал генеральный директор АО «Варваринское» Александр Симон.

Месторождение находится на северо-западе Казахстана, в 130 км от Костаная и в 10 км от границы с Россией. Первое золото «Варваринское» выпустило уже в 2007 году, а золото-медный концентрат в 2008-м. В 2009 году российская компания «Полиметалл» приобрела предприятие у британской Orsu Metals Corporation. На сегодняшний день, согласно обновленной оценке рудных запасов и минеральных ресурсов в соответствии с кодексом JORC, запасы золота Варваринского месторождения составляют 33 тонны и 66,5 тыс. тонн меди.

«Подтверждение данных геологоразведки – залог стабильной работы»
- Александр Викторович, добыча руды на Варваринском будет вестись по нынешним данным до 2030 года. Но компания ведет геологоразведочные работы. Территория, на которой их проводят, только на Варваринском месторождении составляет 533 квадратных километров. Плюс к этому территория Комаровского месторождения в Житикаринском районе. Есть ли какие-то предварительные результаты?

- Мы концентрируемся сегодня на понимании запасов недавно приобретенного нами Комаровского месторождения и подтверждения той рудной модели, которая была сделана ранее. Предыдущего собственника (ТОО «Казцинк» - прим. авт.) интересовала только окисленная руда, а первичной он серьезно не занимался. Мы сгущаем сеть и пытаемся понять, соответствуют ли имеющиеся данные действительности. Пока данные подтверждаются.

Сегодня, когда покупаешь месторождение, достоверность данных разведки серьезным образом приходится проверять. Их подтверждение — один из факторов стабильной работы. Есть пример в российской золотодобыче, когда компания запроектировала предприятие опираясь на данные еще советской геологоразведки. Когда начали заниматься добычей, то в результате доразведки и переоценки запасы на 30% не подтвердились. К тому времени уже были потрачены серьезные деньги на инфраструктуру, выбраны размеры фабрики, закуплено и завезено оборудование. Вот и оказалось, что фабрику на 40 млн тонн руды в год кормить нечем.

Что касается Варваринского, то понятно, что предприятие сегодня мы делаем перерабатывающим центром для ряда месторождений. «Полиметалл» сегодня ведет разведочные работы на Тарутинском месторождении в Челябинской области, Маминском в Свердловской, руды которых в перспективе будут поставляться на фабрику АО «Варваринское».

-​ А если говорить о сторонних месторождениях, руды которых вы будете вовлекать в переработку на Варваринском.

-​ Пока пул месторождений только набирается. Сегодня в планах, рассчитанных на три года, мы говорим о связке Комаровское-Варваринское. Это тот хаб, который будет работать. Да, сегодня осуществляются поставки руд с других месторождений, но в нашем объеме это — 1-2%. В то же время намерены 25% мощностей фабрики загрузить рудой с Комаровского. С 2017 года планируем перерабатывать до одного млн тонн комаровской руды.

-​ Увеличение объемов будет связано с закрытием дороги Камысты — Житикара?

-​ Не совсем так. Добыча первичных руд, которую мы сегодня ведем в карьере, на прямую не касается переноса дороги. Перенос дороги связан с доступом к окисленной руде, с которой связана работа гидрометаллургического цеха. Мы сегодня вынужденно стоим на орошении тех штабелей, которые были сформированы предыдущим собственником. Но без подпитки рудой выпуск готовой продукции будет снижаться. Потому нам нужен доступ к руде, из-за которой просим временного переноса дороги. Местная администрация и большинство жителей перенос поддержали.

Сейчас заключается договор на ремонт временного объездного участка дороги. Мы планируем со всеми моментами по проведению тендеров и строительством выйти к концу года на получение разрешения на прекращение движения по этому участку. Перенаправим движение на отремонтированную дорогу Коломенка-Тохтарово-Ливановка-Житикара. В следующем году планируем сделать вскрышу на месте перемычки и дойти до окисленной руды, которая послужит материалом для поддержания работы ГМЦ, где процесс извлечения золота идет методом кучного выщелачивания.

-​ Насколько я понимаю, был выбран вариант, который предлагал «Полиметалл»: то есть не строить новую дорогу, а отремонтировать старую?

-​ Вы правы. Дорога есть, но ряд ее участков не отвечает требованиям дороги четвертой категории. Мы ее ремонтируем и доводим до необходимых параметров. Потом все содержание той дороги, ее обслуживание ложится на нас. Эти договоренности есть также с областным акиматом и прописаны в меморандуме. Рассчитываем работать на закрытом участке в течение пяти лет с начала добычи, после чего восстановим этот участок областной дороги и движение по нему будет возобновлено.

«По экономике медные концентраты нам выгоднее сплава Доре»
-​ В прошлом году предприятие практически не работало по переработке медносодержащей руды.

