/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 374,07 Brent 36,55
Коронавирус в Казахстане: почему лекарства дорогие, а больницы переполнены

Коронавирус в Казахстане: почему лекарства дорогие, а больницы переполнены

«Что вообще происходит?» – журналист Сергей Пономарёв решил в онлайн-режиме призвать к ответу Фонд медстрахования, минздрав и «СК-Фармация». Что из этого получилось? Чиновники бойко сыпали цифрами…

08:10 27 Июнь 2020 7860

Коронавирус в Казахстане: почему лекарства дорогие, а больницы переполнены

Автор:

Катерина Клеменкова

Ажиотаж, связанный с ценами на лекарства и переполненными больницами, не стихает вторую неделю. Простые граждане, те, чье здоровье и жизнь напрямую зависит от лекарств и врачей, без устали пишут в соцсетях и рассказывают о фактах завышения цен, симптомах страшной болезни и отказах в госпитализации.

«Если уровень заболеваемости не снизится, куда идти зараженным? Сколько денег осталось у фонда на оплату стационаров? Думаю, сейчас самое время честно обозначить проблемы и пути решения. (…) Раз фонд говорит, что стоит на защите прав пациентов, то пусть и отчитается», – написал на своей странице в Facebook Сергей Пономарёв.

И фонд отчитался… Вернее, объяснил, почему результатов тестов нужно ждать неделю, почему скорая отказывает в госпитализации и почему цены на лекарства стали такими дорогими….

Неделю, не меньше!

На вопрос: «Почему результат теста нужно ждать неделю, ведь за это время болезнь может прогрессировать?» – председатель правления Фонда социального медицинского страхования Айбатыр Жумагулов отвечал более семи минут, но конкретного ответа не дал.

Айбатыр Жумагулов подробно рассказал про четыре группы граждан, подлежащих ПЦР-тестированию за счет средств фонда или Национального центра экспертизы. Рассказал про установленный тариф в 11 500 тенге и о том, что по этому тарифу фонд платит исправно – задолженностей по плате за тесты у фонда нет.

«Многие лаборатории показывают, что у них очень большая загрузка, и результаты теста поступают не на следующий день, как было в апреле, а с задержкой, – сказал Жумагулов и опять переключился на цифры: – В целом в части финансирования хотел бы сказать, что (…) на сумму порядка 5,4 млрд тенге фондом заключены договоры практически со всеми поликлиниками, со всеми инфекционными и провизорными стационарами. (…) На сегодняшний день уже оплачено 1,6 миллиарда тенге более 500 медицинским организациям».

Арнур Нуртаев, глава Наццентра экспертизы лекарственных средств и медицинских изделий, попытался объяснить недельные задержки необходимостью дезинфекции. Он пояснил, что в лабораториях работают люди и они тоже могут заразиться, тогда все закрывается на «мойку», то есть на двух-четырехдневную дезинфекцию. Также центры тестирования могут закрыться на «плановую мойку». Из-за этого большое количество образцов биоматериала скапливается в лабораториях.

Загрузка и «мойка», конечно, могут объяснить большие очереди и отказ в проведении тестирования, но не тот факт, что результат надо ждать неделю. Если только лаборатории не берут больше анализов, чем физически способны исполнить. А это может значить, что работу свою они делают второпях или некачественно. Однако этим вопросом никто не задался.

Арнур Нуртаев только рассказал, что еще в апреле работало только 18 лабораторий, а сегодня уже более 50. Сейчас в Казахстане проводят 30 тысяч тестов в день, но до конца года мощность лабораторий планируют увеличить до 45 тысяч ежедневных тестирований.

Почему скорая не едет?

Следующий вопрос был про вызовы скорой помощи: «Люди паникуют, звонят на 103, и столько жалоб, что скорая едет от двух часов до двух дней. Вы можете представить, до двух дней, а к кому-то она так и не приехала. Почему у нас такие проблемы?» – спросил Сергей Пономарёв у Айбатыра Жумагулова.

В ответ председатель правления ФСМС сказал, видит данную ситуацию.

«Не только по обращениям в наш контакт-центр, где мы получаем жалобы по приезду скорой помощи, но, если так смотреть, в день мы получаем порядка 6 тыс. звонков, в пиковые периоды доходило до 30 тысяч звонков, из которых 50% были связаны с госпитализацией и приездом скорой помощи, – сказал Жумагулов и перевел все на финансы: – Я хотел бы в части финансирования данного вопроса ответить. Первое – в подходах финансирования скорой медицинской помощи у нас предусмотрено подушевое финансирование. У нас заключенные договоры со всеми 18 станциями скорой медицинской помощи на 59 млрд тенге. На сегодняшний день нами оплачено порядка 27,6 млрд тенге, то есть почти половина. По результату пяти месяцев у фонда каких-либо задолженностей перед скорыми на сегодняшний день нет».

Айбатыр Жумагулов признал, что решить все вопросы у фонда не получается, но каждый случай они пытаются рассматривать отдельно.

И. о. председателя правления Национального центра экстренной медицины Бауыржан Джусипов пояснил, что за последнюю неделю количество обращений в скорую резко увеличилось. И по новому алгоритму больных с легкими симптомами теперь не госпитализируют.

«Ежедневно вызовы скорой помощи обслуживают порядка 1400 бригад скорой помощи. На сегодняшний день мы имеем порядка 1900 единиц санитарного автотранспорта. Есть, конечно, определенный дефицит, который мы постепенно закрываем. В прошлом году приобрели около 300 единиц санитарного автотранспорта, в этом году планируем около 800», – объяснил Джусипов.

Влияния нет

Третий вопрос, который интересовал многих, – это лекарства, наличие в аптеках и, конечно, цены.

«Сегодня мы пытаемся распутать клубок настоящих проблем, связанных с пандемией, – сказал Сергей Пономарёв. – В аптеках нет парацетамола и его аналогов, за сутки буквально в несколько раз поднялась цена на многие препараты. Нет физраствора, противовирусных препаратов, нет термометров, а если есть, то они дорогие, это касается и масок. Где лекарства должны выдаваться бесплатно и кто в ответе их за наличие?».

Айбатыр Жумагулов в ответ на вопрос рассказал про финансирование. Есть список лекарств, которые пациенты должны получать бесплатно.

«Закупки, логистика и доставка до медицинских учреждений лекарственных средств организуются единым дистрибьютором СК «Фармация», который организует закуп согласно правилам и поставляет лекарства», – рассказал Жумагулов.

В текущем году фонд выделил на лекарства порядка 120 млрд тенге (в прошлом году было выделено 93 млрд). Конечно, как отметил глава фонда, без «шероховастостей» не обходится, но вопрос все равно находится на контроле.

«То есть те лекарства, которые предоставляются пациенту бесплатно, мы смотрим, следим и мониторим движения этих лекарств», – объяснил Жумагулов.

Но на рынок, то есть на цены в обычных аптеках, влияния у ФСМС нет.

В свою очередь Берик Шарип председатель правления «СК-Фармация», уточнил, что:

«Нет никакого влияния на частные аптеки. Мы поставляем только в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи».

Единственный выход, который был предложен людям, – это жаловаться на завышение цен в департамент контроля качества и безопасности товаров и услуг.

Катерина Клеменкова

Подпишитесь на наш канал Telegram!