Из сервиса по развозке детей в технологичный стартап

1974

Казахстанский стартап UvU зарабатывает на том, что решает проблемы родителей с развозкой детей.

Из сервиса по развозке детей в технологичный стартап

Отечественный рынок такси не стоит на месте. Несмотря на наличие крупных мобильных агрегаторов такси, на рынке появляются отечественные сервисы. Один из них – сервис безопасной развозки детей UvU. Стартап вышел на рынок в начале 2021 года и привлек $300 тыс. pre-seed инвестиции. Корреспондент inbusiness.kz поговорил с cооснователем сервиса Мадияр Толеугали о технологичности проекта, сложностях и о том, как будет развиваться сервис.

– Мадияр, как пришла идея создания сервиса безопасной развозки детей?

– У моего партнера Мусы Сексенбаева, который сейчас возглавляет отдел маркетинга, была своя футбольная академия в Нур-Султане. Не найдя на рынке подходящей компании для развозки детей, он решил сам организовать развозку. Со временем эта деятельность превратилась в настоящий бизнес, и вместо того, чтобы заниматься футбольным клубом, моему партнеру приходилось настраивать логистику перевозок, договариваться с родителями и т. д. Он предложил мне масштабировать это дело, сделав развозку доступной и для других школ.

На момент, когда он мне предложил это, я работал в международной компании в области стратегического консалтинга. У меня уже был опыт работы над алгоритмами у больших такси-агрегаторов, когда я учился в Москве, в МГУ. по специальности IT. В итоге в 2021 году компания начала работать как отдельный бизнес.

Помимо меня и Мусы, у нас еще два совладельца компании. Это Муаммар аль-Шедиват, который дистанционно работает из Лондона, и недавно к нам присоединился Бахыт Назиров, выпускник алматинской РФМШ и Назарбаев Университета. Всего в нашей команде работает 25 человек. С нами работают ребята, которые работали в компаниях "Яндекс" и Facebook.

– Расскажите, как работает система перевозки? За счет чего обеспечивается безопасность детей?

– По пожеланию родителей в нашем сервисе работают только женщины-водители. Это связано с тем, что средний возраст пассажиров – 12 лет и родители не готовы отправлять в поездку девочек-подростков со взрослыми мужчинами. Стаж вождения водителя должен быть от семи лет, машина категории комфорт или комфорт плюс. Мы смотрим полную справку о человеке и на основе этого принимаем решение о найме. Это одни из важных составляющих безопасности поездки. Еще мы добавили психологический тест.

Априори дети ездят с попутчиками – другими детьми. Родители детей указывают расписание ребенка. и по нему ориентируются водители. Это как школьный автобус, только на четырехместной комфортной машине.

Благодаря тому, что мы фокусируемся на определенной нише и из-за небольшого объема компании, мы можем более тщательно отбирать водителей и проверять их на профпригодность. Мы не говорим, что большие такси-агрегаторы небезопасны, но всегда есть разница между объемом бизнеса и качеством. При большом объеме непременно будет страдать качество.

– Сколько пользователей насчитывается у сервиса?

– Сейчас у нас около 6 тыс. зарегистрированных пользователей, из них активных за последний месяц около 1,5 тыс.

– В чем заключается технологичность проекта?

 Наш проект 100% технологичный. Хотя многие решения могут казаться не технологичными, из-за того что кто-то на рынке уже реализовал их, мы делаем все с нуля. Это полностью отечественный продукт. Технологичность сервиса заключается в умении правильно подбирать попутчиков для детей и назначать маршруты нужным водителям. Маршрут составляется так, чтобы никто не опоздал в школу и не добирался долго до места назначения.

Классическая модель работы агрегатора работает так, что спрос на поездки есть в разных районах города. В каждом из районов в течении дня нужно иметь определенное количество водителей, уметь назначать им поездки так, чтобы время ожидания было не долгим. Над этой задачей мы и работаем. Она сложная и технологическая, со множествами нюансов.

– Сколько средств вы вложили в проект? Откуда брали финансирование?

– Мы привлекли $330 тыс. pre-seed инвестиций от частных венчурных инвесторов, финансирующих стартапы, при оценке от $2 млн до $4 млн. На эти деньги развиваем стартап.

– Что приносит прибыль проекту?

– Тут простая математика. Например, у вас три тысячи водителей, которые совершают 25 тыс. заказов в день, это 25 млн тенге. При таком масштабе от этих 25 млн тенге вы можете запросить комиссию 10-15% (это 2,5-3,5 млн тенге прибыли в день). Если все эти деньги не вкладывать обратно в проект, то он может окупиться за два месяца. Но, чтобы дойти до таких объемов, нужно приложить массу усилий, вложить много денег. На этом пути есть немало сложностей.

Пока мы комиссию не берем, но при регулярных поездках она будет. Сейчас у нас не много поездок – под тысячу в день. Мы идем к тому, чтобы увеличить количество поездок до 25-30 тыс. в день. При средней стоимости поездки тысяча тенге в день водители смогут заработать 26-27 млн тенге.

– Когда вы рассчитываете окупить вложенные средства?

– Сейчас для нас самое важное – это рост и количество клиентов. С нового учебного года будем работать в формате классического бизнеса, когда есть интересы бизнеса, необходимый уровень операционной прибыли, которую нужно зарабатывать, чтобы закрывать все операционные расходы. К осени рассчитываем выйти на самоокупаемость. Фишка стартапов в том, что вложенные деньги в результате быстро возвращаются. Хотя от нашего стартапа ждут, что он еще быстрее вырастет в объемах, а не быстрый возврат средств.

– Есть ли на казахстанском рынке подобные решения?

– Есть похожие сервисы, которые работают в более ручном режиме. Обычно у них фиксированная цена на год. Это не очень хорошо для водителей, так как в среднем они зарабатывают меньше. В то время как наша стоимость зависит от расстояния и времени и может меняться. Мы рассчитываем на массовость работы водителей, и поэтому цены просчитываются автоматически.

В других сервисах родитель закупает, к примеру, 40 поездок в школу в месяц, и если он пропускает какой-то день, то деньги ему не возвращают. Это не гибкая система, где нет перерасчета, перераспределения заказов. Какие-то изменения им приходится вносить вручную. Отчасти мы заходим на поле, на котором есть большой и сильный игрок, но при этом понимаем, что рынок растет и есть место для нишевых сервисов.

– С какими трудностями столкнулся стартап?

– Мы столкнулись со всеми трудностями, которые могут быть у стартапов. Были совсем непредвиденные обстоятельства, такие как экстремальные погодные условия в Нур-Султане, повторные карантинные ограничения из-за ковида, январские события, спецоперация в Украине и соответствующие санкции в России, повлиявшие на курс доллара.

В прошлом году были проблемы с инвестициями. Где-то не хватало денег, чтобы платить зарплату сотрудникам. Приходилось ночевать в офисе. Из-за перебоев или нехватки денег отключались внешние сервисы, такие как картографические. Работала вставала, и многое приходилось делать вручную, что было довольно сложно.

– Как вы планируете развиваться дальше?

– В ближайшее время мы планируем выйти на рынок Алматы. И, так как у бизнеса есть сезонность, мы начали возить не только детей, но и женщин. На рынке был запрос, что нужно выделять отдельный вид транспорта для женщин. Поэтому мы создали сервис одноразовых поездок только для женщин. Он занимает 5% от остального бизнеса.

Мария Галушко