-​ С объемами медной руды для загрузки мощностей фабрики у нас и сегодня есть сложности, по ряду причин. В этом году приступили к вскрытию нового карьера, где медная руда будет в достаточном количестве и уже с ноября месяца запустим медную цепочку. В этом году работали и с месторождением Юбилейное (Актюбинская область), откуда нам поставляли руду с достаточным содержанием меди. Сейчас обсуждаем длительный контракт с Юбилейным.

Еще один фактор - золотомедная руда по экономическим свойствам лучше с точки зрения прибыли, но вот продается она довольно тяжело. Это связано с рядом ограничений, которые были введены Казахстаном по вывозу золотосодержащих продуктов. Нам нужно сначала доказать, что казахстанские переработчики отказываются от нашего концентрата и тогда только можем выйти на международный рынок. Эта процедура занимает от полутора до двух месяцев. То есть весь цикл реализации концентрата от момента выпуска до продажи составляет минимум три-четыре месяца. К тому же рынок золотомедных концентратов просел, спрос стал хуже. А сплав Доре продаем быстро: двух недель не проходит с момента передачи на аффинажный завод. Мы работаем с аффинажным заводом ТОО «ТАУ-КЕН АЛТЫН» и деньги получаем оперативно.

-​ В целом данная ситуация с медносодержащей рудой влияет на эффективность предприятия?

-​ Разница незначительная, но она есть. Если мы добываем медную руду с хорошим содержанием меди, то накопив на определенный период загрузки медной цепочки, запускаем переработку. Пока стабильно обеспечить производство сырьем с хорошим содержанием не можем. В этом году отработали 4-5 месяцев, на лето прервались, но с октября-ноября будем возобновлять.

-​ С приобретением Комаровского хаб по переработке золотосодержащих руд в Костанайской области заработал. Полиметалл изначально думал о его создании или так сложились обстоятельства?

-​ Изначально. Вы знаете, что есть легкообогатимые руды. Эти месторождения, в принципе, уже разобраны, многие уже дорабатываются. А упорные руды — сложнообогатимые. В частности здесь у нас все месторождения такие. Нужно применять серьезные технологии. И месторождения с упорными рудами раньше плохо продавались именно из-за сложностей с переработкой. Тем более, в советское время месторождения с содержанием золота два грамма на тонну и меньше не рассматривалась. Тогда разведка одну-две скважины проанализировала: «упорная руда, низкое содержание» и бросали. Это носило массовый характер. Одним из решений проблемы стала новая технология, которая появилась лет 15 назад - автоклавное выщелачивание. «Полиметалл» пока единственный в СНГ ее успешно применяет на своем Амурском хабе (Хабаровский край, Россия). То есть мы готовились к тому, что эти месторождения рано или поздно будут выходить на первый план.

С точки зрения уникальности фабрика «Варваринское» нам приглянулась еще когда принадлежала англичанам. Практически все типы руд, которые имеются, как легко обогатимые, так и упорные, на этой фабрике можно перерабатывать. Понятно, что если получить флотационный концентрат упорных руд, то надо рассматривать вариант его поставки на дальнейшую переработку, в том числе на автоклав. Сейчас возить ближе в Европу и Китай. Но потенциально, если концентрат будет богатым, то возможно возить и на Амурский хаб. Пока таких руд нет, хотя они могут появиться уже в следующем году.

-​ В свете сказанного костанайская руда...

-​ Бедная. Понятно, что на фоне варваринской руды, где среднее содержание около грамма, Комаровское смотрится лучше. Там 2-2,5 грамма на тонну. Вокруг есть еще ряд подобных месторождений.

Все в начале 2000-х освоили технологию кучного выщелачивания, бросились на эту окисленную руду, сняли «шапку». Сейчас у них нет никакой перспективы, кроме как добывать «коренную» или сульфидную руду и продавать. Для таких некрупных месторождений с небольшим содержанием хороший вариант - поставлять свою руду для переработки на Варваринском. Кроме этого, есть месторождения небольшие, но с богатой рудой. К примеру, в Степногорске содержание 5 грамм и выше. Фабрику на месторождении строить экономические нецелесообразно. А так, благодаря нашей фабрике у них есть определенное окно. Те бизнесмены, кто это понимает, с нами уже сотрудничают.

-​ Но сортовое разнообразие заставляет постоянно перестраивать режим работы фабрики. Насколько это вам интересно?

-​ Мы понимали, что придется работать с разными рудами с различными технологическими свойствами. И готовились к этому процессу. Построили серьезную технологическую и минералогическую лабораторию. Если появляется новое месторождение на горизонте, то берем пробы и смотрим, подходят ли они нам. Смотрим по какой технологии можно достичь максимального эффекта. И отчеты показываем владельцу. Вместе решаем, по какому пути пойти. В этом смысле лаборатория — наши глаза.

-​ Планируется ли дальнейшая универсализация Варваринской фабрики и вовлечение в переработку больше типов руд?

