RU KZ
МАГАТЭ: С Ираном вопрос решен, на очереди КНДР и Сирия

МАГАТЭ: С Ираном вопрос решен, на очереди КНДР и Сирия

10:10 08 Июль 2016 1413

МАГАТЭ: С Ираном вопрос решен, на очереди КНДР и Сирия

Автор:

Ильяс Омаров

Зам. гендиректора МАГАТЭ Теро Варьоранта об иранской ядерной программе, новых вызовах, и кадровых вопросах.

- Вы были одним из основных участников переговорного процесса между МАГАТЭ и Ираном в рамках иранской ядерной программы. В чём были особенности этих переговоров, и чем они запомнились вам?

 - В ходе переговоров были затронуты весьма важные моменты для Агентства. Они относились к существу предыдущей деятельности или военной составляющей иранской ядерной программы. И решение данной проблемы заняло довольно продолжительное время и потребовало определенных усилий. К тому же сама иранская ядерная программа является обширной по своему содержанию: в ней присутствует программа по обогащению урана, программа по мирному использованию различных ядерных технологий, строительство новых исследовательских реакторов. Все эти моменты учитывались в нашей деятельности при поддержке группы переговорщиков из "пяти государств плюс Иран". Целью этих переговоров было нахождение комплексного подхода к решению проблемы. Такой комплексный подход поставил перед нашим Агентством серьезные дополнительные задачи, которые наша организация в настоящее время решает и которыми занимается в полном объеме. Это что касается основных направлений нашей деятельности по иранской проблеме.

- Мировая общественность знает о переговорах пяти стран и Ирана, но совершенно мало информации о роли МАГАТЭ в данном вопросе?

- Да, это абсолютно корректный вопрос. Дело в том, что есть чётко зафиксированное соглашение, что Агентство непосредственно не участвует в переговорном процессе. Переговоры – дело пяти стран и Ирана. Со своей стороны мы заинтересованы в поддержке всех участников переговоров и оказании помощи в поисках взаимопонимания между ними. Кстати, одна интересная деталь: МАГАТЭ в ходе переговорного процесса упоминалась в прессе намного чаще, чем какие-либо конкретные страны – участники переговоров. И даже чаще, чем сам Иран.

- Наверное, сегодня уже можно говорить о завершении переговорного процесса по иранской ядерной программе. В этом случае, какие новые проблемы и вызовы стоят перед МАГАТЭ?

- Если говорить, что в целом ядерная проблема Ирана определенным образом разрешена, то следующим крупным вызовом для нас является ситуация в Корейской Народно-Демократической Республике (Северная Корея). Остается открытым вопрос и по Сирии, касающийся строительства ядерного реактора. Это большие и серьезные вопросы, которые продолжают нас волновать, но, возможно, не в таком серьезном контексте.

- А каким вы видите будущее ядерной энергетики? Есть ли у нее будущее? Этот вопрос становиться более актуальным, прежде всего, после трагедии на АЭС в Фукусиме.

- До трагедии на Фукусиме общее развитие атомной энергетики шло по нарастающей траектории. После аварии в Японии строительство новых атомных электростанций в мире продолжается, но не такими быстрыми шагами. Темпы строительства не снижаются, хотя наблюдается небольшое замедление. Могу сказать, что Фукусима не остановила строительство новых объектов, а лишь в некоторой степени замедлила их возведение, потому что сегодня требования к их проектированию и строительству стали строже.

- Не могли ли бы вы рассказать о ядерной программе вашей страны – Финляндии. В каком состоянии она находится?

- В нашей стране в настоящее время действует 4 атомных блока. Все они работают в безопасном режиме. Еще один блок находится на стадии строительства — завершено около 50%. Кроме того, в Финляндии запланировано строительство ещё одного — шестого блока атомной электростанции. За последние 35-40 лет атомная промышленность превратилась в одну из основных составляющих финской энергетики. Всё идет к тому, что атомная индустрия займет ведущие позиции в стране. Что касается контроля работы АЭС, то существует строгий надзор за строительством и эксплуатацией подобных объектов. К тому же в стране разработана серьезная нормативно-правовая база, регулирующая деятельность в атомной индустрии.

- Расскажите, пожалуйста, об основных направлениях (компонентах) работы возглавляемого вами Департамента гарантий МАГАТЭ в настоящее время.

- Конечно, одной из первоочередных задач деятельности моего департамента является продвижение использования атома в мирных целях. Агентство также работает в сфере обеспечения ядерной безопасности и получения выгоды всеми странами мира от использования атомной энергии.

- Есть ли у МАГАТЭ специальное досье по странам, разрабатывающим свои собственные ядерные программы?

- В обязательном порядке. Возглавляемый мною департамент работает как раз в сфере ядерных программ. Мы работаем с 35 странами, где действуют более 400 ядерных реакторов. Мы имеем полную статистику по всем данным по действующим и возводимым объектам.

- Инспектора МАГАТЭ - кто эти таинственные люди, своего рода «супермены»? Сколько человек в Агентстве занимается такой деятельностью – проверять ядерные объекты? Какие у них обязанности и как можно попасть на работу инспектором в вашу организацию?

- В настоящее время в структуре Департамента гарантий МАГАТЭ насчитывается около 900 сотрудников, которые представляют 93 страны мира. Одна половина из них выполняет функции инспекторов, а вторая половина обеспечивает их работу - осуществляет подготовку инспекционных поездок, проводит аналитические исследования, организовывает сопроводительную работу и доводит до широкой общественности информацию о деятельности организации.

Для всех наших сотрудников мы предоставляем возможность прохождения глубокого и всестороннего обучения. Каждый год мы набираем до 25 новых сотрудников. Первые два года они проходят тщательную подготовку по своим направлениям, на третьем году они сопровождают старших сотрудников МАГАТЭ и обучаются у них азам инспектирования. И только после этого они могут допускаться к самостоятельному инспектированию объектов. Кроме того, другие сотрудники организации также проходят соответствующую, как вы упомянули «суперменовскую» (смеется) подготовку. Как я упомянул раньше, у нас работают представители более 93 стран, и мы стараемся для всех них создать самые приемлемые условия работы.

- А если в рядах инспекторов наши соотечественники?

- Да, в МАГАТЭ работают трое казахстанцев.

- Как-то в ходе визита в Казахстан один из высокопоставленных представителей МАГАТЭ отметил, что если бы все страны вели такой же диалог с вашей организацией, как Казахстан, то у Агентства вообще не было бы работы. Согласны ли вы с этим доводом?

- Пожалуй … (Смеясь) Могу лишь только подтвердить, что диалог и сотрудничество с Казахстаном проходит на превосходном уровне. Наша работа основывается на открытости и взаимном доверии. (Улыбаясь) Не могу сказать, что мы можем потерять свой хлеб, но хочу выразить свое однозначное мнение - работа с казахстанскими партнерами заметно облегчает наш труд.

Ильяс Омаров