Майнерам меняют фискальный режим: налоговую ставку привяжут к цене за свет

1675

​Ранее сообщалось, что майнеры будут платить по 10 тенге вместо 1 тенге на 1 кВт*ч специального налога со следующего года.

Майнерам меняют фискальный режим: налоговую ставку привяжут к цене за свет

Налогообложение майнинга в Казахстане будет зависеть от уровня тарифов на электроэнергию, которая для этого используется. Такой вывод можно сделать после ознакомления с тематическим слайдом презентации директора департамента методологии комитета госдоходов (КГД) Алии Джетибаевой, представленной в ходе онлайн-конференции "Изменения в Налоговом кодексе по НДС, НДПИ, дивидендам и возмещению ущерба", передает inbusiness.kz.

"Здесь, самое главное, концептуально то, что если платится больше для электроэнергии, то плата будет меньше. Если меньше платится за электроэнергию, то плата за цифровой майнинг будет больше",  кратко пояснила она.

Напомним, сейчас легальные майнеры платят небольшой налог государству в расчете 1 тенге на потребленный для майнинга 1 кВт*ч. Ранее СМИ сообщали, что с нового года после вступления в силу новых поправок в Налоговый кодекс майнеры будут платить по 10 тенге в качестве налоговых сборов на 1 кВт*ч потребленной на выработку криптовалют электроэнергии.

Однако, если верить слайду, продемонстрированному в презентации представителя КГД в ходе тематической онлайн-конференции, с 2023 года ставка налога на майнинг на 1 кВт*ч будет варьироваться обратно пропорционально в коридоре до 25 тенге на 1 кВт*ч в зависимости от тарифа, который будет оплачиваться поставщикам электроэнергии.

К примеру, если условно цена за 1 кВт*ч потребленной на цифровой майнинг электроэнергии будет стоит 1 тенге, чего, правда, нет в казахстанской электроэнергетике, то ставка платы на этот 1 кВт*ч будет максимальна – 25 тенге. Если же в прямую противоположность тариф на 1 кВт*ч будет больше 24 тенге, то майнеры будут платить налог в размере всего 1 тенге на 1 кВт*ч, указывается в презентации.

По оценкам автора, майнинговые фермы в Казахстане обычно физически базируются рядом с источниками генерации и поэтому платят за счета напрямую электростанциям, часто минуя сетевых посредников в виде РЭК или KEGOC, хотя есть примеры и оплаты электричества за майнинг с учетом сетевых расходов. В среднем майнеры сейчас разместились вокруг электростанций на севере, северо-западе, востоке и в центре Казахстана, чьи тарифы разнятся от 8 до 15 тенге на 1 кВт*ч, хотя, возможно, у некоторых из них есть особые договоренности со станциями или их менеджерами по цене со скидкой с учетом пожираемых майнингом объемов электричества. Здесь нужно напомнить, что даже если майнеры закупают электричество напрямую у станций, то им, скорее всего, приходится еще и платить тарифы на мощность в 1,36 тенге на 1 кВт*ч и надбавку за ВИЭ в 1,57 тенге на 1 кВт*ч, как и остальным потребителям по всей стране.

Если налогообложение майнинга действительно будет складываться со следующего года в зависимости от цены на электроэнергию, то тогда, условно, при низком тарифе на электричество свыше 11 тенге до 12 тенге включительно на 1 кВт*ч майнинговая ферма, подключенная к станции напрямую без сетевых посредников, будет платить в бюджет, согласно представленной в презентации формуле, 14 тенге на 1 кВт*ч. В то время как потребители из числа майнеров, покупающие у электростанции или ТЭЦ электричество по  цене свыше 18 тенге до 19 тенге включительно за 1 кВт*ч, должны будут отчислять в казну гораздо меньше – всего 7 тенге на 1 кВт*ч.

Фактически в цепочке затрат майнинга, таким образом, будет заложен нижний порог себестоимости через налогообложение и тарифообразование по формуле "налог плюс тариф равно 25 тенге плюс" на 1 кВт*ч. Напомним, что сейчас Казахстан занимает 10-е место в мире по стоимости выработки одного биткоина, на который в стране затрачивается в среднем 8,7 тыс. долларов.

Такой налоговый маневр на деле выравнивает рыночные условия для электростанций, решивших продавать электричество майнерам напрямую, поскольку в стране практически нет источников электроэнергии, вырабатывающих его по цене выше 20 тенге на 1 кВт*ч. Это лишает конкурентных преимуществ наиболее дешевые станции, готовые предоставлять мощности майнерам, которым теперь становится все равно, покупают ли они дешевую электроэнергию без сетевых посредников у какой-нибудь ГРЭС за условные 11 тенге или дороже у старой региональной ТЭЦ по 18 тенге. В любом случае им придется доплачивать в казну еще несколько тенге свыше тарифа на свет в зависимости от его значения и вычета из 25 тенге на 1 кВт*ч при минимальной планке сбора в 1 тенге на 1 кВт*ч.

Сказать то же самое про легальных майнеров, которые подключены к электростанциям через сети РЭК или даже KEGOC, труднее, поскольку их тарифы и до этого могли доходить до уровня в 20-25 тенге на 1 кВт*ч или даже превышать его из-за расходов на сети. Кроме того, не исключено, что если такие майнеры закупают электричество не через специальную энергосбытовую организацию, а гарантирующего поставщика, то тариф для них будет дифференцирован в большинстве регионов, кроме Алматы, ЗКО и Костанайской области. Вполне вероятно, что они будут платить меньше налогов на майнинг из-за высоких конечных ставок на свет. Вместе с тем введение обратно пропорциональной платы за выработку криптовалют предполагает больший шанс для обветшалых сетевых организаций в некоторых регионах заработать на этом, поскольку нижний уровень затрат на электричество и налоги в легальном майнинге будет установлен на уровне 25 тенге на 1 кВт*ч.

В целом же стоит отметить, что так как средняя конечная цена на электричество для легальных майнеров в Казахстане колеблется в коридоре 11-19 тенге, то действительно они будут платить налог на майнинг в размере 6-14 тенге на 1 кВт*ч со следующего года, то есть в среднем 10 тенге на 1 кВт*ч. Однако следует помнить, что в июле 2023 года естественно ожидать традиционного повышения тарифов электростанций. Кроме того, надбавка на ВИЭ и тариф на мощность, наверняка, существенно вырастут в значении в следующем году, а значит, и налог на майнинг в среднем значительно полегчает уже во второй половине 2023 года. 

Данияр Сериков