RU KZ
Цели по разгосударствлению экономики де-факто не выполнены

Цели по разгосударствлению экономики де-факто не выполнены

13:52 22 Июнь 2017 10838

Цели по разгосударствлению экономики де-факто не выполнены

Автор:

Аскар Муминов

Доля квазигоссектора в структуре ВВП достигла критических размеров.

Чрезмерно разросшийся квазигоссектор тянет экономику вниз, его прозрачность под вопросом, а эффективность сектора оставляет желать лучшего. К такому выводу пришли известные казахстанские эксперты в ходе обсуждения на площадке аналитической группы «КИПР». 

Во время дискуссии было отмечено, что в рамках трансформации квазигоссектора (а такая задача перед правительством была поставлена президентом еще в 2015 году в послании народу) так и не были решены вопросы эффективности работы, непрозрачности и качества принимаемых решений в квазигосструктурах.

Директор ОФ Zertteu Research Institute Шолпан Айтенова со ссылкой на Счетный комитет привела данные, согласно которым, за последние три года поступления в бюджет дивидендов, части чистого дохода, доходов на доли участия в госсобственности составили лишь 11% от объема вложений.

По данным комитета статистики, национальные компании завершили 2016 финансовый год c убытком в размере 21,4 миллиарда тенге, а уровень рентабельности составил 4,9%. Из 162 миллиардов тенге, запланированных в 2017 году в республиканском бюджете на покупку финансовых активов, пойдет на пополнение уставных капиталов различных государственных АО: в ФНБ «Самрук-Казына» – 57,7 млрд тенге; АО НУХ «Байтерек» – 23,9 млрд  тенге; АО НК «Қазақстан Ғарыш Сапары» – 18 млрд тенге; АО «Казтехнологии» – 11 млрд тенге; АО «КазАгро» – 14,9 млрд тенге. Также дополнительное финансирование от государства квазигосударственный сектор получит через бюджетное кредитование.

Из 184 млрд тенге бюджетных кредитов для АО с участием государства, запланированных в республиканском бюджете на 2017 год, 63% получит АО НУХ «Байтерек».

В отсутствие прозрачности
По словам г-жи Айтеновой, государство продолжает закачивать в квазигосударственный сектор бюджетное финансирование независимо от результатов финансово-хозяйственной деятельности. Вместе с тем результаты анализа реализации подзаконных актов в сфере мониторинга и оценки эффективности управления квазигосударственного сектора показывают зарегулированность сферы, дублирование информации, неработающие многосложные процедуры оценки, смешение оценки эффективности управления квазигосударственным сектором и государственной собственностью.

Также отсутствуют подходы в оценке эффективности субъектов квазигосударственного сектора в зависимости от назначения деятельности компании, отсутствует четкое разграничение между владением и управлением государственной собственностью, не проводится ежегодный обзор состояния сектора, нет взаимосвязи между системой вознаграждений и результативной деятельностью.

Проведенный мониторинг показал, что сейчас в секторе не ясна система принятия решений.  Шолпан Айтенова считает необходимым произвести оценку потенциала уполномоченного органа по управлению государственным имуществом и центрального органа государственного планирования на предмет охвата всех юридических лиц квазигосударственного сектора системой мониторинга и оценки.

Она предложила провести инвентаризацию существующих правил оценки и мониторинга эффективности управления государственным имуществом с целью разграничения оценки эффективности управления государственным имуществом, как собственностью, и управления государственными предприятиями. По словам эксперта, необходимо разработать и принять единые принципы корпоративного управления в предприятиях с государственным участием в соответствии с рекомендациями ОЭСР по корпоративному управлению в государственных предприятиях

«Сегодня необходимо определить уполномоченный орган по мониторингу и оценке квазигосударственного сектора, а не государственного имущества. Формировать портфель государственных компаний нужно не по правовой форме, а по назначению, также обеспечить прозрачность деятельности государственных компаний независимо от правовой формы. Объемы бюджетного финансирования не привязаны к финансовым результатам работы субъектов сектора, к их эффективности. Оценка прозрачности и раскрытия информации 37 национальных управляющих холдингов, национальных холдингов и нацкомпаний показывает формальное отношение субъектов к отчетности. При этом отчеты адресованы в основном регулирующим госорганам и инвесторам, нет системы подотчетности перед парламентом и общественностью», – сказала Шолпан Айтенова.

