/img/tv1.svg
RU KZ
Книжные сокровища столицы

Книжные сокровища столицы

Центр редких книг и рукописей будет создан в Астане.

15:54 21 Сентябрь 2016 3494

Книжные сокровища столицы

Автор:

Об этом стало известно в рамках прошедшего в столице Международного Конгресса библиотекарей Казахстана.

Как уточнила руководитель службы фонда редких книг и рукописей Национальной академической библиотеки РК Алия Кожабекова, «редкий фонд» НАБ РК нуждается в реставрации и особых условиях хранения книг. Для этого необходим специальный центр, где будут соблюдены все стандарты по влажности, температуре, сохранности, консервации и реставрации, а также биологическая и химическая лаборатория. Возможно, он будет открыт уже в этом году.

«Мы, как и все мировые библиотеки, страдаем от нехватки площади. Здание у нас небольшое – всего 15 тысяч квадратных метров, а библиотека все разрастается», - говорит руководитель службы.

Недавно в НАБ был передан фонд Музея книги, закрывшегося в Алматы. Музей формировался в 1976 году, поэтому в нем были сконцентрированы практически все памятники письменности Казахстана. Алия Кожабекова признается, что это очень удачное приобретение для национальной библиотеки, но то, в каком состоянии были переданы эти книги – повергает в шок.

«Они хранились в подвале какой-то фабрики. Был период, когда все религиозные книги запрещались, и, чтобы как-то сохранить, их хоронили вместе с покойниками. Потом эти книги выкапывали и передавали в музей, но запах остался… Когда мы получили книги из музея, они были покрыты сажей, пылью, хранились в картонных папках, которые для них губительны, потому что повышенная кислотность материала разъедает бумагу. Книги должны проходить обработку от грибков, бактерий, плесени. Процентов 70 редких книг у нас заклеены скотчем, а это страшно агрессивный материал. Чтобы удалить его, не повредив книгу, нужна химическая лаборатория».

В Национальной академической библиотеке редкие и ценные книги хранят при нужном режиме температуры, влажности, света. Но никак не реставрируют.

Центр реставрации, как оказалось, есть только в Алматинской Национальной библиотеке.  Однако, как признаются в столичном НАБ, отправлять книги туда они не могут по одной простой причине - в бюджете на это не заложены средства.

Сегодня в фонде Национальной библиотеки Астаны хранится около 20 тысяч редких и ценных книг и рукописей. Жемчужина коллекции - Тафсир, рукописная книга пояснений к Корану, начатая, по мнению экспертов, в VIII веке и законченная в XIV – XV. Еще одна диковина - «Стратегия ведения войны» из императорской библиотеки Китая, начертанная на бамбуковых дощечках (сама книга датируется IX веком, а обложка - VI столетием). Поражает воображение огромная «Книга китайских замыслов, извлеченная из оригинальных трудов Персии, Индии, Китая и Японии, собранная и нарисованная многоуважаемым художником мсье Дюком, посвященная его светлости». Это собрание литографий предназначалось в дар Людовику XV. Таких книг в мире всего три экземпляра: один в Лувре, другой в частной коллекции, третий в НАБ РК. Также там хранятся памятники казахстанской письменности, которые в разные периоды опиралась на арабскую графику, на латинскую графику, на алфавит «төте жазу», созданный Ахметом Байтурсыновым в 1912 году. А также множество рукописей на арабском, общетюркском, чагатайском языках.

В «редкий фонд» отбирают книги по определенным критериям: которые старше 1940 года, которые сохранились в ограниченном числе экземпляров, например, если тираж был уничтожен цензурой, а также книги с автографами известных авторов и необычно изданные.

Редкие книги и рукописи из такого фонда, как объяснили в национальной библиотеке, доступны пока только для исследований по предоставлению письма от читателя, или от руководителя научного проекта, если это касается студента.

«Если речь идет о специалистах, – кандидатах наук, докторах наук, докторах PhD или тех, кто учится в докторантуре – для них вход свободный», - объясняет Алия Кожабекова.

