RU KZ
Минэнерго склоняется к дерегулированию цен на дизтопливо

Минэнерго склоняется к дерегулированию цен на дизтопливо

18:39 16 Июнь 2016 2327

Минэнерго склоняется к дерегулированию цен на дизтопливо

Автор:

Игорь Воротной

Министерство энергетики Казахстана вслед за стоимостью бензина марки Аи-92 готово отпустить в свободное плавание и цены на дизельное топливо. 

Напомним, что предельные цены на литр самого популярного на рынке Казахстана бензина марки Аи-92 государство устанавливало до сентября прошлого года. Произошло это потому, что внутреннее производство не справлялось со спросом, а завозить российский бензин, стоимость которого была на порядок дороже казахстанских предельных цен, себе в убыток никто из частников, естественно, не хотел. Эта "благородная" миссия регулярно ложилась на плечи "дочки" национальной компании "КазМунайГаз" – "КазМунайГаз Өнімдері", то есть, в конечном счете, если исходить из того, кто является собственником КМГ – на государство.

Просто перестать закупать российский бензин себе в убыток этот собственник тоже не мог себе позволить – на рынке мгновенно бы образовался дефицит бензина (и, кстати, летом 2014 года так и случилось), а это несло бы негативные социальные последствия. В итоге к сентябрю 2015 года казахстанское правительство созрело до отпуска цен на 92-ой бензин в свободное плавание. Правда, свободным его можно было назвать с большой натяжкой: через некоторое время цена Аи-92 странным образом на всех заправках различных собственников замерла на отметке 125 тенге за литр. А антимонопольные органы вполне себе официально погрозили пальцем всем, кто поднимал цену выше этой отметки, пообещав возбудить расследования.

То, что свободное плавание-2015 было не таким уж и свободным, косвенно признал в среду и вице-министр энергетического ведомства Асет Магауов в ходе выездного совещания депутатов сената в министерстве энергетики по вопросам законодательных аспектов регулирования стоимости и повышения качества нефтепродуктов в Казахстане. "Есть вопрос либерализации рынка с учетом перспектив модернизации НПЗ, у нас будут излишки нефтепродуктов, но можно уже сейчас по некоторым продуктам, например, по 92-го бензину, я думаю, либерализацию провести. Вопрос обсуждаемый, чтобы был минимальный социальный эффект, возможно, мы будем это поэтапно проводить", - сказал Асет Магауов.

Рынок созрел для полной либерализации?

Из последнего высказывания вице-министра очевидно, что государство признает: сентябрьская либерализация имела не совсем либеральный характер. Полностью либеральным было решение по Аи-95, который изначально каждый собственник мог продавать по той цене, по какой хотел, и единственным ограничителем цены на этот высокооктановый продукт была рыночная конкуренция. Правительство, впрочем, еще в сентябре прошлого года устами первого вице-премьера Казахстана Бакытжана Сагинтаева откровенно признавало, что полной либерализации цен на Аи-92 не будет. Объявляя об отказе от государственного регулирования цен на Аи-92, он тогда признал, что "возможно, это повлияет на инфляцию, но чтобы этого не допустить, мы будем смотреть за поведением рынка".

"Основные игроки общеизвестны, вы их прекрасно знаете. В случае, если они будут нарушать антимонопольное законодательство, то в отношении них будут применяться меры из-за установления монопольных высоких цен. Мы не будем допускать фактов злоупотребления доминирующим положением на рынке", - заявил тогда Бакытжан Сагинтаев. Ныне же Минэнерго осторожно, но публично говорит о том, что сегмент "девяносто второго" можно привести в соответствие с тем, что уже давно происходит в сегменте "девяносто пятого". То есть, по факту, рано или поздно стоимость одинаковых марок бензина станет в Казахстане равной (или почти равной) стоимости российских аналогов.
Более того, опыт с частичной либерализацией сегмента Аи-92 признан настолько удачным, что министерство энергетики намерено пойти тем же путем в сегменте Аи-80 и дизельного топлива. "Мы сейчас с министерством национальной экономики обсуждаем необходимость дерегулирования также Аи-80 и дизельного топлива, но пока решений никаких не принято, и оно (решение о дерегулировании цен), я думаю, в ближайшей перспективе тоже будет отложено", - сказал Асет Магауов в среду сенаторам.

