/img/tv1.svg
RU KZ
Европейский рынок нуждается в азиатском видении моды

Европейский рынок нуждается в азиатском видении моды

Казахстан может стать центром азиатской франшизы московского fashion-проекта Follow The Fabrika.

14:01 31 Август 2017 15921

Европейский рынок нуждается в азиатском видении моды

Автор:

Анна Терещина

Буквально на днях в действующем цеху карагандинского завода ТОО «Казпласт» прошел первый отборочный fashion-показ казахстанских модельеров-дизайнеров. Организаторы и представители проекта в Казахстане и Азии Станислав Мельников и Камила Калиева говорят, что намерены сломать стереотипы в проведении подобных мероприятий, перенеся их из пафосных ресторанов и больших городов в места необычные и интересные. Поэтому выбор индустриальной и шахтерской Караганды был не случайным, а продуманным ходом, равно как и дата мероприятия. Отметим, показ прошел 27 августа – в профессиональный праздник шахтера.

Станислав:

– Проведение показов в местах общественного питания или в выставочных павильонах, как это обычно принято, – прошлый век. Новое время требует новых подходов. Мы хотим сломать сложившиеся стереотипы, поменять отношение потребителя к подобным мероприятиям, показать им что-то новое. Мы даже хотели вначале провести модный показ возле шахт. Потом все-таки решили отказаться от этой затеи из соображений безопасности. Отказались мы и от местных ресторанов, предпочли им работающий цех завода «Казпласт». Во-первых, потому что собственник – творческий активист, ему нравится, когда организовывается что-то интересное, и он любит в этом принимать участие. А во-вторых, мы захотели продемонстрировать всем умение и профессионализм в организации подобных мероприятий с акцентом на industrial.

Камила:

– Нам не было смысла проводить показ в Астане. В рамках «Экспо» модных мероприятий было столько, что они успели порядком наскучить столичной публике, да и сами модельеры частично не верят в астанинские мероприятия, коих было слишком много за это лето, а полезности для дизайнеров никто не наблюдал. Мы организовали шоу не ради шоу. Для нас главный гость на показе – дизайнер.

– Что это за проект такой новый? Чем он отличается от всевозможных недель моды и многочисленных показов?

Станислав:

– Вы знаете, в Казахстане есть такая нехорошая тенденция – движение ради движения, без каких-либо результатов. Да, fashion week нас радуют из года в год, мы все ходим туда, обнимаемся, пьем шампанское. Но это просто модная тусовка, без больших перспектив для дизайнеров. Механизм простой: человек платит определенную сумму за возможность показать себя. Показ длится около пяти минут. Если повезет, его заметят и пригласят на другую Неделю моды или поучаствовать в другом проекте либо напишут о нем в прессе. Но на этом все, как правило, заканчивается.

Follow The Fabrika умудрилась совместить в себе все. Это и модная тусовка, и интересные показы, но самое главное – это огромные возможности для участников. Некий механизм, позволяющий дизайнерам одежды получать грандиозный опыт и множество необходимых контактов для дальнейшей работы. Поверьте, подобного проекта нет на всем постсоветском пространстве, это крутой бизнес-акселератор. Наша задача – не устраивать шоу ради шоу, мы делаем ставку на желание дизайнера расти, развиваться, коммерциализировать свое дело, выйти на международные рынки. Практически каждый участник, начиная с отборочных смотров, может получить внимание наших партнеров-грантодателей. Список грантов, я их называю «вкусные плюшечки», огромный. Это и бесплатное продвижение бренда в Интернете, и предоставление торгового места в шоу-руме партнера, и бесплатные фотосессии, создание лукбука, интервью в модных изданиях, и многое-многое другое. Количество грантов, которые может получить один участник, не ограничено. Здесь все зависит от грантодателей, в ком они увидят потенциал. А победитель гранд-финала, помимо этого, получает еще возможность участвовать в Moscow Fashion Week в 2018 году и стажироваться во Франции.

