Энергопроизводители рискуют потерять загрузку предприятий

1892

Расширение полномочий АО KEGOC по ограничению подачи электроэнергии майнинговым фермам может разорить энергопредприятия страны.

Энергопроизводители рискуют потерять загрузку предприятий

С тех пор, как в Казахстане началось неожиданное и бурное развитие майнинговых ферм - часть казахстанского энергобизнеса воспрянуло духом. Впервые у компаний появился доход, позволяющий не только оплачивать кредиты в банках, но и дающий возможность проводить качественный ремонт и выплачивать заработные платы сотрудникам не в убыток. Однако, сегодняшние  планы правительства по снижению производственных мощностей теплоэлектростанций по распоряжению KEGOC могут напрочь заглушить появившуюся перспективу развития частной энергоотрасли. 

Генеральный директор ТОО "Батыс Пауэр" Марина Балашова рассказывает, станцию ввели в эксплуатацию в апреле 2016 года. На момент ввода в Западно-Казахстанской области наблюдался жёсткий дефицит энергии (около 30-40 мегаватт), которую область получала из России. 

"После ввода в эксплуатацию нашей турбины мы устранили зависимость, появился профицит электрической энергии в западной зоне, которая  является изолированной. В нее входят ЗКО, Атырауская, Мангистауская области. В связи с этим наша станция, закрыв дефицит, была настроена находить потребителей, чтобы ее загрузить", - говорит собеседник inbusiness.kz.

Но найти клиентов оказалось не так просто из-за создавшегося профицита. И, так как соединений с энергосистемой Казахстана нет, нет линий электропередач. 

"Поэтому мы как бы запертыми оказались. Можно было передавать энергию в Атырау или Мангистау, так как находили там потребителей. Но и здесь со стороны KEGOC были внедрены ограничения, потому что пропускная способность не позволяла передавать наше электричество в сторону Атырау и Мангистау. В итоге мы все эти годы – в течение пяти лет - работали в среднем при 50%-й нагрузке. Прошли ужаснейший этап девальвации в 2015 году, который наши кредитные нагрузки увеличил в три раза, так как заем в долларовом эквиваленте был получен. За этот период у нас практически не было возврата основного долга. Мы неоднократно делали реструктуризацию – отодвигали сроки, изменяли графики. Соответственно очень большую долю выплатили ни как основной долг, а как вознаграждение. То есть стали заложниками банка", - поясняет Балашова.

На этом фоне неожиданное развитие майнинговой индустрии стало настоящим спасением дня энергетического бизнеса. В 2021 году ТОО "Батыс Пауэр" нашла долгожданного потребителя в лице майнинговой компании, благодаря которой смогло выйти в рамки номинальной нагрузки. Но, тут появились требования KEGOC о приостановлении подачи электроэнергии майнерам вплоть до нуля. Причем, договор изначально был одобрен в KEGOC, а значит - все технические условия для поставки энергии также были выполнены.

"С конца прошлого года очень много стали говорить о том, что появилось большое количество компаний майнинговых, которые дестабилизируют работу рынка электрической энергии, превращая ее в дефицитные зоны. Я не могу сказать о севере и юге Казахстана, но абсолютно точно знаю, что в западном регионе дефицита электрической энергии нет", - говорит генеральный директор ТОО "Батыс Пауэр". 

В аналогичной ситуации оказалась  Согринская ТЭЦ. Ее директор Нурлан Мажен говорит, что на станции - самая дорогая себестоимость электроэнергии, так как работает она на угле Каражыра.

"Основные затраты, которые мы несем по распределению, доходы которые мы имеем – это электрическая энергия. А по тепловой энергии, тариф, который существует, убыточный для нас. И в случае если нас ограничат, мы не выполним экономические показатели, которые закладываем каждый год, который еще и согласован с минэнерго. Невыполнение влечет большие последствия – невыполнение ремонта, задержки заработных плат возможно. Все привязано к курсу доллара. Как нам выживать? Если курс скачет, инфляция растет, подрядные работы тоже дорожают. Такие риски получается. Тогда нам придется сокращать сотрудников, сокращать ремонты, эти мероприятия по сокращению ремонта будут вести к ненадежности станций. Возрастут риски сбоев, остановок, вплоть что станцию можно посадить", - сетует руководитель. 

Кроме того, при отсутствии рентабельности предприятие может остановиться, а значить остановится подача тепловой энергии. К слову, ее ТЭЦ поставляет в три района Усть-Каменагорска, три ближайших поселка и ряду промышленных производств.    

89% всей вырабатываемой электроэнергии идет на прямого потребителя – то есть майнингового дата-центра. Поэтому, представители  энергетических компаний озвучивают требование об ограничении полномочий АО "KEGOC" в качестве регулятора, апеллируя, в том числе и к тому, что хозяйствующий объект наделен сверхполномочиями.
Тем не менее, Министерство энергетики РК уже разместило проект изменений в приказ о дополнительном расширении полномочий АО KEGOC. 

Отвечая на официальный запрос редакции о том, почему вводятся ограничения подачи энергии, в ведомстве пояснили, что с 2021 года в энергосистеме страны наблюдается дефицит, то есть, фактически, имеется нехватка энергоресурсов, обусловленная участившимися аварийными остановками оборудования энергопроизводящих организаций, а также резким увеличением объемов потребления ввиду массового ввода так называемых "майнинговых ферм", характеризующихся чрезвычайно высоким энергопотреблением, "занявших" существовавший резерв электрической мощности.

"Принятые поправки в нормативные правовые акты Республики Казахстан в области электроэнергетики, обеспечивающие право Системного оператора ограничивать или снижать плановые поставки электрической энергии лицам, осуществляющим деятельность по цифровому майнингу направлены исключительно на снижение нагрузки на энергосистему в период дефицита и обеспечение ее стабильного функционирования. Принимая во внимание влияние нехватки энергоресурсов на энергетическую и, следовательно, национальную безопасность, меры, предпринятые министерством продиктованы статьями 5 и 15 Закона Республики Казахстан "О национальной безопасности Республики Казахстан", - говорится в официальном ответе. 

Кроме того, в министерстве подчеркивают, что чрезвычайная  энергоемкость оборудования и усматривающаяся заинтересованность энергопредприятий в работе с последними вне зависимости от правового статуса, требует наличия соответствующих прав Системного оператора, несущего ответственность за энергосистему и недопущение серьезных последствий, которые приведут к массовым ограничениям при которых целые регионы страны будут обесточены.
В свою очередь, Президент Национальной ассоциации блокчейна и индустрии дата-центров Алан Дорджиев уверен, что в новом законопроекта о расширении есть пункты, которые есть смысл поменять. 

"“KEGOC” наделяется несвойственным ему функционалом. Также не учитывается, что часть текущих дата центров уже подсоединены напрямую к электростанциям как прямой потребитель. Майнинговые фермы потенциально будут под полным монопольным влиянием АО KEGOC. Это может привести в том числе 
к ограничению белых легальных майнинговых ферм", - уверен эксперт.

Отметим, что на майнинговые фермы, которые напрямую подсоединены к энергопроизводящим предприятиям, на  сегодняшний день приходится около 30%.

Карина Алимова