Казахстану нужна либерализация цен и девальвация тенге – экономист

35274

Почему низкие тарифы и цены на продукты не дают возможности развиваться бизнесу, объяснил в интервью inbusiness.kz экономист Айдархан Кусаинов.

Казахстану нужна либерализация цен и девальвация тенге – экономист

Изношенность инфраструктуры, дефицитный бюджет, контроль над ценами и тарифами на ЖКХ, растущий импорт и постоянное использование средств Нацфонда и пенсионных накоплений граждан набили оскомину. Какие стратегические шаги необходимо предпринять, чтобы перезапустить экономику, вернуть экономические стимулы для бизнеса, наполнить казну деньгами, а также отказаться от неэффективных расходов в виде дотаций и субсидий, inbusiness.kz спросил у экс-советника главы Нацбанка, экономиста Айдархана Кусаинова. 

– Айдархан Маратович, в Казахстане одной из острых на сегодня проблем является критическая изношенность инфраструктуры ТЭЦ в разных городах. Недавно стало известно, что "дочка" российской "Интер-РАО" займется строительством ТЭЦ в Кокшетау, Семее и Усть-Каменогорске. Как Вы оцениваете данное решение? 

 Положительно оцениваю. Единственный момент такой, если "Интер-РАО" решила строить, было бы интересно узнать условия относительно тарифов и гарантий, предоставленных инвестору. Это имеет особое значение в энергетике, где гарантированные тарифы играют главную роль. Если инвестору предоставлены льготные условия или отклонения от стандартных условий, это может привести к неудовольствию других игроков рынка.

Что касается инфраструктуры ТЭЦ в Казахстане, она изношена из-за волюнтаристского снижения тарифов в 2018 и 2020 годах. При тех тарифах, которые были, не то что строить  поддерживать станции было невыгодно. Поэтому, если инвестор собирается строить три станции, это может быть обнадеживающе, но интересно узнать условия по тарифам, по которым он собирается инвестировать. Условия для инвестиций в энергетику в Казахстане в настоящее время не являются наилучшими, основываясь на текущих тарифах.

– В целом, как Вы считаете, необходимо ли поднимать тарифы в Казахстане? Если да, то насколько, учитывая низкую платежеспособность населения?   

 Тарифы необходимо однозначно повысить. Часто говорят, что мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи. Внутренние цены в Казахстане следует повышать. Мы всегда опасаемся их повышения, чтобы население не пострадало, но в результате наша инфраструктура разваливается, а дешевый импорт не дает развиваться внутреннему производству. Мы постоянно снижаем цены, что в итоге делает невозможным заработать в Казахстане. Все товары дешевые. 
Инвестиции невозможны из-за низких цен, люди не могут зарабатывать, потому что все товары дешевы, и в конечном итоге уровень жизни падает. Следует понимать, что политика "делать все лучше, чтобы населению было хорошо" лишает людей возможности заработать. Если у нас будет высокий тариф на электроэнергию, то инвесторы будут рассматривать возможность вложить деньги в наши проекты без возможности получения льгот и преференций. 

Они увидят, что здесь можно продавать электроэнергию по высокой цене, и скажут: "Я сам все сделаю, мне даже не нужна инфраструктура, я сам проведу коммуникации, если мне предоставят такую цену". Но, когда мы удерживаем низкие цены на электроэнергию, чтобы не нанести ущерб населению, мы сталкиваемся с проблемой изношенной инфраструктуры и в конечном итоге вынуждены постоянно заниматься ее ремонтом.

– Если посмотреть на данные переписи населения, то там официально большая часть казахстанцев зарабатывает немного. 

 Мы сами довели себя до такого состояния. В 2016 году я говорил, что цены нужно пересмотреть. Если пересмотреть цены и они повысятся, то отечественное производство станет конкурентоспособным и не будет нуждаться в субсидиях. Причина, по которой мы субсидируем предприятия, заключается в том, что они говорят, что не могут ничего производить по нынешним ценам. Им говорят, вот льготный кредит, дешевая инфраструктура. Мы дадим вам все, чтобы вам было дешевле и, как следствие, зарплата не росла. 