Камила:

– Мы встречались со многими дизайнерами, и они нам показывали огромные списки недель мод и показов, в которых они участвовали. А потом спрашивали нас: «И что нам даст ваша фабрика?» А мы в ответ спрашиваем их: «А что вам дало участие во всех этих неделях моды, если вы продолжаете оставаться на том же уровне?» Потом показываем им списки грантов, которые получили участники нашего проекта. Никто из них не получал ничего из того, что предлагает им сейчас наш проект. Понимаете, мы смотрим на это не как деятели искусства, а как пиарщики.

– Насколько дорого обходится участие в этом проекте и кто может стать участником?

Станислав:

– Плата за участие, я считаю, чисто символическая – всего тысяча евро. У нашего московского оргкомитета принципиальная позиция по поводу оплаты – это для них показатель деловой активности модельера. Но, заплатив как за участие в Неделе моды, вы получите полный пакет услуг, необходимый вам для показа. Однако деньги – это не гарантия участия. Из десяти готовых заплатить на отборочные смотры допускают только одного, самого талантливого и креативного. Но не все из них смогут дойти до финала.

Первые отборы проводятся удаленно. Участник присылает заполненный бриф, фотографии своих работ и видеобуки с максимальной информацией о себе и коллекции, которую он хочет продемонстрировать. Отобранных приглашают участвовать в полуфинальном смотре, который состоит из нескольких этапов. Прошедшим дизайнерам дается два месяца для подготовки конкурсного задания от жюри, чтобы побороться за главный приз. Победители каждого четвертьфинала продолжают борьбу за возможность выйти в финал. Финалисты проходят в гранд-финал, который в этом году запланирован на ноябрь.

Примечательно то, что в этом году, минуя все отборочные туры, сразу на гранд-финал в Москву поедет дизайнер, который был выбран на отборочном смотре в Караганде.

– Ему тоже нужно будет заплатить тысячу евро?

Станислав:

– Для участников данного отборочного тура участие абсолютно бесплатное. У многих дизайнеров сформировалось неверие, скептическое отношение к подобным мероприятиям, поэтому мы хотим сделать этот год показательным. С другой стороны, мне кажется, если бы мы были каким-то казахстанским подбрендом и сказали: «Заплатите нам, но мы ничего вам не сделаем», они бы точно подписались.

Камила:

– Хочу напомнить, что в Казахстане уже есть яркий пример участия в нашем проекте. Вспомните молодого дизайнера из Алматы – Сункара Есмуханова. Он поехал в Москву вне отбора. Все получилось нечаянно. Основатель проекта Мария Резникова посетила весеннюю Kazakhstan Fashion Week в Алматы, увидела его коллекцию и пригласила поучаствовать в проекте. Хоть он и не стал победителем, зато получил сразу несколько увесистых грантов.

Станислав:

– И это притом, что его коллекция очень специфичная – времена НЭП – urban. Если рассматривать с точки зрения простого, массового потребителя – покупателя из торгового центра, то он вряд ли приобрел что-то из этой коллекции. Но грантодатели считают иначе. Они видят не поверхностное креативное решение модельера, они точно знают: если уж выделяют от себя грант – эта коллекция должна выйти в массы. Он получил хороший пиар, у него хорошая цитируемость в Сети, также он получил заказы на свои изделия. Это уже показатель эффективности проекта.

– Станислав, когда Вы говорили о некоем скептицизме дизайнеров, Вы хотели сказать, что они не видят возможностей, которые Вы им предлагаете?

Станислав:

– Если честно, здесь картина вообще странная складывается. Есть деятели, имена которых называть не хочу, потому что я, как пиарщик, уважаю, которые собрали возле себя огромное количество модельеров и как бы позволили им находиться в своих шоу-румах, при этом рубят на них бабло. Само собой, модельеры тоже зарабатывают… Но наши модельеры почему-то не понимают, это все равно что упереться в стену, они не будут двигаться дальше, развиваться. Они уверены, что это их потолок. Мы так не думаем, предлагаем проломить стену и пойти дальше с нами. Но все наши попытки встречают отпор в виде сомнений, неверия и тому подобного. Да и слово «конкуренция» в нашем лице от коллег по цеху… Как раз мы вне конкуренции!

