Металлурги просят отложить налоговые реформы до лучших времен

Металлурги просят отложить налоговые реформы до лучших времен

09:11 24 Ноябрь 2015 3515

Автор:

Постоянные редакции налогового законодательства нивелируют все плюсы от привлечения иностранных инвестиций в горно-металлургическую промышленность.

Горно-металлургическая отрасль, несмотря на неблагоприятную конъюнктуру цен на металлы на мировых торговых площадках, по-прежнему является становым хребтом казахстанской экономики и формирует около 12% ВВП страны. Такие данные были озвучены в ходе VI съезда работников отрасли.

Было отмечено, что горно-металлургическая отрасль лидирует в индексе физического объема продукции. Но, увы, не в ее продажах. Кризис в Европе, а затем новая экономическая политика Китая привели к сокращению рынка сбыта отечественной металлургической продукции. Как следствие, падают доходы некогда богатейших предприятий. Реально и осязаемо встает угроза сокращения кадров.

И в этой связи все чаще встает вопрос о стабильности в налогообложении. Между тем с 2009 года Налоговый кодекс РК претерпевал изменения 102 раза, подчеркнул заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Рустам Журсунов. Каждые шесть-семь месяцев, по его словам, правительство вносило новую редакцию этого документа. Излюбленным приемом стали так называемые ретроспективные изменения, вносимые задним числом. Но главной проблемой в непрекращающейся дискуссии с представителями налоговых органов стала сама методика исчисления налоговой базы, при которой за основу берется совокупный доход без учета понесенных предприятиями затрат.

Советник группы по управлению налоговыми рисками ТОО «Казцинк» Марина Каминская привела выкладки экспертов Всемирного банка, которые прямо указывают на то, что налоговая нагрузка на предприятия отрасли не просто велика, а уже непомерна.

- Некоторые положения налогового законодательства не соответствуют международной практике и являются сдерживающим фактором для иностранных инвесторов. Инвестор не может быть уверен в размере отдельных налогов, которые должны стать предметом переговоров (подписной бонус и бонус коммерческого обнаружения). В результате элемент неопределенности привносится и в инвестиционные расчеты, а отсутствие стабильности законодательства усугубляет неопределенность, – заявила эксперт.

По ее мнению, при разработке политики налогообложения горнорудного сектора важно рассматривать основные налоги и роялти в совокупности – единым пакетом. И в этот пакет также необходимо включать обязательные расходы на обучение персонала, на научные исследования и дополнительные расходы, связанные с местным содержанием.

Марина Каминская выразила консолидированное мнение менеджмента металлургических предприятий: отрасли жизненно необходим пересмотр положений трансфертного законодательства и положений о вычете расходов по вознаграждению, которые следует применять в отношении сделок между взаимосвязанными сторонами.

- Тенденция такова, что инвестор и государство делят долю в денежных потоках по проекту до налогообложения в формате «50 на 50» – это идеальный сценарий, – считает эксперт. – Хотя на практике, доля государства в денежных потоках проекта до налогообложения – менее 50 процентов (в среднем, соотношение 48:52). Ожидается, что внутренняя норма доходности по проекту для инвестора в Казахстане должна быть более 17 процентов (текущая – 16,2%).

При этом было отмечено, что налог на сверхприбыль и высокие ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) также имеют отрицательный эффект на внутреннюю норму доходности.

На съезде не обошли вниманием еще одну тему. По мнению специалистов, недавние предложения Комитета госдоходов Минфина применять НДПИ к забалансовым запасам  (использование которых при данном уровне техники экономически нецелесообразно) приведет к увеличению налоговой нагрузки на недропользователя. Кроме того, выборочная отработка запасов запрещена законодательно. Эксперты видят здесь возможные проблемы налогового администрирования: как определить объект обложения, учитывая, что уплата НДПИ по забалансовым запасам сырья предусматривается только в случае их добычи и последующей реализации?

Особую тревогу представителей отрасли вызывает грядущий переход с налога на добавленную стоимость (НДС) на новый налог с розничных продаж. По мнению экспертов, налог с продаж уместен более для ритейлеров, чем для горно-металлургической промышленности. Даже существующий порядок взимания НДС несет немало проблем для экспортеров.

- В настоящее время крупные налогоплательщики получают 70 процентов превышения НДС в упрощенном порядке, – указывает Мария Каминская. – Оставшиеся 30 процентов возвращаются после проведения налоговой проверки по подтверждению обоснованности предъявленных сумм НДС к возврату. Поскольку срок проведения налоговой проверки упрощенного порядка возврата законодательно не предусмотрен, то на практике возврат тридцатипроцентной части превышения НДС затягивается до двух-трех лет. Учитывая международную практику, целесообразнее было бы вернуться к возврату из бюджета стопроцентного превышения НДС в упрощенном порядке. Необходим четкий, работающий механизм возврата превышения НДС из государственного бюджета с учетом текущей экономической ситуации в республике.

Переход на налог с продаж также таит немало новых проблем. Во-первых, он не предусматривает механизма зачета налога, уплаченного за приобретенные товары, работы, услуги, используемые в процессе производства других товаров и услуг. Как следствие, возникает эффект каскадного накопления налога с продаж в стоимости конечного продукта, а значит – увеличение его себестоимости и снижение рентабельности производства. Все это приведет к неконкурентоспособности продукта на международном рынке и ухудшению положения производителей (экспортеров). Во-вторых, практика применения налога с продаж показывает, что он весьма сложен в администрировании. Неслучайно, некоторые страны отказываются от его применения в сфере недропользования и возвращаются к практике НДС.

