/img/tv1.svg
RU KZ
Как преодолеть мертвенный штиль?

Как преодолеть мертвенный штиль?

Государству, банкам, бизнесу и населению нужен равновесный, а главное прогнозируемый курс валюты.

16:10 16 Октябрь 2015 246

Автор:

Государству, банкам, бизнесу и населению нужен равновесный, а главное прогнозируемый курс валюты.

После обвала российского рубля в 2014 году и последовавшего за ним перетока товаров из России в Казахстан, в стране снизилась конкурентоспособность отечественных производителей. В результате упала деловая активность бизнеса, упало производство. Назрела острая необходимость восстановления валютного паритета тенге и рубля.   Поэтому Нацпалата предпринимателей обратилась к правительству с просьбой как можно скорее решить эту проблему. Под предлогом того, что прежний механизм регулирования соотношения тенге и доллара себя исчерпал, а постоянная девальвация в этих условиях неприменима, Национальный банк объявил о переходе к режиму «свободноплавающего» обменного курса тенге.

Но де-юре объявив о переходе к режиму плавающего курса, Нацбанк де-факто проводит скрытую девальвацию с искусственным удержанием курса тенге на заданном уровне. Данный подход также удобен для проведения ряда частых девальваций в небольших объемах, завуалированных под движение в режиме плавающего курса.

Однако на практике скрытая девальвация, которой придерживается Нацбанк, не имеет того эффекта, как если бы тенге девальвировали сразу и намного. Население и бизнес-сообщество уже привыкли к таким резким колебаниям и знают, как на них реагировать.

Что является основным плюсом резкой девальвации с обозначением четкого коридора? После проведения девальвации люди (хотя и с долей определенного негатива) перестраиваются на новый курс. Но при этом живут без угрозы дальнейшего снижения курса тенге в краткосрочной или среднесрочной перспективе. Это в свою очередь порождает определенную стабильность населения и бизнес-сообщества. Сегодня же основная проблема заключается даже не в низком или высоком уровне курса тенге, а именно в неопределенности. Эти ожидания самым негативным образом сказываются на кредитовании бизнеса, а, следовательно, и на экономике в целом.

Чтобы проанализировать ситуацию, требуется рассмотреть ее с позиции банков, бизнеса и населения. Так, у банков отсутствуют стимулы к кредитованию бизнеса в тенге из-за высокой доли депозитов в долларах. С начала года доля депозитов физических лиц в иностранной валюте увеличилась с 67,3% до 73,3% (по данным на август 2015 года). При этом доля депозитов юридических лиц в инвалюте составила 50% в сравнении с 48% в начале года.

При этом банкиры видят ярко выраженное нежелание клиентов кредитоваться в долларах именно по причине нестабильности курса. Сами банкиры опасаются выдавать кредиты в тенге: во-первых, из-за риска его дальнейшего обесценивания, во-вторых, из-за того, что это превысит маржу банка от прибыли по кредиту.

Банкам второго уровня гораздо выгоднее размещать деньги в Национальном банке на одну ночь под 15% годовых, чем выдавать те же тенге клиентам под 14% на несколько месяцев или лет. При нынешней волатильности валютного курса банки, как, впрочем, и другие участники рынка, прагматично предпочитают извлекать прибыль из обменных операций, нежели зарабатывать на обычной операционной деятельности. Поэтому не стоит ожидать их активности в кредитовании бизнеса при сегодняшней неопределенности курса и при нынешнем уровне базовой ставки.

Теперь оценим ситуацию с точки зрения населения. Очевидно, что неопределенность валютного курса сдерживает граждан от перевода депозитных средств в тенге.

Как видит эту ситуацию бизнес? Отсутствие предсказуемости валютного курса не дает бизнесменам возможности планировать свою деятельность, реализовывать новые проекты, да и доступ к кредитам в тенге у них сильно ограничен.  

В итоге мы наблюдаем полный штиль – снижаются объемы кредитования, а, соответственно, и деловая активность бизнеса. Чем больше Нацбанк проводит интервенции, которыми искусственно сдерживает курс тенге, тем более неопределенной становится перспектива стабильного валютного курса.

Очевидно, что Национальному банку необходимо отказаться от полумер в виде искусственного сдерживания курса, и сделать то, что было изначально продекларировано: отпустить курс тенге в плавающий режим. Далее нужно дождаться, когда курс достигнет дна и остановится на этом уровне, или объявить новую девальвацию с точным коридором и сроком удержания тенге в заданном коридоре. 

Безусловно, существуют некоторые риски. Они заключаются в высоком уровне импортозависимости и долларизации экономики Казахстана, которые не позволяют также успешно придерживаться политики инфляционного таргетирования, как это делают в других странах. Повторная девальвация, учитывая, что в реальности дно падения тенге может оказаться достаточно глубоким и непредсказуемым, может привести к росту социальной напряженности. Из этого следует, что Нацбанк должен официально объявить форму девальвации инструментом для восстановления валютного паритета, и держать курс в заданном коридоре. Тем самым, финрегулятор создаст «искусственное дно» падению тенге, и за счет этого снимет все курсовые ожидания, внесет предельную ясность и вернет стабильность всем участникам рынка.

Для большей веры в то, что курс будет удержан в заданном коридоре, необходимо девальвацию провести в точности с предыдущими девальвациями. Тогда у населения сработает своеобразный «условный рефлекс» – если девальвация прошла резко и ночью, значит этот курс будет стабилен в течение определенного времени.

В настоящее время государство расходует миллиарды долларов на интервенции для поддержания курса в заданном коридоре. Но несмотря на колоссальные потери, объемы кредитования экономики неуклонно снижаются. За 8 месяцев 2015 года, в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, объем кредитования банками второго уровня снизился на 6,6%. Потребительские займы банков за 8 месяцев этого года увеличились лишь на 0,8%. Между тем, аналогичный показатель за тот же период в 2014 году составил 16,2% роста. Займы, выданные юридическим лицам, с начала этого года уменьшились на 13,6%. Аналогичный показатель за тот же период в 2014-мсоставил 1,7% роста.

Очевидно, что нынешние экономические проблемы кроются в нестабильности самого курса. Государству, банкам, бизнесу и населению нужен равновесный, а главное прогнозируемый курс валюты. В нынешней ситуации только такой подход сможет вернуть бизнесу былые темпы развития, активизировать товарно-денежный оборот и преодолеть мертвенный штиль.