Какие экономические вызовы стоят перед новым президентом? | Inbusiness
/img/tv.svg
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 259,23 Пшеница 465,40
$ 384.87 € 432.52 ₽ 6.11
Погода:
+14Нур-Султан
+21Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 259,23 Пшеница 465,40
Какие экономические вызовы стоят перед новым президентом?

Какие экономические вызовы стоят перед новым президентом?

2961 27 Март 2019 14:04

Эксперты рассказали, какие меры потребуются для дальнейшего развития страны.

Какие экономические вызовы стоят перед новым президентом?

Фото: Серикжан Ковланбаев

Автор: Ольга Фоминских

Казахстанская экономическая политика в последнее время сменила фокус с роста ВВП на благосостояние населения. Президент Касым-Жомарт Токаев уже поручил правительству перенести повышение зарплат бюджетникам с 1 июля на 1 июня 2019 года. Это, вероятно, первый шаг в сторону продолжения инициатив первого президента. Но перед экономикой все еще стоит ряд вызовов, которые предстоит решать главе государства и новому правительству. Inbusiness.kz выяснил у экономистов, какие меры потребуются для дальнейшего развития страны.

Экономист Айдархан Кусаинов:

«На мой взгляд, сегодня есть три основных вызова. Первый и важный – это принципиальное изменение экономической политики. Сейчас она противоречит тем пяти инициативам, которые были озвучены Нурсултаном Назарбаевым. Экономическая стратегия до 2025 года базируется на принципах роста ВВП, который приведет к повышению благосостояния граждан. В программе «Пять социальных инициатив» фокус уже сделан на повышении доходов граждан, а уже потом на росте ВВП.

Думаю, власти поняли, что главным должно быть улучшение благосостояния населения, рост его доходов, которые, к сожалению, не увеличиваются такими же темпами, какими растет ВВП. Поэтому необходимо сынтегрировать эти социальные инициативы и объединить в новую социально-экономическую политику. Рост доходов населения должен стать основой новой экономической стратегии страны на ближайшие годы, а не единоразовым расходованием Национального фонда. По сути, сегодня инициативы не подкреплены политикой. Например, заморозили тарифы монополистам на семь лет, но нигде не прозвучало, за счет каких средств они будут развивать свою инфраструктуру. Откуда-то же должно быть финансирование, чтобы через семь лет инфраструктура попросту не развалилась. И все эти инициативы должны быть собраны в единый документ, чтобы понимать, как стране развиваться, как использовать средства Нацфонда, как улучшать благосостояние населения.

Второй аспект – доступ к Нацфонду. Сегодня, насколько я понимаю, в правлении Нацфонда состоит Елбасы, а президент не имеет возможности самостоятельно поручить выделить средства из фонда. То есть пока не ясен принцип принятия решения по финансированию тех же экономических инициатив, которые были озвучены ранее.

Третий – отказ во властных структурах от бизнес-мышления в сторону государственного управления. Напомню, до 2008 года, когда экономика росла, участие государства не требовалось. А с 2009 года страна живет в режиме ручного управления, и для решения каких-либо отраслевых и экономических вопросов создавались новые нацкомпании. Но министры должны мыслить как министры, а не как бизнесмены. Государственное мышление стимулирует рост через создание косвенных стимулов, например развитие инфраструктуры, налогового поля, таможенных пошлин. А бизнес-мышление сводится к созданию госкомпаний, которые бы развивали то или иное направление. И в итоге идея сократить долю государства в экономике была тупиковой. Не могу назвать бизнес-мышление негативным явлением, поскольку оно позволило стране преодолеть предыдущий кризис, но, если мы хотим снизить участие государства в экономике, потребуется переосмысление. В программе «Рухани жангыру» есть правильное, на мой взгляд, понимание того, что лидером изменений должен стать госсектор и он может трансформировать сознание. Думаю, что здесь предстоит большая работа.

Резюмируя, отмечу, что новому руководству страны предстоит собрать все социальные инициативы и сделать из них экономическую идеологию и стратегию. Второй вопрос касается взвешенной и сбалансированной политики изъятия денег из Нацфонда для финансирования социальных реформ. И третье – пора развивать новое мышление в правительстве».

Экономист и политолог Петр Своик:

«Новому руководству страны необходимо еще реализовать инициативы повышения благосостояния населения, озвученные первым президентом. Также еще не решен вопрос с тарифами монополистов. До сих пор остаются вопросы как у производителей, так и у потребителей, формально проведенное предыдущем правительством незначительное снижение тарифов не устраивает ни тех, ни других.

