Более 73% торговых платежей стран ЕАЭС осуществляется в национальных валютах – глава ЕАБР

4761

За все время работы ЕАБР в Казахстане было реализовано 90 проектов почти на 4 млрд долларов.

Более 73% торговых платежей стран ЕАЭС осуществляется в национальных валютах – глава ЕАБР

Выступая в Армении на презентации Страновой стратегии Евразийского банка развития на 2022-2026 годы, председатель правления ЕАБР Николай Подгузов рассказал представителям СМИ о дальнейшей политике, которая способствовала бы реализации инициатив по устойчивому развитию в странах присутствия банка, а также об интеграционных мегапроектах,  которые банк поддерживает в странах – учредителях ЕАБР.  

– Насколько в настоящий момент актуальна Страновая стратегия ЕАБР, учитывая реалии сегодняшнего дня? Планируется ли ее корректировка?

– Стратегия, которую мы приняли в середине 2021 года и которая вступила в действие в начале 2022 года, в целом остается актуальной. Возможны некоторые корректировки в силу изменившихся реалий. Тут, пожалуй, нужно отметить, что повысилась роль банка в расчетах, и мы отмечаем, что у нас появляются контрагенты во всех странах, которые стремятся рассчитываться в национальных валютах. 

Мы также отслеживаем, насколько актуальны те цифры по инвестициям, которые мы запланировали, и видим, что, скорее всего, придется повышать объемы инвестиций на следующий 5-летний период. К примеру, по Армении – здесь на 5-летний период мы запланировали объем инвестиций около 250 млн долларов, но вот уже за год на проекты вложено почти 150 млн долларов. Получается, что мы опережающими темпами выполняем страновую стратегию по Армении, и эта тенденция, наверное, будет для всех стран – наших акционеров. Поэтому, может быть, здесь мы внесем изменения. Но это такая точечная настройка, а не глубокое изменение стратегии. 

– За период 2018-2020 годов текущий инвестиционный портфель банка вырос почти в 2 раза ― с 2,3 млрд до 4,4 млрд долларов и превысил показатель, установленный Стратегией-2018 для 2022 года. Суммарный годовой объем операций за 2018-2020 годы превысил 4,4 млрд долл. США, что на 1,6 млрд долларов больше плановых показателей за соответствующий период. Планируется ли в этом случае докапитализация банка?

– Уставный капитал ЕАБР составляет 7 млрд долларов США. По итогам 2022 года мы будем соблюдать все нормативы по достаточности капитала, и у нас потребности в немедленной капитализации нет. Но с учетом того, что мы запланировали себе достаточно серьезный рост портфеля и в стратегии у нас это тоже отмечено, мы рассчитываем, и акционеры это понимают, на докапитализацию банка в следующие 5 лет мы заложили себе около 500 млн долларов. Посмотрим, как акционеры будут реагировать на динамику роста портфеля. 

 – Какую долю в портфеле занимает Казахстан?

– В текущем портфеле на долю Казахстана приходится 38%. Всего за все время работы ЕАБР в республике было реализовано 90 проектов почти на 4 млрд долларов.

УЗБЕКИСТАН МОЖЕТ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ К ЕАБР В ЭТОМ ГОДУ 

– Изменится ли в этом году состав участников ЕАБР, ведь уже который год говорится о том, что к банку присоединятся Узбекистан, Молдова, Сербия и другие страны?

– Состав участников ЕАБР не был расширен. Банк проводил консультации с рядом стран, выразивших интерес к ЕАБР, по установлению сотрудничества и возможному присоединению, в том числе с Венгрией, Монголией, Республикой Молдова, Республикой Сербия и Республикой Узбекистан, но в период реализации Стратегии-2018 новые участники к банку не присоединились. Работа по расширению состава участников будет активно продолжена банком в новом стратегическом периоде.

На прошедшем совете банка 24 июня в Нур-Султане у нас рассматривался вопрос о начале официального процесса общения с Узбекистаном, на предмет вступления в банк. Советом банка были сформулированы директивы, для того чтобы мы с правительством Узбекистана провели переговоры по условиям присоединения Узбекистана к ЕАБР. О сроках окончания и результатах переговорного процесса говорить пока преждевременно, но я надеюсь, что это произойдет уже в этом году. Здесь необходимо учитывать, что мы действуем, во-первых, в интересах акционеров банка, а во-вторых, с учетом того, как в этом вопросе будет двигаться правительство Узбекистана. 

Что касается других стран, то активного переговорного процесса на предмет вступления их в ЕАБР в настоящий момент не ведется.

СТОИТ ЗАДАЧА ПО ПОСТРОЕНИЮ ЕВРАЗИЙСКОЙ ТОВАРОПРОВОДЯЩЕЙ СЕТИ

– Одно из приоритетных направлений Страновой стратегии банка – проекты в области сквозной транспортной инфраструктуры и логистики. Почему так получается, что в Казахстане есть товары из Армении, а в Армении нет товаров из Казахстана? Что мешает развитию товаропроводящей сети?

–  Конечно, теперь вопрос продовольственной безопасности является центральным для всего мира, и евразийского пространства в том числе. Много интересных продуктов и в Казахстане, и в Армении, и в России. Экспорт товаров в Армению несколько затруднителен, в первую очередь из-за логистических вопросов, которые еще предстоит решить. Экспорт продукции, допустим, из Казахстана, активнее осуществляется в приграничные районы РФ, и это в большей степени связано с территориальной расположенностью стран. Но, напомню, главной задачей ЕАБР является содействие снижению зависимости от импорта ключевых агропромышленных товаров, развитие товаропроводящей сети и обеспечивающей поставки продовольствия. Поэтому в стратегическом документе ЕАБР как раз стоит задача в построении евразийской товаропроводящей сети, чтобы объединить производителей наших стран, создать для них своего рода "логистическую трубу" по перемещению продовольствия и убрать издержки, связанные с перемещением через границу, с неэффективным хранением продукции и т. д. 

В настоящее время мы с правительством Казахстана и с другими правительствами активно работаем над этой концепцией товаропроводящей сети. Ведь тот потенциал, который есть у евразийских стран, позволяет совершенно точно иметь свои продукты, исключить импорт продукции и позволит накормить близлежащие страны. Мы соседствуем с Китаем, с Индией и другими государствами. И, в общем-то, здесь у нас колоссальные возможности.

– Еще одно из направлений банка – работа по проектам водно-энергетического баланса. Какие проекты реализуются, в каком объеме финансируются? 

–  У нас уже одобрена и согласована с правительством страновая стратегия по Кыргызстану, где в настоящее время идет работа над проектами общим объемом под 100 млн долларов. Среди них есть ряд проектов по созданию логистических комплексов и по гидроэнергетике. Это проект по мини-ГЭС и широко заявленная тема строительства крупной ГЭС "Камбарата-1". Мы хотим принять участие в структурировании этого проекта, правильного его оформления, для того чтобы можно было его профинансировать. Проект действительно крупный и решает целый пласт проблем водно-энергетического комплекса всего региона. Поэтому очень важно, чтобы все заинтересованные стороны приняли участие в его создании, и что самое важное, чтобы мы вышли на окупаемую его модель.

– Вы уже упоминали, но хотелось бы все же уточнить финансовую составляющую. Во многих странах ставки центробанков растут, соответственно, растут ставки кредитования от банков второго уровня. Насколько ЕАБР сейчас видит увеличение спроса на заемные средства?

– Мы в этом году работаем в регуляторном режиме, не прерывая никакого кредитования. Более того, во второй половине года мы наблюдаем повышенный спрос со стороны заемщиков. В первую очередь в странах наших миноритарных акционеров – в Армении, Казахстане, Кыргызстане. Все это нам позволяет отметить, что намеченный объем инвестиций в размере примерно 1,3 млрд долларов США, который мы запланировали на 2022 год, будет сделан. И мы в целом по динамике портфеля не испытываем провала. 

ДОКУМЕНТАМИ ЕАЭС НЕ ПРЕДУСМОТРЕНО ВВЕДЕНИЕ ЕДИНОЙ ВАЛЮТЫ

– ЕАБР при кредитовании отдает предпочтение национальным валютам, но как вообще банк относится к идее введения единой валюты для стран СНГ? Насколько этот вопрос сейчас актуален? Или события в Украине его вообще сняли с повестки дня?

– Документами ЕАЭС не предусмотрено введение единой валюты. Для такого шага должны сложиться особые макроэкономические условия, достигнут высокий уровень монетарной координации. Так, в Концепции формирования общего финансового рынка союза, утвержденной в 2019 г., предусмотрено, что независимость регуляторов в вопросах денежно-кредитной политики стран ЕАЭС сохранится, что исключает вопрос появления общей валюты.

Вместе с тем на пространстве ЕАЭС уже многое сделано в плане повышения роли национальных валют во внутренних взаимных расчетах. Более 73% торговых платежей осуществляется в национальных валютах. В 2013 г. такая доля составляла 63%. В 2021 г. доля платежей за товары составила около 76%, услуги – 55%. При этом основными валютами являются рубль и тенге. Казахстанский тенге активно используется в расчетах Казахстана и Кыргызстана, увеличивается доля тенге и в казахстанско-российской торговле. Наращивание доли национальных валют во взаимных расчетах стран ЕАЭС будет зависеть от углубления торгово-экономических отношений и диверсификации торговли.

Зарина Козыбаева