-​ С этой точки зрения мы гибкие и готовы рассматривать различные варианты модернизации фабрики, но нужен стабильный объем и поставщик. Хотя, если говорить об отборе руд, то всегда проводим цикл исследований не только у себя, но и на других предприятиях. Возможно, эта руда пойдет не на Варваринское, а на «Золото Северного Урала» или еще какое-то предприятие «Полиметалла».

-​ А если говорить об углублении переработки?

-​ Идти дальше сплава Доре смысла нет.

«Каждый процесс должен быть взвешенным»
-​ Учитывая сложные руды, высокую себестоимость переработки, за счет чего удается сокращать расходы, компенсировать затраты?

-​ Мы занимаемся геолого-техническим картированием. Разведка пробурила скважину и получила информацию по рудному телу, содержанию. На основе этих проб делаем еще пробы технологического свойства: какова руда на измельчаемость, обогатимость, какая технология подходит для переработки. Мы получаем возможность рассматривать руду с точки зрения технологических свойств и экономики. И в этом плане «Полиметалл», пожалуй, серьезно отличается от других компаний, которые занимаются добычей драгметаллов.

Мы говорим, что есть направления, где добычу стоит остановить и не тратить деньги. Это, наверно, ключ к успеху. Чтобы не попасть в ситуацию, когда ты привез руду, а она извлеклась на 10 процентов хуже, и ты никакой прибыли не получил. Это катастрофа с точки зрения планирования и получения прибыли. Чтобы таких проблем не было, мы приняли решение, что нужно идти на такие исследования и инвестировать эти деньги заранее. И эти затраты себя полностью оправдывают. Даже если эта руда в этот год или следующий не пригодилась, мы ее положим к такой же проблемной руде и будем подбирать технологию. На Варваринском тоже есть такие руды: порошковые, в которых есть и медь, и золото. Материал не флотируется, схема не работает. И мы сейчас ищем технологию кучного выщелачивания по двум химическим схемам.

Кроме того, всегда выбираем направление работы с точки зрения экономики руды и вообще ситуации в мире. Естественно на фоне падения цены на золото мы рассматриваем направления с богатыми рудами, чтобы можно было год-два продержаться, с прибылью отработать. Либо какие-то направления закрываем. Всегда при планировании определенного периода ориентируемся, в том числе, на технологические свойства и эффективность переработки с точки зрения получения прибыли. И в этом наш успех сегодня.

-​ Насколько этот год для успешен для Варваринского?

-​ Сразу скажу, что свои произведенные планы выполняем. С точки зрения экономики получилось, что планировали. Где-то плюс, где-то минус, но в среднем себестоимость исполняем. Понятно, что ситуация помогла. Цена на золото не стала и дальше снижаться, а стабилизировалась в первом квартале и со второго началось ее увеличение. Так распорядился рынок. Нам это дополнительно поможет по итогам года.

-​ Какие-то были приняты стратегически важные решения в текущем году?

-​ Как раз стратегическое решение, которое позволит стабильно отработать следующий год — модернизация железнодорожной станции. Для «Полиметалла» организация перевозок ж/д транспортом в таких масштабах впервые. В основном в регионах присутствия компании используем автомобильные перевозки, морской транспорт. Например, на Дальнем Востоке нет железных дорог. Там вывозим зимой руду на берег автомобильным транспортом и летом на баржах отправляем в перерабатывающий центр. То есть везде автомобиль и река-море.

Мы готовы потенциально раскрутить нашу ж/д станцию до двух млн тонн в год по приемке сторонней руды. Это 40-50% годовой переработки фабрики. В среднесрочной перспективе два млн тонн в год перерабатывать не будем, но по нашему решению возможность, в случае необходимости, увеличить объем поставок сторонней руды с миллиона до двух должна быть.

С точки зрения подбора технологии и возможности видеть перспективу - в этом году построена и запущена лаборатория технологических исследований. Минералогические исследования — это одно из главных направлений нашей работы. Всю стороннюю руду мы пропускаем через нее. Возможность делать быстро и много анализов помогает оперативно принимать решения, стоит ли работать с той или иной рудой и как это делать. Чем быстрее решения принимаешь, тем меньше теряешь денег.

-​ АО «Варваринское» в перспективе — это добыча или переработка?

-​ В ближайшие 12-15 лет и добыча, и переработка. В этот период собственная руда точно будет. С учетом разных схем замещения собственной руды - до 50% - этот срок эксплуатации месторождения может продлеваться. Пока речь идет о замещение четверти объема переработки. Если Комаровское сможет дать больше и это будет экономически целесообразно, то, возможно, эти объемы будем перераспределять. Южные месторождения Челябинской области потенциально могут давать миллион тонн руды в год, плюс миллион Комаровское. Соответственно, у Варваринского увеличивается срок эксплуатации своих запасов. А может в округе еще что-то хорошее найдется.

Татьяна Шестакова