В то же время, бесценные редкости будут оцифрованы и выложены в свободный доступ в интернет, в Казахстанскую Национальную электронную библиотеку (КазНЭБ). Сегодня содержание этой библиотеки составляет более 29 тысяч электронных документов: это книги, изданные по государственной программе "Культурное наследие", редкие книги, имеющие отношение к истории и культуре Казахстана, современные научные работы, авторефераты и другие документы. Ценно то, что пользоваться порталом КазНЭБ можно без авторизации.

Одна из главных проблем сохранения редких книжных фондов в стране - это, считает Алия Кожабекова, отсутствие единой базы данных о древних памятниках письменности: "Мы не знаем, что где есть".

«Совершенно недавно у нас был такой случай: в рамках библиотечного туризма мы ездили в Южный Казахстан и были в селе Карнак. Это знаменитое село недалеко от Туркестана, оно упоминается во многих исторических источниках, начиная с XII века. Там было медресе, где учились Машхур Жусуп, Шортанбай Канайулы и другие мыслители, писатели, ученые. В селе Карнак сохранилось много памятников письменности, в основном духовного содержания. Но проблема в том, что мы не можем их даже увидеть и не знаем, где они находятся», - отмечает она.

Предположительно, многие ценные рукописи сохранились в руках частных лиц. Известно, к примеру, что несколько лет назад Коран из Карнака был продан в Европе, на аукционе Сотбис. За большую сумму, эта цифра даже не упоминается. Люди понимают, что это ценность и не хотят их показывать.

Все эти книги, по словам Алии Кожабековой, капризные, поэтому должны храниться в определенных условиях. Температура не должна превышать 21 градус, а влажность воздуха должна быть от 45 до 50 процентов. Если выше – образуются грибки, ниже – книги начинают ломаться.

«Это должно быть все-таки народным достоянием… Речь не идет о том, чтобы их отбирать, мы были готовы оплатить людям самолет и проживание лишь для того, чтобы они просто показали эти книги и увезли обратно, но ничего не вышло. Мы бы хотели, чтобы эти памятники не пропали, не исчезли за рубежом, чтобы их можно было отреставрировать», заключила она.

Ксения Татаринова

IT-юрта в библиотеке

Несмотря на то, что люди читают книги все меньше, библиотеки не собираются отправляться на свалку истории.

21 Сентябрь 2016 15:22 2620

Они находят себе новое применение, превращаясь в центры бесплатного общения и образования.

"Библиотека становится таким местом, где помогают человеку",- поясняет Кабиба Акжигитова, директор Восточно-Казахстанской областной библиотеки имени Пушкина.

К примеру, в Пушкинской библиотеке можно вязать, играть в спектаклях, строить роботов, изучать языки и осваивать компьютер. Более того, там дают юридические консультации, помогают найти работу и открыть свое дело.

Буквально недавно, на 82-й конференции Международной Федерации библиотечных ассоциаций и учреждений (IFLA) в США Восточно-Казахстанская библиотека получила первое место со своим проектом «IT-Юрта». Стендовый доклад о создании сети сельских библиотечных онлайн-центров был признан самым лучшим.

IFLA – это общественное объединение библиотекарей из 130 стран. Ежегодно они собираются в той стране, где развито библиотечное дело, чтобы поделиться опытом и идеями. На IFLA, по словам Кабибы Акжигитовой, обсуждаются важные проблемы, как вопросы авторского права, управление интернетом, и лоббируются интересы библиотек во всех всемирных организациях. Кроме этого, библиотеки разных стран представляют свой опыт работы в виде стендовых докладов. Только в этом году в городе Коламбус, штат Огайо было представлено 205 стендовых докладов. Страны СНГ представляли библиотеки Казахстана и России. Казахстан представлял проект «IT-Юрта».

- Что это за проект?

- Это настоящая юрта, которая располагается в нашей Пушкинской библиотеке. Внутри юрты стоят столики, компьютеры, ноутбуки. Иностранцы обожают там фотографироваться, но самое главное – нашим читателям нравится там заниматься самообразованием. Мы начали этот проект в 2011 году, получив грант Всемирной организации публичных библиотек. Мы не хотели делать такой класс в какой-то красивой комнате, мы хотели сделать это в нашей национальной юрте. И у нас получилось.

- Кто это придумал?

- Я сама. Коллеги были против: «Зачем юрту тащить в библиотеку? Все должно быть современно!». А я говорю: «Мы должны выиграть этот грант! Идея в том, что в погоне за новыми технологиями мы не забываем историю своей страны». Просто я много ездила и знаю, что подобные проекты везде выглядят однотипно. А нам надо было предложить что-то выигрышное. И мы выиграли. Затем мы представили наш проект в Словении - для европейских библиотек, мы единственные были там от Средней Азии. А потом мультиплицировали проект на другие библиотеки, районные и сельские. Это были уже не юрты, но суть осталась.

- Чему же учатся таким образом ваши читатели?

- Работать на компьютере, искать информацию в интернете, пользоваться услугами электронного правительства. Например, как получить электронную цифровую подпись. В первый год мы обучали около 250 человек, и в результате 52 человека нашли себе работу либо сохранили свое рабочее место. К примеру, женщина работала кладовщиком и вела все записи в бумажном виде. Ей сказали: «Научишься Excel – останешься на работе, не научишься – возьмем другого». Она все время приходила в эту юрту заниматься – и выучилась. Потом, уже на грант ООН, мы стали открывать онлайн-центры в районных и сельских библиотеках. Проводили интернет, где его раньше не было – ставили там спутниковые антенны. Эти центры мы открывали вместе с акимами и палатой предпринимателей «Атамекен». Они дали нам в каждом районе человека, который умеет составлять бизнес-планы. Если в районе не было такого человека, то он приезжал из другого района или областного центра – и учил сельских предпринимателей, как составить бизнес-план, как выйти в «Самрук-Казына», как получить грант…

- И все это обучение бесплатное?

- Да, конечно. В свободное время, в промежутках между курсами, учили все население, всех желающих. В нашем стендовом докладе были, в том числе, реальные интервью людей, которым это помогло. Например, пенсионер из села Зайсан написал в блог министра соцзащиты о неправильном пересчете своей пенсии и быстро получил ответ, ему пересчитали пенсию заново. А в Катон-Карагайском районе один из жителей решил открыть свой бизнес. Ему помогли с бизнес-планом, и он начал заниматься пчеловодством.

На нашем стенде мы показали развитие проекта по годам: как все началось с IT-юрты, затем появились онлайн-центры в 32 сельских библиотеках, потом их число возросло до 45. В конечном итоге - в этом году принято постановление акима области о подключении всех сельских библиотек к интернету. Потому что наш опыт показал, что это нужно: и бизнесмену, и любому сельскому жителю, и вообще развивает все стороны жизни.

- Все это существует на международные гранты, или власти тоже что-то вкладывают?

- Это совместный, партнерский проект, все вкладываются как могут. Сельский аким дает помещение, ООН – оборудование, палата предпринимателей помогает специалистами, и так далее. Для IT- юрты мы выиграли один грант, для 32 сельских библиотек – еще один. Если не ошибаюсь, что-то около 25 миллионов тенге. Потом уже и акимат стал финансово участвовать, ведь работу оборудования надо поддерживать.

- И сколько раз вы выигрывали гранты?

- Очень много, у нас более 30 проектов, мы занимаемся ими с 1996 года. Наш первый проект состоял из двух компьютеров и доступа в интернет, с этого мы начинали. И тогда уже я поняла, что стратегия развития библиотек должна строиться на основе технологий.

- Получается, ваши библиотекари занимаются всем этим в дополнение к своей основной работе с книгами?

- Нет-нет, нужно понимать, что сегодня функции библиотеки стали шире. Это уже не то учреждение, где просто хранятся книги и печатные издания. И в мире это не так! Мы хотим, чтобы библиотека была информационным центром для всех. Допустим, сейчас говорят о трехъязычии. Библиотека должна быть дополнительным местом, где человек может улучшить свое знание языков. Человек может просто прийти и час-два говорить с библиотекарем со знанием английского, французского, немецкого; может участвовать в дискуссионном клубе, смотреть фильмы. Уже четыре года у нас действует проект Access-school – английский язык для детей-сирот и малообеспеченных. Это грант фонда Access. Пятнадцать девочек и пятнадцать мальчиков мы каждый год набираем вместе с управлением соцзащиты, и они учатся английскому языку. А учителя мы выбираем самого лучшего в городе! В первый год родители не верили, что при библиотеке может быть что-то серьезное. Зато потом! У них просто слезы на глазах от того, что ребенок, который раньше учился на тройки, делает такие успехи. Шестеро детей выиграли путевки в английский летний лагерь в Турцию, трое через международные программы поступили учиться в США. Кроме того, мы сделали для детей класс робототехники. Написали проект для местной власти, они поддержали нас, на миллион с чем-то купили нам комплектов роботов «Лего», и дети сейчас собирают их и программируют. Раньше детские библиотеки были отдельно, взрослые – отдельно, в технические библиотеки записывали только со второго курса вуза... Сейчас такого нет, библиотеки открыты для всех – пожалуйста!

- Похоже, в Восточном Казахстане библиотеки всесторонне заботятся о населении. А не значит ли это, что вы делаете за органы социальной защиты их работу?

- Да, есть до сих пор такое мнение, что это не дело библиотек. Но я считаю, что библиотека – это социальный институт, который помогает человеку. Допустим, в Нью-Йорке есть публичные библиотеки, которые работают с эмигрантами. Эмигрант не идет в какое-то государственное учреждение, он приходит в библиотеку и спрашивает, как найти ближайший садик или где можно изучить язык. И библиотека найдет всю информацию.

- Скажите, а старые функции у библиотеки остались? Книжку можно взять почитать?

- Конечно. Фонды у нас свободные. Бумажных формуляров теперь нет. Читательские билеты – электронные, в виде карточек со штрих-кодом. И каждая книга со штрих-кодом. Вы сами берете с полки книги, подходите терминалу с электронным читательским билетом, ставите выбранные книги, он их записывает, выдает вам чек с перечнем книг, и вы уходите.

- А библиотекарей не заставляют все это дублировать на бумаге?

- Нет, дублировать ничего не нужно. Все взаимосвязано с каталогом. Наша библиотека первой в Казахстане перешла на такую систему.

- А книжные фонды у вас обновляются?

- Конечно. Мы получаем каждый год 25 миллионов тенге для обновления фонда, но часть мы передаем в сельские библиотеки. Потому что нам иногда дешевле купить 300 экземпляров книги, с оптовой скидкой, чем покупать по одной.

- Что сейчас представляет собой специальность библиотекаря? При таком разнообразном функционале знание библиотечного дела все еще важно, или на первый план выходят другие навыки?

- Самый главный предмет, как и в советское время – это библиография, то есть навыки поиска. Люди приходят с самыми разными запросами, и сегодня мы не должны отвечать читателю, что чего-то "нет". Ответ на запрос читателя можно найти в любой библиотеке мира. Конечно, специалистов в нашем деле не хватает. Мало библиотекарей со знанием языков и новых технологий. Мы берем филологов, переводчиков и обучаем их библиотечному делу. Берем программистов, которые имеют дело только с техникой. Очень ощущается нехватка специалистов по детской литературе. Библиотекарь должен учиться всю жизнь, постоянно совершенствоваться, но не каждый может себе это позволить.

- Кабиба Мурзакановна, а как вы сами стали библиотекарем?

- Я давно работаю, я уже такая древняя! Меня один француз спросил, давно ли я работаю в библиотеке. Я отвечаю: "С 1976 года". Он не знал русского языка и говорит: "О, вы древняя!". В 70-е годы я ездила по отгонам с материалами съезда КПСС. Мы, библиотекари, должны были просвещать мараловодов, животноводов на отгонных участках - рассказывать им, что очередной съезд решил. А я и сама не понимала, молодая была. Приезжаю, мараловоды садятся, скрестив ноги - "в позе лотоса"... Я и говорю им: "Запомните, что выступал такой-то, и такой-то". А потом мы с ними читаем Шукшина. Короткие его рассказы. Животноводы хохочут, так мы и проводим время до тех пор, пока не придет за мной партийный секретарь. Это называлось "громкие читки по материалам съезда партии". Насколько же мне интереснее работать сейчас, чем тогда! Нам приходилось работать на идеологию, а на самом-то деле людям это было не нужно. А сейчас появилась возможность делать действительно нужное дело.

Ксения Татаринова