Как бизнесу увеличить зарплаты, если налоги постоянно снижаются, кредиты дешевеют и так далее? Зарплаты, естественно, не повысят, и мы попадаем в эту спираль. В результате зарплаты не растут. Мы говорим о плохой покупательной способности, поэтому делаем вещи еще дешевле, но, когда все становится еще дешевле, рабочих мест не остается, зарплаты снова падают, и вы попадаете в эту низкую спираль. 

Десять лет я говорю, что нам нужна фундаментальная реформа экономических условий в стране. Нам нужно поднять внутренние цены. Вначале, в первый год, это будет шок. Это будет неприятно. Но, когда цены станут высокими, люди вдруг начнут открывать швейные фабрики, поняв, к примеру, что носки и нижнее белье теперь стоят 2 тыс. тенге. И оказывается, вы можете сами начать шить носки. Когда цены на них сегодня составляют 300 тенге, вы не нанимаете швей, не платите им зарплату и не производите носки. Однако, когда цены возрастут до 2 тыс. тенге, появится инвестор, который скажет: "Я построю здесь швейную фабрику и буду продавать эти же носки в Кыргызстан и Россию". Он будет нанимать людей, нанимать швей, начинать расширять производство и повышать зарплату. Именно с этой зарплаты будут покупать казахстанские товары, и мы перейдем в спираль роста.

При высоких ценах вы видите возможности для инвестиций и бизнеса. Тогда уже не потребуется субсидирование бизнеса, потому что он сам скажет, что у него все хорошо, у него есть прибыль, он может брать рыночные кредиты. Тогда он будет расширяться и повышать зарплаты.

У нас сейчас, наоборот, мы пытаемся все сделать дешевле, бизнес скукоживается, зарплаты не платит, зарплаты падают. Мы пытаемся сделать еще дешевле, потому что зарплаты падают, бизнес еще больше скукоживается, зарплаты еще больше падают, и мы пытаемся сделать еще дешевле. Мы сейчас идем вниз эти 10 лет по спирали.

А если мы перевернем условия, и год-два это будет неприятно, но, когда мы поменяем условия, мы попадем в спираль вверх. Появится возможность для бизнеса, растут зарплаты, и появляется еще больше возможностей для бизнеса. Еще быстрее растут зарплаты, и, наоборот, спираль вверх пойдет.

– Если говорить о курсе, то каков рыночный курс тенге к доллару и рублю?

 Курс тенге к доллару надо установить на уровне 1000 тенге. Это позволит увеличить стоимость импорта в два раза. Необходимо обратить внимание на сельское хозяйство. На севере страны много молока, которое никто не покупает из-за дешевизны российского молока. В прошлом году, когда курс тенге был 7 или 8 за рубль, молокозаводы покупали молоко у наших производителей. Сейчас, при курсе 4 тенге за рубль, все заводы покупают российское молоко, и наши фермеры выливают молоко, что приводит к их банкротству. Поэтому нужно установить курс тенге на уровне 8-10 за рубль и повысить цены. 

Это поможет сохранить наших производителей и избежать вытеснения российскими продуктами из нашего рынка. Также стоит отметить, что сейчас на рынке много российских колбас. В прошлом году было больше отечественных, но сейчас из-за низкого курса тенге российская колбаса стала дешевле. Это приводит к потере нашими колбасными заводами рынка и сокращению зарплат. Поэтому я уверен, что необходимо повысить цены в Казахстане, начиная с установления более высокого курса тенге за рубль и заканчивая всеми остальными показателями.

– Как Вы относитесь к использованию полутора триллионов тенге пенсионных накоплений на финансирование инфраструктуры? Какие в этом есть риски? Можно ли трогать эти деньги из пенсионного фонда?

