/img/tv1.svg
RU KZ
Казахстану не нужно принимать ничью сторону в войне нервов

Казахстану не нужно принимать ничью сторону в войне нервов

В отношениях России и Турции интересы геополитики не победят интересы бизнеса, считают казахстанские политологи.

16:11 26 Ноябрь 2015 1202

Автор:

С первых полос мировых изданий в эти дни не сходит российско-турецкая тема. Мрачные прогнозы одних политиков и умеренные надежды других на дипломатическое разрешение ситуации. На самом ли деле мир находится на пороге Третьей мировой войны? Чем грозит Казахстану худший сценарий развития событий? Портал abctv.kz узнал мнение экспертов.

Политолог, глава общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев подчеркивает: не нужно ставить вопрос, чью сторону в нынешней ситуации примет Казахстан. 

- Ведь цель террористов в том и заключается, чтобы разругать граждан разных стран друг с другом. Неслучайно турецкий президент после инцидента с самолетом дал в своем заявлении «задний ход», сообщив, что они не знали, чей самолет сбивают, и не намерены портить отношения с Россией. Тем более товарооборот двух стран в прошлом году составил 31 миллиард долларов. А у Казахстана есть свои интересы, своя внешнеполитическая позиция, и она была озвучена в призыве к России и Турции не обострять отношений и обойтись без конфронтации. Это взвешенная позиция республики, которая уже неоднократно помогала нам выходить из щекотливых ситуаций. Например, в росийско-грузинском конфликте, когда Казахстан не поддержал независимость Абхазии и Южной Осетии и сохранил отношения и с Грузией, и с Россией, – отметил политолог.

В нынешней ситуации, по мнению эксперта, возможно два варианта поведения Казахстана.

- Если рассматривать экономические взаимоотношения, то между Турцией и Россией для Казахстана очевиден российский вектор. В прошлом году товарооборот РК с Турцией составил 3,5 миллиарда долларов, а с Россией – 18,9 миллиарда. Также у Казахстана нет общей границы с Турецкой Республикой, а с РФ она весьма протяженная. При этом Турция входит в десятку ведущих партнеров Казахстана. В 2009 году мы подписали договор о стратегическом партнерстве, в турецких инвестициях заинтересован малый и средний бизнес нашей страны, – напомнил Полетаев. – Некоторые политики предрекают конец российским отношениям с Турцией в сфере туризма, поставок энергоресурсов, вооружения, которые в товарообороте двух стран занимают значительный объем. Но я не думаю, что интересы геополитики здесь победят интересы бизнеса. Даже украинско-российское противостояние не отменило закупа электроэнергии, как и выход Украины из зоны свободной торговли СНГ.

По мнению эксперта, негативное влияние эскалации росийско-турецкого конфликта на Казахстан если и возможно, то не в критичном масштабе.

- У Турции есть международные обязательства, и закрыть проливы, через которые экспортируется казахстанская нефть, она может только в случае войны с тем или иным государством. А война пока не объявлена, – говорит политолог.

Координатор проектов по внешней политике Института мировой экономики и политики (ИМЭП) Аскар Нурша в разговоре с журналистом портала abctv.kz напомнил, что военная конкуренция между мировыми державами никогда не прекращалась.

- В той или иной форме с разной степенью интенсивности войны на планете ведутся ежедневно. Сейчас ведутся споры о том, какой может быть Третья мировая война. Я больше склоняюсь к тому, что до горячей фазы еще далеко, – считает политолог. – Хотя такие инциденты ее приближают и делают более вероятной. Мы живем в эпоху гибридных войн, и геополитические центры планеты, пока уровень самосознания, цивилизованности и политической культуры не вырастет во всем мире, будут вести конфликты между собой. Войны будут вестись в разнообразных форматах: с участием двух, трех и более стран, в составе различных коалиций. В ситуации с Турцией и Россией главный вопрос – будет ли военная конфронтация между РФ и блоком НАТО. В принципе, эта ситуация была предсказуема, поскольку на территории Сирии сейчас наблюдается сверхконцентрация стран, ведущих антитеррористическую деятельность, а также сверхконцентрация оружия и военной техники. Прямое военное столкновение России и Турции – результат несогласованности действий между этими странами,

При этом наш собеседник отмечает схожий стиль руководства двух лидеров.

- И Путин, и Эрдоган – пример волевого типа политиков, действующих отчасти напролом, и в ситуации с Сирией коса нашла на камень. Похожие инциденты у России уже были: авиация стран НАТО уже рутинно вылетает на перехват российских самолетов в зоне границ, это уже стало некоей обыденностью. И, возможно, в военном ведомстве РФ посчитали, что схожие действия на сирийско-турецкой границе закончатся тем же. Но Турция – это не Запад, и рано или поздно такая тактика России привела бы к подобному исходу. Впрочем, я не склонен винить в случившемся только одну сторону, – заметил представитель ИМЭП. – С обеих сторон ведутся «война нервов» и игра на повышение ставок. Военная эскалация в регионе ежедневно возрастает. Кстати, несмотря на то, что Россия для ударов по позициям ИГИЛ использует высокоточное оружие, нельзя исключать случайных попаданий по позициям или военной технике тех же сил США. Как тогда повернулась бы ситуация? В любом случае, с того момента, как Россия вступила в военные действия на территории Сирии, российское общество должно быть готово к потерям, в том числе к жертвам среди военнослужащих. Это военные действия.

Прямого влияния на Казахстан данная ситуация, по мнению Аскара Нурши, не окажет:

- Во-первых, Россия находится на территории Сирии в соответствии с двусторонними договоренностями с этой страной, и это не затрагивает обязательств Казахстана по ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности включает пять государств ЕАЭС и Таджкикистан, – прим. ред.). Владимир Путин уже не раз подчеркивал, что Россия сама несет все затраты на военные операции в Сирии. Здесь важно другое – ухудшение ситуации на Ближнем Востоке формирует определенную дугу нестабильности, которая захватывает Афганистан. В этом плане наша страна уже принимает необходимые меры, работая над укреплением внешних рубежей СНГ.

Другой актуальный вопрос, по его словам, связан с интеграцией средиземноморской и каспийской систем безопасности.

- В российской операции, помимо ее морской группировки в Средиземном море, задействована Каспийская флотилия, которая помогает оперативно-тактической и дальней авиации военно-космических сил РФ. Усиление военных кампаний России и Ирана может навлечь на Каспийский регион ответные атаки со стороны террористов ИГИЛ и других незаконных вооруженных формирований. Это негативно скажется на экономической и хозяйственной деятельности в регионе, ухудшит инвестиционный климат в регионе – инвесторы начнут рассматривать его как потенциально нестабильный и переадресовывать средства в другие экономические зоны, – оценивает риски Аскар Нурша.

При этом Казахстан, уверен собеседник нашего портала, при любом раскладе событий не будет и не должен стоять перед выбором, на чью сторону – российскую или турецкую – встать.

- Обе страны важны для нас, но мы не сторона конфликта. В истории постсоветского пространства уже были случаи, когда осложнялись отношения между Россией и Грузией, РФ и Украиной. Так что ничего сверхнового для Казахстана в этой ситуации не произошло, и отечественная дипломатия будет работать в обычном режиме, с учетом этих событий. Казахстан в этой ситуации будет стремиться оказать посреднические и миротворческие услуги. И мне очень хочется надеяться, что инцидент с российским самолетом станет прививкой, а не триггером для войны, как эту роль некогда сыграл Карибский кризис, – заключил политолог.

Адель Нуреева