Но главный вызов – нынешняя экономическая модель себя фактически исчерпала. Отражением этого является то, что Нацфонд уже пятый год находится не в накопительном, а расходном режиме.

В 2014 году были самые высокие показатели ВВП и доходов казахстанцев, но тогда же начались неприятности: ситуация на Украине, падение цен на нефть, девальвация российского рубля. В ответ на это нам пришлось принимать программу «Нурлы жол», которая положила начало переводу Нацфонда из накопительного в расходный режим, программу «100 шагов», пришлось проводить досрочные перевыборы президента и отпускать тенге в свободное плавание, то есть девальвировать нацвалюту в два раза. С тех пор и на начало этого года Нацфонд сократился на 19 миллиардов долларов и продолжит сокращаться, поскольку уже на этот год переутвердили бюджет и одобрили дополнительный транш из Нацфонда. И этот процесс будет ускоряться. Поэтому правительству придется искать корни проблем и выстраивать новую, более эффективную экономическую модель. А для этого необходимо создавать внутренний кредит и внутренние источники инвестиций, дополнять экспортно-сырьевую модель собственным развитием».

Арман Байганов, экономист Astana Best Consulting Group:

«Экономика страны все еще остается зависимой от экспорта сырьевых ресурсов, что влияет на курс тенге.

В стране с нуля была создана финансовая система, сформирована нормативно-правовая база на основе международных стандартов и внедрены пруденциальные нормативы для ее успешного функционирования. Но пока точной диагностики деятельности банковского сектора нет, поэтому, как мы видели, в последние годы некоторые банки предоставляли отчеты, не всегда достоверно отражающие качество активов. В итоге на рынке происходят банкротства банков. Кроме того, фондовый рынок пока не может конкурировать по своей масштабности с иностранными фондовыми биржами. В этой части еще предстоит работа.

В стране также созданы условия для борьбы с теневой экономикой, доля которой значительно снизилась, но до конца не искоренена. Это стало возможным благодаря запущенным инновационным решениям и росту безналичных операций. Проводимые в этом направлении реформы позволили увеличить собираемость налогов, а также обеспечить удобство сотрудничества с фискальными органами. Мы далеко продвинулись в части цифровизации, например, став лидерами среди стран СНГ, когда запустили ЦОНы. Но все еще в стране требуется проводить более масштабные процессы в части инновационной составляющей, например на производствах».

Аза Мигранян, профессор, ведущий научный сотрудник Центра постсоветских исследований:

«За последние 30 лет был сделан революционный шаг с момента образования независимого Казахстана, когда экономика была в положении полного хаоса, где не были сформированы ни отраслевые, ни структурные позиции экономики, ни система экономических отношений. На сегодняшний день создана национальная экономическая система, характеризующаяся достаточно свободным полноценным рынком и отвечающим международным стандартам. Думаю, успешность проведенной экономической политики связана с несколькими реформами. Это индустриализация экономики, программа формирования конкурентоспособности экономики страны, программа «Нурлы жол», которая предусматривает промышленное развитие Казахстана, создание мощного базиса в Центральной Азии.

Но не все намеченные реформы были осуществлены в полной мере, и определенные проблемы сохраняются до сих пор. Это в первую очередь сырьевая направленность экономики и преобладание сырьевого экспорта в экономике, что делает ее уязвимой с точки зрения колебания мировых цен на энергоносители и сельскохозяйственное сырье. До сих пор не совсем решен вопрос развития инфраструктуры и коммуникаций внутри страны, связывающие регионы страны и способствующие на выход на глобальные рынки. Также остались вопросы с недостаточным уровнем промышленного сектора в ВВП страны, низкий уровень технологичной продукции, высокий уровень импортоориентированности по товарам и продукции повседневного спроса. Это требует серьезных мер.

Была проведена большая работа в части денежно-кредитной политики. Но тенге зависит от внешней волатильности, поскольку привязан к ценам на нефть и стоимости валют стран-партнеров, в том числе России. Опыт 2016 и 2008 годов показал, что валютная политика требует серьезных изменений с точки зрения регулирования и обеспечения тенге товарным содержанием, поэтому в этой части еще предстоит большая работа».

Ольга Фоминских

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: