RU KZ
Довольствуемся ухом от селедки?

Довольствуемся ухом от селедки?

13:11 12 Ноябрь 2015 268

Автор:

Российская таможня грубо вмешивается в хозяйственную деятельность отечественных импортеров при олимпийском спокойствии казахстанских чиновников

Российская таможня грубо вмешивается в хозяйственную деятельность отечественных импортеров при олимпийском спокойствии казахстанских чиновников.

Очередной демарш Федеральной таможенной службы РФ нанес астрономические убытки казахстанскому производителю. На латвийско-российской границе был задержан состав с железнодорожным контейнером, груженным 35 тоннами свежезамороженной рыбы, следовавший из Латвии в Казахстан.

Основанием для задержания послужило постановление Россельхознадзора о запрете на ввоз в Россию... латвийских рыбных консервов. Попытка владельца контейнера, казахстанского индивидуального предпринимателя Евгения Тарасова, доказать таможенникам, что мороженная рыба не относится к консервированной, а является сырьем для последующего производства в Казахстане, успеха не возымела.

- Наша компания везла свежезамороженную кильку, на ввоз которой в Казахстан получила разрешение от Комитета ветеринарного контроля Министерства сельского хозяйства РК. То есть все необходимые документы были в порядке. И вдруг на таможне заявляют: разворачивайтесь и отправляйте рыбу обратно. Основание – запрет Россельхознадзора, – рассказывает Евгений Тарасов.

Со своей проблемой предприниматель обратился к местным органам власти. Российские представители позвонили в казахстанский Минсельхоз. Ответа ждали целый день.

- Поздно вечером мы позвонили в приемную к руководителю Комитета ветнадзора РК Сакташу Хасенову, – продолжает предприниматель. – Он нам сказал буквально следующее: «С Россельхознадзором мы переговорили. Они к грузу претензий не имеют. Он вообще еще не поступил к ним на досмотр. Груз задержан Федеральной таможенной службой РФ». На то, что задержан он по прямому указанию Россельхознадзора, собеседник мне ответил, что казахстанский Минсельхоз прямых контактов с российской таможней не имеет, и нам надо обращаться в Управление государственных доходов по Карагандинской области.

И закрутилась чиновничья карусель… Предприниматель встретился с руководителем областного таможенного департамента. Казахстанский таможенник пояснил, что здесь занимаются только оформлением импорта и экспорта, а к решениям Минсельхоза отношения не имеют, а тем более к Россельхознадзору.

- Мы снова и снова пишем письмо Сакташу Хасенову, отсылаем его факсом, перезваниваем в приемную, нас соединяют с каким-то отделом – и так до бесконечности, – рассказывает бизнесмен. – Тем временем, контейнер с 35 тоннами мороженных кильки и селедки стоит на станции.

Убытки, связанные с задержкой контейнера, исчисляются тысячами долларов. И даже представить страшно, что произойдет, если товар все-таки отправят назад в Латвию. Мало того, что за его транспортировку предприниматель заплатить из своего кармана, он еще будет вынужден выяснять отношения с казахстанскими производителями консервированной рыбы, которые ждут сырья. Проблема в том, что наши производители связаны жесткими контрактами с оптовыми закупщиками консервов, в которых прописаны штрафные санкции за несвоевременную или неполную поставку товара.

Примечательно, что аналогичная ситуация случилась в августе, когда Россельхознадзор не пропустил в Казахстан 210 тонн замороженной норвежской рыбы. Тогда таможенники также сослались на постановление Россельхознадзора, якобы установившего в продукции из Норвегии недопустимую концентрацию солей тяжелых металлов.

Российские власти с 24 августа 2015 года ввели временные ограничения на ввоз в РФ продукции 14 норвежских рыбоперерабатывающих предприятий. Причиной послужил отказ  Государственной службы по надзору за растениями, рыбой, животными и пищевыми продуктами Норвегии принять специалистов Россельхознадзора, пожелавших проинспектировать норвежские рыбозаводы.

Тогда казахстанские специалисты, ссылаясь на положения договора о создании Евразийского экономического союза, опротестовали это решение. Тем более что одним из основных принципов функционирования Таможенного союза «являются функционирование внутреннего рынка товаров и их свободное перемещение между территориями государств-членов ЕАЭС».

Между тем, Казахстан находится под постоянным прессингом российских служб. Накануне празднования 550-летия Казахского ханства колона из 400 грузовиков, везущих продукцию в нашу страну, почти неделю простояла на казахстанско-российской границе из-за сбоя в программном обеспечении, которым пользуются таможенники. А в марте жертвами таможенного самоуправства стали несколько транспортных компаний, импортировавших к нам польские яблоки.

Ситуация с латвийской мороженной рыбой еще более явно демонстрирует произвол Федеральной таможенной службы РФ и Россельхознадзора. Как известно, латвийская рыбная продукция попала в так называемые санкционные списки. Но какое отношение казахстанские потребители имеют к политическим распрям между Россией и Западом?

Секрет прост. Таможенники пользуются единой базой данных ТС, которая позволяет отслеживать объемы поставок европейских пищевых продуктов в Казахстан. И как только российские власти видят в этом угрозу для своих производителей, они немедленно опускают шлагбаум, а казахстанский внутренний рынок переориентируется уже на российских поставщиков. Россиянам выгодно, чтобы вместо прибалтийской сельди и кильки казахстанцы покупали тихоокеанскую или североморскую. Они агрессивно защищают интересы своего производителя, питающего налогами бюджет своего государства. Антиевропейские санкции или пресловутое нарушение ветеринарных правил – лишь повод для расширения рынка сбыта российской продукции в условиях кризиса.

В этом смысле казахстанские производственники могут только позавидовать производителям России, интересы которых государство отстаивает всеми возможными методами. Ситуация, с которой столкнулся казахстанский бизнесмен Евгений Тарасов, весьма показательна. Логично было предположить, что задержание товара, направляемого для нужд отечественного производителя, должно вызвать реакцию всех заинтересованных госучреждений, включая Министерство иностранных дел. Во многих странах диапазон мер, предпринимаемых для решения спорной ситуации, достаточно широк – от официальной ноты протеста МИДа до запрета на ввоз продукции из страны-участника конфликта в качестве симметричного ответа. Увы, казахстанские правительственные чиновники, призванные защищать налогоплательщика от посягательств извне, предпочитают отмалчиваться. Нежелание брать на себя ответственность за конфликтное решение – вот самая главная черта нашей госслужбы.

«Дружба дружбой, а табачок врозь» – гласит русская народная поговорка. Увеличение объема продаж зарубежной продукции, аналогичной той, что производится отечественными производителями, – это прямая угроза экономической безопасности Казахстана, поскольку влечет разорение собственных предприятий и сокращение налогооблагаемой базы. И нам в этом случае, выражаясь словами персонажа одной кинокомедии, можно рассчитывать только на «ухо от селедки».

И нельзя сказать, что министерские чиновники этого не понимают. Понимают, но… ждут, пока проблема рассосется сама собой.

- В Карагандинском областном управлении госдоходов мне объяснили, что сейчас ожидается какая-то встреча в верхах, на которой можно будет решить в том числе и мою проблему, – завершает свой рассказ Евгений Тарасов. – Буду ждать. Что еще остается делать?

Пока же бизнесмен обратился с официальным заявлением в региональную палату предпринимателей. Пожалуй, это единственный орган, который не отмахнулся от него, как от назойливой мухи.

 

Алекесей Банцикин