Что означают слова президента о "коррекции" СРП-контрактов?

3862

Куда дует ветер перемен и не отпугнет ли такое заявление инвесторов, выяснял inbusiness.kz. 

Что означают слова президента о "коррекции" СРП-контрактов?

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев месяц назад в интервью телеканалу "Россия 24" заявил, что коррекция соглашений о разделе продукции (СРП) должна быть обязательно с учетом изменившейся ситуации. Что имел в виду глава государства, во что выльется и какие проблемы инвесторы должны решать заодно с Казахстаном, попытался выяснить корреспондент inbusiness.kz, побеседовав с высокопоставленными представителями и экспертами нефтегазового сектора. 

Ничто не вечно под луной 

"Любое соглашение – это не догма. Если между партнерами по проекту есть доверие, сложившееся за многие годы, и, самое главное, сохраняется коммерческий интерес, то они всегда могут прийти к компромиссу", – сказал в беседе с inbusiness.kz на условиях анонимности высокопоставленный чиновник из министерства энергетики, отвечая на вопрос: "Следует ли ожидать перемен в соглашениях с иностранными инвесторами на крупных нефтегазовых проектах после соответствующего заявления президента страны?"

По его словам, каких-либо волнений со стороны инвесторов после слов президента по коррекции СРП нет.

"Если возникают вопросы, то все обсуждается и мы находим выход, потому что видим, что есть понимание со стороны инвесторов по нашей позиции и по ситуации в стране", – подчеркнул источник. 

Аналогичный ответ корреспондент inbusiness.kz получил и в национальной компании "КазМунайГаз". 

"Никаких активных действий, связанных с пересмотром контрактов по крупным нефтегазовым проектам, в данное время не происходит. Но в то же время ничто не мешает эти самые контракты пересмотреть", – ответил корреспонденту inbusiness.kz информированный источник, также пожелавший остаться неназванным. 

Напомним, что на сегодня в Казахстане лишь три проекта работают в режиме СРП. Это Кашаган, Карачаганак и Дунга. Что касается Тенгиза, то там акционеры работают не в рамках СРП, а совсем по другим условиям контракта. И все они заканчиваются через 13-19 лет. 

"Кстати, наши СРП не такие уж и кабальные, если сравнивать их с контрактами в Африке, – подчеркнул представитель нацкомании, продолжив: – И, несмотря на то, что никаких активных действий с пересмотром контрактов сейчас не ведется, сама идея по их корректировке может обсуждаться уже сегодня, потому что 10-15 лет (до истечения сроков действия СРП) – период, по сути, небольшой. Обо всех ожидаемых переменах всегда следует думать загодя, потому что это "длинные инвестиции" и "длинный возврат". 

Все ли дело в газе?

Как уже ранее сообщал inbusiness.kz, одним из первых, кто прокомментировал заявление главы государства о пересмотре контрактов, – это министр энергетики Болат Акчулаков. По его словам, коррекция соглашений о разделе продукции с иностранными недропользователями коснется газовой отрасли. Сейчас минэнерго ведет переговоры с иностранными инвесторами о поставке двух миллиардов кубометров газа с экспортного на внутренний рынок.

"У акционеров Тенгиза есть понимание, что перераспределение потоков с экспорта на внутренний рынок – это необходимость и вопрос сохранения стабильности там, где они работают и добывают нефть. Поэтому проблем с предоставлением дополнительных двух миллиардов кубометров нет, вопрос в другом", – подчеркнул анонимный собеседник в министерстве. 

Так, продолжает он, годовой объем добычи попутного газа на месторождении Тенгиз составляет 13 млрд куб. м, из которых только 3-3,5 млрд идут на закачку обратно в пласт для поддержания давления, чтобы обеспечить добычу запланированных объемов нефти. Оставшиеся 10 млрд куб. м попутного газа подвергаются очистке и уже в виде товарного газа поступают на местные ТЭЦ в Актау и Атырау, около двух миллиардов кубометров идут для генерации производственных объектов самого Тенгизского проекта. 