– Сколько в итоге человек участвовало в вашем первом смотре?

Камила:

– В конкурсе приняли участие пять дизайнеров. Среди них Валерия с брендом HAYRA (Узбекистан) – стиль одежды андеграунд под лозунгом «Никаких стандартов!», а также Ирина Нейбрат с брендом Neibart (Атырау), которая представила женскую и детскую одежду в стиле family look. Коллекцию стильной и удобной женской одежды и аксессуаров с национальными элементами представили две сестры из Астаны – Анеля Мейербекова и Ляззат Сагнаева под брендом Hunnu. Еще мы увидели винтажные платья из льна, шелка и шерсти от коллаборации столичных и семипалатинских дизайнеров: Джамили Умбетовой, Ляйли Джанасовой, Нурлы Кудабаевой, Арайлым Нормухановой (Семей, бренд JEMKO). Ну и последней участницей стала Фатима из Караганды с брендом Flourish, которая представила коллекцию с собственным почерком и охарактеризовала ее так: «сексуальность, роскошь сдержанности и комфорта».

Помимо этого, в рамках смотра прошло несколько премьерных показов: коллекции Whiteinspiration от Ирины Нечаевой (бренд IRRADesign), коллекции RICHWoman от модного дома ANNABell, и показ от Лаборатории моды AnnaBell.

– В чем интерес Москвы, зачем им интегрировать проект в Казахстан?

Станислав:

– Москва, да и вся европейская часть, нуждается в азиатских представлениях моды. И как бы мне ни доказывали, что наши модельеры везде ездят, на самом деле в мире их мало кто знает. Массовых имен нет. Если есть возможность за счет проекта, пусть даже московского, открыть новые имена в казахстанском сегменте fashion-индустрии, почему бы этим шансом не воспользоваться. Мы хотим помочь нашим талантливым ребятам выйти в коммерцию. Если они действительно творят, если они талантливые модельеры, у них есть знания – они должны продаваться во всем мире, а не в одном казахстанском шоу-руме.

Вообще, организаторы проекта Follow The Fabrika намерены выходить на азиатский рынок, работать с азиатскими дизайнерами. А мы, как представители этого проекта в Азии, хотим, чтобы Казахстан стал центром азиатской франшизы, чтобы дизайнеры Узбекистана, Кыргызстана, Туркменистана, Китая или Малайзии съезжались сюда для участия в проекте.

– Думаете, китайцы или малазийцы приедут сюда ради участия в этом проекте?

Станислав:

– Поверьте мне, приедут. Мы со многими разговаривали, все хотят. Самое поразительное, с чем мы сейчас столкнулись, что сам Казахстан не хочет. Дизайнеры боятся и не понимают пока, что мы им предлагаем. И это понятно: очень много обещаний им было дано, но в итоге мало что реализовалось.

– С дизайнерами картина ясна. Вы говорили про московских грантодателей, а вот что насчет казахстанских? С их стороны интерес был?

Камила:

