Более 300 миллиардов тенге потеряет РК из-за приостановки на месяц КТК – эксперт

13242

Глава Союза нефтесервисных компаний РК уверен, что Казахстану следует налаживать новые пути поставки углеводородного сырья в Старый Свет, чтобы не потерять европейский рынок.   

Более 300 миллиардов тенге потеряет РК из-за приостановки на месяц КТК – эксперт

О том, какие убытки несет Казахстан от приостановки Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) и почему приостановка отгрузки казахстанской нефти через КТК в Европу решением Приморского районного суда города Новороссийска лежит, прежде всего, в политической плоскости, в интервью корреспонденту inbusiness.kz рассказал глава Союза нефтесервисных компаний РК Рашид Жаксылыков.

– Очевидно, что от приостановки КТК Казахстан понесет убытки. Каковы они? 

– 300 миллиардов тенге (это около 1 миллиарда долларов) составят убытки нефтегазовой промышленности Казахстана из-за приостановки на месяц Каспийского трубопроводного консорциума. 

Казахстан за этот же месяц потеряет до 50% налоговых поступлений в бюджет, 70% экспортного дохода. Доллар обеспечивает нефтегазовая отрасль, и, если в течение месяца в бюджет страны не будет вливаний иностранной валюты, тенге упадет еще больше. Ситуация сейчас не простая. В течение месяца каждый казахстанец, который не разбирается в том, что такое КТК, почувствует на себе, как пойдут в рост цены на все и снизится наша покупательская способность. Полагаю, причины закрытия КТК решением Приморского районного суда Новороссийска с 5 июля на 30 суток не в экологических нарушениях. Все кроется в политической плоскости. 

– Ранее Вы высказывали точку зрения, где подвергали сомнению распространение антироссийских санкций на Казахстан. Изменилось ли Ваше мнение? 

– Еще 25 февраля этого года у меня начали брать интервью по поводу того, как санкции в отношении России будут отражаться на Казахстане. Я тогда открыто заявлял, что бояться санкций Европы и США не следует, потому что все инвесторы при разработке казахстанских нефтегазовых месторождений – крупные европейские и американские компании. И они не будут вредить своему бизнесу. Но предупреждал правительство, что нам нужно быть осторожными с Россией, так как более 80% экспорта казахстанской нефти идет через территорию РФ.

Эти прогнозы начали сбываться уже через месяц. Так, 22 марта российская сторона закрыла ВПУ1, ВПУ9, ВПУ13 – это станции по перекачке нефти из трубопровода в танкеры в порту Новороссийска –  и начала вводить ограничение на прокачку казахстанской нефти. Вот в мае, к примеру, были обнаружены мины времен Второй мировой войны в Черном море, что вновь вызвало задержку в работе КТК. Теперь вопрос с экологией. 

Я давно понял, что Казахстану необходимо вплотную заниматься налаживанием альтернативных путей доставки казахстанской нефти в Европу, потому что, пока будет продолжаться эта ситуация вокруг Украины, через Россию перекачивать нефть будет проблематично. Я на 100% уверен, что Россия не будет давать нам полноценно работать и транспортировать свою нефть через КТК, потому что Европа ввела санкции против нее, из-за чего экономическая ситуация в России стала ухудшаться. Ответный шаг – Россия начинает искусственно создавать дефицит углеводородов в Европе. 

Для Европы недополучение казахстанской нефти окажется сильным ударом

– Какова доля поставок черного золота Казахстана на общемировой рынок? И что сейчас следует предпринимать нашему правительству в данной ситуации? 

– Казахстан поставляет на мировой рынок 1,5-1,8% от общего объема нефтедобычи, но для Европы эти объемы значительны. В Италии объемы закупа казахстанской нефти составляют 30% от общего объема ввозимых углеводородов в страну, в Германии – 30%, в Голландии – 24%, во Франции и Голландии – по 15%. Для Европы недополучение казахстанской нефти окажется очень сильным ударом, так как они вводят эмбарго на российскую нефть, в странах и так возникла нехватка углеводородов.

Если говорить о разрешении данного вопроса, то здесь можно предположить, что мы договоримся с Россией и КТК продолжит работать, но в политическом плане мы можем потерять себя. Тут нужно быть очень осторожными. Каждый свой шаг правительство должно просчитывать. 

Думаю, что данный вопрос может решиться только на уровне президентов двух стран. Но экономические опросы на встречах президентов обсуждаются вскользь, поэтому полагаю, что решаться этот вопрос будет очень тяжело. 

Поставить казахстанскую нефть в Европу мы можем только через КТК. И этот канал в последнее время периодически перекрывается. Экологический штраф – более миллиарда долларов за технические неисправности – КТК уже заплатил России больше месяца назад. В марте КТК уже останавливал работу двух ВПУ, когда они были повреждены во время шторма. Даже если утечка была обнаружена в марте, ее давно устранили. Я повторюсь, ситуация, на мой взгляд, направлена на создание искусственного дефицита углеводородов в Европе, что, в свою очередь, ослабляет и  экономику Казахстана.

Хоть ведрами, но отгружать нефть в ЕС

–  Полагаете, поиск альтернативных маршрутов – это выход из положения?

– Однозначно мы должны усиливать диверсификацию коммуникаций и логистики нефтегазовой промышленности. В Европу мы можем попасть через Актау – Баку – Тифлис – Джейхан, на восток – через Китай. Нам нужно самим, не привлекая никаких инвесторов, выстраивать свои логистические схемы для поставки казахстанской нефти в Европу. Транспортировка нефти будет дороже на 9 долларов за каждый баррель, если мы будем ее перекачивать через Грузию, но других альтернатив у нас нет. 

Есть две главных задачи в сложившейся ситуации, которые должно решать правительство во главе с президентом: не останавливать производство углеводородов и любым способ удержать рынок Европы – хоть ведрами, но отгружать нефть в ЕС. Европа не будет ждать, пока нам разрешат транспортировать нефть через КТК, она найдет других поставщиков. Контракты на поставку углеводородов не заключаются на месяц или год, они действуют десятилетиями. Поэтому нам никак нельзя терять рынок Европы.

Светлана Макарова