 Можно использовать пенсионные средства для развития внутренней экономики, но необходимо изменить подход. У нас сейчас ситуация, когда все делается по приказу, а в нормальной рыночной экономике, например, организации типа "Байтерека" или "Самрук-Энерго" должны разместить свои облигации на рынке под условием, что не более 20% от суммы облигаций может быть выкуплено ЕНПФ, и если других инвесторов не будет, то и ЕНПФ не должен совершать покупку. Это значит, что если нет интереса на рынке, то и ЕНПФ не должен инвестировать.

– Правительство продолжает активно использовать средства Национального фонда. В этом году трансфер составил 2,2 трлн тенге, в следующие три года по 2,0 трлн тенге ежегодно. Видите ли Вы возможности для того, чтобы не прибегать к использованию Нацфонда? 

 В существующей экономической политике и ситуации правительство вынуждено использовать пенсионный фонд и Национальный фонд для поддержания экономического роста. Они прямо или косвенно направляют средства в экономику, что искажает показатели. Без использования этих средств правительство стоит перед серьезными ограничениями. Отказ от доступа к пенсионным деньгам или Национальному фонду может вызвать проблемы. В принципе, правительство может выпустить бумаги, разместить их на Западе в евробондах, но просто ни один рыночный инвестор не купит их, так как не верит в эту активность правительства. 

– Правительством поставлена задача по доведению средств Нацфонда до 100 млрд долларов к 2030 году. Насколько это выполнимая задача? Или, наоборот, цель является заниженной? 

 В инвестиционной сфере существует правило, согласно которому инвестиционный управляющий не может гарантировать определенного уровня доходности. Если инвестиционный управляющий обещает вам 20% или 10% годовых, это может быть даже преследуемо по закону. С точки зрения реальности объявленная цель в 100 миллиардов чисто формальная. 
На самом деле никто не понесет наказание, если цель не будет достигнута. Ведь всегда можно найти тысячу причин: рыночные условия, курс доллара, геополитические события и так далее. Никто не будет наказан за то, что цель не была достигнута, и никто не получит медаль за ее превышение. Фактически эта цель не имеет реального влияния на экономику или что-либо еще. Это просто позитивная аффирмация – точное определение цели.

– Также сейчас обсуждается повышение ставки НДС с 12% до 16%. Насколько это рациональное решение, учитывая, что бизнес в основной своей массе чувствует себя неважно?

 Это правильное решение. Я считаю, что это свидетельствует о том, что правительство пытается начать здравую экономическую политику, и в этом я полностью его поддерживаю. Как я уже упоминал, все эти реформы будут болезненными. Необходимо увеличить цены, провести девальвацию. На повседневном уровне для всех это будет неприятно, но для нормальной жизни экономики это необходимо. НДС также нужно увеличивать. Как у предпринимателя, у меня также есть бизнес, и мне это будет неприятно, но с точки зрения макроэкономики и государственного подхода я полностью согласен. У нас слишком низкий уровень НДС и налоговые ставки слишком невысокие. Если мы стремимся избавиться от зависимости от сырьевых ресурсов, то нам нужно увеличить эти показатели.

При этом я хочу напомнить, что понижение ставок НДС с 16% до 12% и корпоративного подоходного налога с 30% до 20% в 2009 году было принято в качестве временной антикризисной меры для преодоления экономических проблем того времени. Ожидалось, что эти меры будут временными и будут отменены после достижения своих целей. Однако они остались в силе и постепенно стали вести себя как норма в нашей экономике.

Следует отметить, что временные меры оказали негативное влияние на ситуацию, так как искажали ее. Более того, они создают дисбаланс в бюджетных и налоговых вопросах. Снижение налоговых ставок привело к уменьшению доходов бюджета и создало дополнительные трудности для финансирования государственных программ и социальной сферы.
Было бы логично вернуться к прежним ставкам налогов, чтобы восстановить баланс в бюджетной сфере и обеспечить устойчивое развитие экономики. Государство должно было вернуться к нормальным ставкам налогов уже давно, чтобы избежать хотя бы дисбалансов и обеспечить стабильность экономической ситуации.

Фото: facebook.com/aidarkhan.kussainov

Telegram
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В TELEGRAM Узнавайте о новостях первыми
Подписаться