– Список наших грантодателей довольно большой. Да, может быть, если сравнивать с партнерами московских показов или fashion-week, он не такой внушительный. Но мероприятие было организовано в буквальном смысле за две недели. Мы принципиально отказались от коммерческого участия партнеров, а просто попросили помощи. С миру по нитке. К примеру, модельное агентство A-one предложило понравившимся им участникам бесплатное сопровождение в показах, а также подборку образов с услугами визажистов и фотографов. А бюро стиля «Найко» создаст своему фавориту персональный имидж и «вкусно» подаст дизайнера в соцсетях, а также предоставит дизайнеру возможность участвовать в профессиональных тренингах с возможностью реализации изделия. Евразийская ассоциация дизайнеров обещала разместить на своем сайте информацию о дизайнерах, продвигать их, приглашать на различные конкурсы. К нашему проекту подключились казахстанские шоу-румы и модные пространства. К примеру, бутик казахстанских дизайнеров SVOE предоставил всем участникам проекта возможность бесплатного  размещения своей продукции сроком на месяц и обещал специальную скидку, как участникам проекта, в будущем. Еще один интересный грантодатель – это первая казахстанская продакшн-студия «Город КИНО». Они будут использовать некоторые готовые коллекции модельеров в кинопроизводстве, с обязательным упоминанием имени (бренда) модельера. Список грантодателей с казахстанской стороны очень большой, я думаю, что к гранд-финалу он увеличится в разы.

Станислав:

– Нас поддержали многие. Но самым удивительным для нас стало, когда нашим партнером захотел стать колбасный цех. Они хотели нам дать колбасы, попросили приехать и забрать, им даже реклама не нужна была. Мы, конечно, сильно удивились и одновременно обрадовались, что люди, которые никакого отношения не имеют к моде, понимают важность проекта. Активность среди желающих спонсировать мероприятие и стать грантодателями была просто бешеная. Жаль, что мы не увидели этого среди дизайнеров, ради кого это все и делается.

Анна Терещина

https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/9GBsZRUa.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/TM2mtODt.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/7hHFakZf.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/NkPT7aAe.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/enbPNdqd.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/Dh87baT4.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/9yxoEvaQ.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/Y9LhvKFK.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/k0rmKbPo.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/NrFTAdFR.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/urc4DO0K.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/aAvtrRrF.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/NKQTVSYE.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/BhEfkvlV.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/rDqllxVz.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/M12deSe2.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/ZMsQL3zK.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/82TjK1BJ.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/cx0OZjFe.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/kziEwjiS.jpg

Fashion-отрасль о кадрах: профтехобразование в глубоком кризисе

Об устаревшей системе подготовки техкадров и дефиците швей abctv.kz рассказали казахстанские дизайнеры.

27 Ноябрь 2017 22:15 18350

Несмотря на то, что Казахстан в этом году улучшил свои позиции в рейтинге мировой конкурентоспособности, поднявшись с 47 места на 32-ое, и на 9 позиций по субфактору «Образование», заняв 35 место среди всех стран, в отечественной системе образования все еще остаются большие пробелы. Казахстанские дизайнеры отмечают: в стране сохраняется дефицит специалистов легкой промышленности, в том числе швей, механиков швейного оборудования и модельеров-конструкторов. А система, по которой обучают нынешних специалистов, по их мнению, давно устарела и далека от международных стандартов. 

О дефиците специалистов говорят не только дизайнеры, но и официальная статистика. На сегодняшний день по профилю «швейное производство и моделирование одежды», где обучают вышивальщиц, раскладчиков лекал, швей, раскройщиков, конструкторов одежды, портных, модельеров-закройщиков, модельеров-портных, техников-технологов, закройщиков, технологов швейного производства и модисток головных уборов, в стране обучается всего 7,8 тыс. человек, из них 7,4 тыс. женщин. В период 2016/2017 годы на эту специальность поступило 3,3 тыс. человек, а выпустилось 2,5 тыс. специалистов. Платно обучается всего 379 человек.

Не пользуются популярностью в Казахстане и такие специальности, как «обувное производство». На данный момент этой специальности по всей стране обучается всего 99 человек, из них только 10 мужчин. Чуть меньше студентов числится по специальности «технологии производств меховых и овчинно-шубных изделий» - 81 человек, из которых 57 студентов обучаются платно. Специальность «Технологии трикотажных, текстильных, галантерейных изделий», выпускающая вязальщиц и кружевниц, практически не пользуется спросом – в настоящий момент по этому направлению обучается 20 человек и все - женщины из сельской местности. 