Чем выше доля государства, тем ниже ВВП
Директор департамента аналитики Green Point Данияр Куаншалиев заметил, что чем выше доля государственных расходов в ВВП страны, тем ниже средний рост экономики. В наивысшей точке госрасходов в ВВП – в 2009 году, когда этот уровень составлял 28,0%, годовой рост ВВП в РК по итогам года составил всего 1,2%, подчеркнул эксперт.

«Квазигосударственный сектор «раздувается» из года в год, как в относительных, так и в абсолютных цифрах. В 2008 году активы нацхолдингов составляли 47% от ВВП – 7,5 трлн тенге. Сегодня эти цифры составляют 59,7% от ВВП – 27,5 трлн тенге. Программы приватизации не вносят позитивного эффекта по снижению государства в экономике. Оценочное количество госслужащих в Казахстане за последнее время выросло на 4% в общей доле занятого населения, с 19,2 до 23,2%. В реальном выражении количество госслужащих выросло с 1,56 до 1,96 млн человек», – привел данные г-н Куаншалиев.

Директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев подчеркнул, что 5,4 трлн тенге денежных средств квазигоссектора размещены в банках второго уровня. На 1 июля 2016 года остаток средств квазигосударственного сектора на счетах банков Казахстана составил 5,3 трлн тенге. Таким образом, сейчас ликвидность банковского сектора формируется в значительной степени за счет средств квазигосударственного сектора. Правительство накачивает квазигосударственный сектор ликвидностью, а Национальный банк Казахстана вынужден изымать сверхликвидность через высокую базовую ставку. В 2016 году из республиканского бюджета и Нацфонда квазигосударственному сектору было перечислено 1 трлн тенге. При этом открытая позиция НБРК по состоянию на 1 июля 2016 года составила 1,1 трлн тенге.

По словам г-на Ошакбаева, бюджетные средства и средства Нацфонда под предлогом антикризисных мер используются для финансирования квазигоссектора через увеличение уставного капитала, кредитование и выкуп облигаций.  При этом за последние девять лет квазигоссектору было выделено свыше 34 млрд долларов, а обратно пришло всего 1,6 млрд долларов дивидендов.

Государство не должно поддерживать госкомпании
Директор Национального бюро экономических исследований Касымхан Каппаров заявил, что в период высоких цен на нефть государственные компании бесконтрольно тратили огромные деньги на инфраструктурные проекты, покупку зарубежных активов и социальные проекты. Для финансирования этих расходов государственные компании агрессивно занимали за рубежом, и внешний долг квазигосударственного сектора вырос до 23 млрд долларов. После падения цен на нефть крупнейшие государственные компании оказались не в состоянии выплачивать внешний долг и обратились за помощью к государству.

«Компания «КазМунайГаз», получила 4 млрд долларов из национального фонда, компания «Казахстан Темир Жолы» – 50 млрд тенге из ЕНПФ. Таким образом, внешний долг государственных компаний является, по сути, «невидимым государственным долгом», а за низкую эффективность менеджеров государственных компаний приходится платить всем гражданам Казахстана», – сказал г-н Каппаров.

Директор ТОО Oil Gas Project Жарас Ахметов считает, что государство постоянно вмешивается в текущую операционную деятельность, в частности, это проявилось в ситуации с проблемами частных банков и пенсионных фондов.

«Они возникают из-за того, что акционер постоянно вмешивается в текущую деятельность компании, хоть частной, хоть государственной. И с этим надо бороться. И как только мы признаем, что государство не должно поддерживать госкомпании, кроме сферы здравоохранения и образования, то у нас сразу ситуация изменится», – заключил он.  

Аскар Муминов