"И уже остаток товарного газа после всех вышеперечисленных потребностей уходит на экспорт. Акционеры готовы предоставить два миллиарда кубометров газа для внутреннего рынка, но у "КазТрансГаза" для этого нет газопроводов необходимой мощности и терминалов для хранения голубого топлива в регионах", – отметил собеседник. 

Так что проблема газового дефицита при больших запасах голубого топлива в наших недрах проста и банальна – отсутствие в стране необходимой инфраструктуры. Почему – вопрос к правительству? 

Глава Ассоциации нефтесервисных компаний Рашид Жаксылыков в интервью inbusiness.kz заметил, что, прежде чем спрашивать у инвесторов выделить дополнительные объемы газа для внутреннего рынка, властям страны (правительству и "КазМунайГазу") необходимо было создать мощную инфраструктуру для транспортировки и переработки газа, способную прокачивать объемы голубого топлива по трубопроводам на большие расстояния, учитывая территорию страны. 

"Почему мы главный город страны, нашу столицу, до сих пор не можем обеспечить газом? Вроде газопровод есть, но это, по сути, "голая труба". Только один насос установлен на входе в газопровод, но его мощностей не хватает, чтобы прокачать объемы по всей длине трубопровода через всю страну. Кроме этого, не только в областных центрах вдоль газопровода до сих пор нет терминалов, которые могли бы хранить хотя бы бы двухнедельный запас топлива. Так что иностранцы, якобы не дающие газ, на самом-то деле ни при чем", – подчеркнул г-н Жаксылыков. 

Он напомнил, что спрос на газ растет не только в Казахстане, но и во всем мире. По данным экспертов, в энергокорзине из всех других источников энергии именно голубое топливо лидирует по спросу на него – 57%. 

"Такой момент, как рост спроса в мире на газ, наши власти упустили. Сегодня важно прекратить сохранять двойные стандарты в отношении установления цены на внутреннем рынке. Она должна быть такой же, как и на мировом рынке", – отметил Рашид Жаксылыков. 

Пять причин для пересмотра СРП 

Продолжая тему газа на фоне заявления о коррекции СРП, Рашид Жаксылыков в интервью inbusiness.kz перечислил конкретные причины для пересмотра СРП через те же 12-20 лет. 

"Первая – это необходимость увеличения доли государства во всех главных нефтегазовых проектах. У нас же она не превышает 25 процентов в лице КМГ, в то время как в Саудовской Аравии уже выросла до 95 процентов. Нам необходимо увеличить долевое участие Казахстана как минимум, до 50 процентов", – считает г-н Жаксылыков. 

Во-вторых, в СРП не должно быть никаких налоговых преференций для инвесторов, которые создают неравные условия между отечественными и иностранными компаниями. 

"В-третьих, до сих пор, несмотря на несметное количество подписанных дорожных карт и деклараций, не выполнены обязательства инвесторов по созданию в Казахстане производств по выпуску нефтегазового машиностроения и оборудования для трех наших нефтегазовых гигантов. Все благие инициативы по локализации таких производств "умирают, так и не родившись". Пора от слова перейти к делу", – добавил глава ассоциации. 

Четвертая причина это кадровая политика. 

"У нас до сих пор нет среди местного персонала сильных топ- управленцев, которые могли бы знать весь цикл работы проекта. Согласно СРП, по истечении срока договора они должны все, что построили, передать нам. У нас выросло количество кадров среднего звена, а вот ситуация с топ-менеджерами, увы, нет. В высшем составе пока лишь иностранные граждане. Казахстанцы занимают номинальные посты только в виде директоров департаментов по связям с правительством", – сказал собеседник. 

Пятая причина – это участие общественности в составлении новых вариантов СРП, коль было заявлено, что недра в Казахстане принадлежат народу, резюмировал г-н Жаксылыков. 

Кульпаш Конырова