К слову, обувному искусству учат только в частных колледжах, а специальности «технология трикотажных, текстильных, галантерейных изделий» в государственных. «Швейному производству и моделированию одежды» обучают преимущественно в государственных колледжах.

Количество обучающихся по профтехспециальностям 2016/2017

К слову, в том же Кыргызстане профессия швеи считается самой популярной. По некоторым данным, на одно место претендует пять человек. Неудивительно. Помимо бесплатного обучения, студентов обеспечивают бесплатным проживанием и питанием, и дают возможность зарабатывать на действующем производстве.

Директор по стратегическому развитию одного из крупных предприятий страны «Ютария ltd» Асель Жургенова объясняет, почему крупные производители до сих пор продолжают вкладываться в легкую промышленность, покупая дорогостоящее оборудование и создавая рабочие места для тех же швей: это политическая и экономическая независимость Казахстана и казахстанского потребителя.

«По сей день мы везем сюда вещи из Китая, России и Турции. Неужели мы в своем Казахстане не можем себя обезопасить? Если вдруг что-то случится, неужели наши казахстанские дети будут ходить без носков или нижнего белья? Наверное, мы должны подумать о том, чтобы сначала себя обуть и одеть», - уверена она.

Попытки поднять профессионально-техническое образование «с колен» предпринимаются. В июне этого года отраслевикам была презентована «Дорожная карта развития легкой промышленности до 2021 года», в которой затрагиваются вопросы подготовки кадров. 

Владелица бренда Aika Alemi и международный консультант Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Аяжан Жаксыбай отмечает, что вопрос не только в дефиците кадров, но и в качестве обучения. Казахстанская система профтехобразования давно устаревшая, а профессия «дизайнер» понимается образовательными учреждениями совсем неправильно, соответственно, и будущими дизайнерами. И вместо людей, которые могут и должны генерировать новые уникальные идеи, страна получает специалистов, которые занимаются «копипастом» с гугла.

Она также отметила, что большинство дизайнеров ориентированы в основном на ателье, тогда как в мировой практике там отшиваются только коллекции сегмента «от кутюр». Люксовые коллекции шьются на фабриках.

«Я всегда говорю своим ученикам, ребята если у вас ценовой сегмент «от кутюр», где клиентов 1000 человек на весь мир, у вас должен быть фабричный пошив, и образование должно быть не просто на уровне - нарисовать эскизик, где девушка летящей походкой изображена. Здесь нужна портретная экспликация, а это рисунок, технологическая карта, материаловедение. У нас не выпускают таких специалистов, у нас выпускают всех по отдельности. Это огромная проблема», - поделилась она своим мнением.

Владелица бренда «Anar London» Анар Менсиитова коллегу поддерживает. И дополняет - многие дизайнеры не имеют элементарных знаний кройки и шитья и зачастую объясняются с закройщиками картинками. Такой разговор «слепого с глухим», по ее мнению, в итоге приводит к некачественному продукту.  

«Здесь может быть и не вина самого дизайнера - он показывает, что хочет на картинке, а ему закройщик говорит: «Нет, так невозможно сделать». Не исключено, что он просто не знает, как это сделать, или не хочет. А когда дизайнер сам немного закройщик, немного швея, ему легче понять и объяснить. К сожалению, многие пока зависят от мнения закройщиков, которые не хотят учиться альтернативной кройке. Да и негде им учиться – подобных курсов у нас мало. В итоге дизайнеры не креативят, им проще делать обыденные вещи, вроде платьев с рюшками книзу. Но кому они нужны, когда в тех же Zara и Mango можно купить намного дешевле вещи. Я говорю дизайнерам, которые выставляются в моем бутике, посмотрите, как итальянцы превращают полотно в искусство. Докажите, что у вас есть воображение, что оно играет. Но наши люди не хотят двигаться, то ли из-за незнания, то ли из-за непонимания, то ли им просто тяжело выходить из зоны комфорта», - констатировала она. 