- Казахстанский горнорудный сектор выглядит менее привлекательным для инвестора, по сравнению с другими странами, – отмечает эксперт. – В целях стимулирования разведки новых территорий, повышения инвестиционной привлекательности в целом и стимулирования развития предприятий ГМК, можно рассмотреть ряд механизмов в области налогообложения, успешно используемых в других государствах.

В числе таких мер эксперты видят объявление моратория на существенные изменения Налогового кодекса, как минимум, до стабилизации цен на мировых рынках нефти и металлов, которая прогнозируется после 2021 года. Такая мера также поможет Казахстану сохранить международный рейтинг своей налоговой системы (17-е место в списке из 183 государств).

На улучшение инвестиционного климата повлияли бы отказ от налога на сверхприбыль для недропользователей или снижение его ставок, а также разрешение относить на вычеты расходы капитального характера (включая расходы на геологическое изучение и НИОКР) и расходы по социальным выплатам и финансированию по меморандумам, заключенным с местными исполнительными органами. Также необходимо прекратить практику взимания корпоративного подоходного налога (КПН) с убытков недропользователей и отменить бонус коммерческого обнаружения в соответствии с мировой практикой.

В свою очередь заместитель председателя правления Евразийской группы (ERG) по юридическим вопросам Татьяна Макиенко подняла еще один проблемный вопрос.

- Как известно, маслихаты имеют право увеличивать ставки экологических платежей. Сейчас мы видим, что маслихаты просто умножают на два. Понять их можно – они стоят на страже интересов бюджетов. При этом маслихаты абсолютно независимы в принятии решений и руководствуются исключительно своим мнением.

По словам Татьяны Макиенко, единственным регионом присутствия ERG , где к ставкам подходят дифференцированно, устанавливая их отдельно по каждому виду отходов, является Костанайская область. В этой связи представитель группы ERG вышла с предложением к Министерству национальной экономики разработать методику дифференцирования ставок в рамках модернизации бюджетной политики.

Однако на этом «экологические» проблемы отрасли не заканчиваются. Налоговый кодекс предусматривает десятикратные штрафы как за превышение эмиссии вредных веществ в атмосферу, так и за эмиссию без разрешения природоохранного ведомства. Но самое интересное, что это вообще не является сферой налогового законодательства…

- В Казахстане существует исчерпывающий перечень правонарушений, которые влекут наказание, и он закреплен в Кодексе об административных правонарушениях. Налицо налоговая коллизия, – указывает юрист.

Ситуация, при которой добросовестное соблюдение экологического законодательства предприятием рассматривается как «покушение на бюджет» и вызывает дополнительные проверки, становится обычным явлением.

Экологические платежи в Казахстане приняли откровенно фискальный характер:

- В Павлодаре лишь шесть процентов экологических платежей, уплачиваемых АО «Алюминий Казахстана», идут на природоохранные мероприятия. Вся остальная часть растворяется в бюджете, – заметил исполнительный директор Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) Николай Радостовец.

Глава отраслевого союза признал, что у металлургических предприятий нередко возникают серьезные споры с Минфином и Минэкономики в отношении расчета налоговой нагрузки на недропользователей.

- И наши цифры зачастую расходятся, – констатировал Николай Радостовец. – За период 2012-2014 годов предприятиями горнорудного сектора было уплачено 949 миллиардов тенге в виде налоговых и неналоговых платежей. При этом не стоит забывать, что компании ГМК несут и иную финансовую нагрузку, которая подразумевает затраты на подготовку кадров, НИОКР, по социальным проектам, штрафы и так далее. В итоге показатель финансовой нагрузки на предприятия у нас гораздо выше, чем его видит Минфин. Этому есть подтверждения и со стороны международных экспертов, Всемирного банка, ОЭСР, МВФ.

Касаясь вопросов экологического законодательства, руководитель АГМП предложил вообще отменить Национальный план распределения квот на выбросы парниковых газов, который нисколько не стимулирует предприятия ГМК к сокращению выбросов, а ведет к их разорению.

Увы, серьезных изменений в налоговом и экологическом законодательстве металлургам ожидать не стоит. Об этом недвусмысленно заявил министр по инвестициям и развитию Асет Исекешев. Он пояснил, что в условиях новой экономической реальности «не надо просить слишком много, надо думать о бюджете, надо думать об экологии».

- Свободный курс тенге принес большой эффект горно-металлургическим предприятиям. Мои коллеги из Министерства экономики говорят: «Чего они еще хотят?». Девальвация произошла, и это дало возможность решить многие вопросы. Высокие тарифы на электроэнергию были высокими лишь при курсе 180 тенге за доллар, – сказал министр.

Очевидно, что правительство не намерено отказываться от практики отчисления 1% от дохода предприятий на развитие науки и 1% на развитие кадрового потенциала. Министерство намерено само распределять полученные средства среди научно-исследовательских институтов и вузов. Без ответа были оставлены и другие предложения представителей отрасли.

Глава МИРа уверен, что отрасль выдержит вызовы новой экономической реальности, что «все будет в порядке».

Алексей Банцикин

1478

premer_ministr_rk_poruchil_vnesti_predlozheniya_po_usileniyu_raboty_v_sfere_investiciy

smi_poprosyat_parlament_razreshit_reklamu_piva

reeksporta_tovarov_ne_budet

v_turcii_obstrelyan_avtomobil_lidera_prokurdskoy_partii

iz_za_gololedicy_sorvany_zanyatiya_v_shkolah

загрузка

×