Но отметила при этом: на Западе некоторые дизайнеры не умеют даже рисовать, не то чтобы объяснить какой крой они хотят, зато есть закройщики, которые понимают их без слов, и способны воплотить любую идею в жизнь.

Она уверена: казахстанская fashion-индустрия, как и легкая промышленность, находятся в «глубоком кризисе» из-за профтехобразования.

Анна Терещина

Из первых уст: долгий путь к Zibroo Design

Компания по пошиву спецодежды для нефтегазового сектора выходит на зарубежный fashion-рынок.

11 Ноябрь 2017 18:48 15342

С нулем долларов в кармане!

История огромного предприятия с ежегодным оборотом в пять-семь миллионов долларов началась в далеких 1990-х. Московский институт легкой промышленности распределил на отработку в Казахстан, в республиканский Дом моделей «Сымбат» свою выпускницу – модельера-конструктора швейных изделий Елену Свечникову. Будучи молодым специалистом, она попробовала себя и в трикотажном деле, и в качестве конструктора по коже и меху. Набиралась опыта, пока не произошло перерыва в трудовой деятельности.

Возвращение в профессию было случайным. Давний знакомый убедил вчерашнюю выпускницу заняться вместе пошивом рабочей формы. На тот момент в этом была потребность. Первый заказ был на 100 единиц спецодежды для нефтяников, которую кроила и отшивала Елена Свечникова сама, на дому. Это потом, с новыми заказами удалось нанять «надомников» и арендовать небольшое производственное помещение.

«Старт, конечно, был тяжелым, все приходилось делать самим, от лекал до поиска сырья. Нам тогда из Германии привозили по заказу несколько рулонов ткани для спецодежды. Чуть позже у нас появилась команда, с которой мы год сидели в неотапливаемом помещении. Вы не представляете, какое было счастье, когда мы переехали в теплый подвал», – поделилась воспоминаниями нынешняя основательница бренда Zibroo-Design.

За 20 лет компания прошла тяжелый путь становления – от аренды небольших помещений к собственной производственной площади в 6000 метров.

От спецодежды – к спорту

При этом контракты и тендеры не были гарантией стабильности для предприятия, так как не обеспечивали постоянной загрузки производства. Именно поэтому, по словам Елены Свечниковой, каждый промышленник ищет для себя дополнительные источники дохода. Она приняла решение – шить детские горнолыжные костюмы на продажу. И была права. Продукция распродалась моментально, а предприятию стали поступать многочисленные заказы на спортивную одежду уже для взрослых. Так в 2009 году появился бренд Zibroo, который успешно работает на казахстанском рынке уже восемь лет, производя одежду для корпоративных команд разного спортивного направления.

К слову, в 2011 году бренд стал официальным поставщиком одежды для VII зимних Азиатских игр. В 2012 году по спецзаказу была изготовлена форма для болельщиков на Лондонскую Олимпиаду. А в 2014 году бренд создал олимпийскую экипировку национальной сборной Казахстана к XXII зимним Олимпийским и Паралимпийским играм – 2014 в Сочи. По версии портала Sports.ru, костюмы олимпийской сборной Казахстана вошли в список лучших на церемонии открытия Олимпийских игр. Спортивный бренд Zibroo участвовал во всех национальных проектах: Азиатских играх 2014 года, летних Олимпийских играх 2016 года, Универсиаде 2017 года и на «Экспо».

От спорта – к шику!

Убедившись, что бренд твердо стоит на ногах, руководство решило пойти дальше – создавать дизайнерскую одежду для активного образа жизни.

«Чтобы держать руку на пульсе по спортивному направлению, необходимо постоянно следить за тенденциями в моде, технологиями, новыми материалами. Ведь мы конкурируем не с местными производителями, а с международными спортивными брендами», – отметила Елена Свечникова.

В ноябре 2016 года команда дизайнеров Zibroo совместно с европейскими консультантами (бизнес-инкубатор Aika Alemi) начала работу по новому направлению – Zibroo-Design и буквально за год представила на международных выставках две капсульные коллекции зимних пуховиков «зима-2017/18» и «весна-лето – 2018». Золотая юбка на пуху из дебютной коллекции нового бренда после выставки White Milano попала на обложку итальянского Cosmopolitan.

Участие в международных выставках, по словам создателя бренда, обходится дизайнерам не дешево. За White Milano Zibroo-Design совместно еще с четырьмя дизайнерами заплатили по 2,5 тысячи долларов, не включая перелет и проживание, а за площадку в 12 квадратных метров на выставке «CPM Москва» в этом году было выложено больше двух миллионов тенге. Однако, когда речь идет о возможности экспорта и о контрактах, Елена Свечникова скупиться не советует.

К слову, со своей первой коллекцией бренд участвовал и в казахстанской Неделе моды (KFW Astana-2017), и в показе, и в шоу-руме. Однако байеров и заказы получил только на международных площадках. В настоящее время Zibroo-Design готовит весеннюю коллекцию для клиентов из Германии и Италии и уже поставляет свою продукцю на российский рынок – в Москву, Санкт-Петербург, Омск и Краснодар. Огромным преимуществом перед импортерами, заметила Елена Свечникова, является Таможенный союз.

«Поначалу россияне отнеслись с подозрением к продукции казахстанского бренда, но сегодня уже делают дополнительные заказы и дают хорошие отзывы», – дополнила она.

В Казахстане до сегодняшнего дня продукция Zibroo-Design была представлена исключительно в официальном интернет-магазине. Однако с 11 ноября поступила в продажу в один из столичных магазинов и в несколько магазинов Алматы. Цены производители обещают не заоблачные – до 120 тысяч тенге. В следующем году и вовсе в продажу планируется запустить недорогие пуховики линии Сity – от 40 тысяч до 80 тысяч тенге. Многие из них будут сшиты с использованием техологий «безниточного соеднения» и «теплых швов» и смогут выдерживать до 30-40 градусов ниже нуля. К тому же рассматривается вариант изготовления пуховиков больших размеров и дополнительных аксессуаров: вязаных дизайнерских джемперов, шапок, шарфов и варежек.

О проблемах фэшн-рынка

В целом казахстанский fashion-рынок Елена Свечникова пока считает нерентабельным.

«Стоимость аренды торговых помещений накладывает на розничные цены очень большой коэффициент нагрузки. Поэтому нам проще экспортировать свою продукцию в Россию. С другой стороны, торговые дома участвуют в госпрограммах, берут кредиты по льготной схеме финансирования, если бы их обязали хотя бы пять процентов торговых площадей предоставлять местным производителям по льготной цене, казахстанская индустрия моды чувствовала бы себя увереннее. Во всех странах проработаны меры поддержки местных производителей по этому направлению, у нас пока этого не происходит», – посетовала она.

Начинающим дизайнерам основатель бренда посоветовала начинать работу сразу с международными консультантами, чтобы не набивать синяки и застраховать себя от излишних рисков. По ее мнению, лучше выделить финансы на правильный старт, чтобы чувствовать себя уверенно, выйдя на рынок, чем потом жалеть о потерянном времени и финансах. К слову, Европейский банк реконструкции и развития софинансирует привлечение консультантов.

«Мы шьем коллекции на собственном предприятии, где есть профессиональные конструкторы, технологи и другие специалисты, полный парк современного оборудования, включая печать на ткани и многое другое. Мы можем себе позволить инвестировать в создание коллекций, потому что у нас есть все возможности реализовать идеи наших дизайнеров. Но многие дизайнеры в Казахстане не обладают этими возможностями, поэтому им нелегко выживать», – заметила она.

Но при этом напомнила, что ее детище – нынешнее промышленное предприятие «КазСПО-N», благодаря которому стало возможно появление брендов Zibroo и Zibroo-Design, создавалось в гораздо худших условиях, без единого доллара в кармане и без помощи государственных программ.

Алина Альбекова