Голь на выдумки хитра

При этом, если исходить из озвученного вице-министром, основной причиной отказа от регулирования цен на восьмидесятый бензин является отнюдь не его возможный дефицит на рынке – на "восьмидесятом" работают, в основном, устаревшие двигатели внутреннего сгорания, количество которых неуклонно снижается по мере физического износа произведенных еще в советские времена авто. Проблема в другом – изобретательные казахстанцы с помощью присадок пытаются превратить регулируемый дешевый "восьмидесятый" (89 тенге за литр) в более дорогой "девяносто второй" (125 тенге за литр). И втюхать покупателю по этой более высокой цене.

"Мы видим, что по 80-му бензину идут перетоки: люди покупают этот бензин, потом добавляют присадки, повышающие октановое число, и, соответственно, спрос на бензин Аи-80 очень высокий по Казахстану, - сказал Асет Магауов. - Разница цен, получается, порождает ситуацию, когда люди занимаются этим". Что касается причин необходимости выведения из госрегулирования стоимости дизтоплива, то здесь на первое место вновь выходит Его Величество дефицит.

"По дизельному топливу в первую очередь с Российской Федерацией у нас большая разница. Это создает определенную напряженность в приграничных областях с Россией. Потому что на наших заправках по 99 тенге, в соседней России – 176 тенге за литр. И, соответственно, весь транзитный  автотранспорт старается заправляться на казахстанский стороне. И это приводит к тому, что у нас объёмы потребления в северных областях достаточно высокие", - пояснил вице-министр.

При этом в Минэнерго считают, что отпуск цен на Аи-80 и дизтопливо, если такое решение будет принято, пройдет столь же безболезненно, как и процесс дерегулирования цен на Аи-92. "В прошлом году было принято решение, что мы выходим на дерегулирование цен на 92 бензин, и вы помните, наверно, какой всплеск был цен первое время: цены доходили до 135-140 тенге, - сказал Асет Магауов. - Но затем баланс на рынке уравновесился, сейчас мы имеем порядка 125 тенге в целом по Казахстану. Это также сказалось положительно на запасах: раньше были критические периоды, когда мы цены регулировали, и получалось, что с России бензин не мог к нам зайти, не проходил по оптовой цене. У нас получался дефицит, а в какие-то пики, наоборот, у нас было затоваривание по бензину".

По его сведениям, колебания дефицита и профицита бензина Аи-92 в республике до дерегулирования достигали отметки "порядка 75 тысяч тонн". "Сейчас колебаний по остаткам таких сильных нет, в целом остатки находятся на уровне порядка 280 тысяч тонн. И колебания составляют плюс-минус 29 тысяч тонн. То есть мы считаем, что прошлогоднее решение по дерегулированию позволило стабилизацию на рынке провести и обеспечить бездефицитное обеспечение на внутреннем рынке", - подчеркнул представитель минэнерго.

Добывающие компании должны быть только "за"

Еще одной причиной, по которой государство может пойти на полное дерегулирование рынка нефтепродуктов – это неспособность НПЗ предложить добывающим компаниям конкурентную цену на нефть для обеспечения ее поставок без снятия ограничений на стоимость ГСМ (читай – без роста цен на него). Сейчас нефтедобытчикам выгоднее гнать нефть за рубеж, нежели поставлять ее на три казахстанских НПЗ. "Мы проводили примерный сравнительный анализ – порядка 130–143 долларов за тонну составляет экспортная цена на нефть, это было при цене 43 доллара за баррель. А цены на внутреннем рынке колеблются от 80-100 долларов за тонну на Павлодарском и Шымкентском заводах, где у нас выход светлых нефтепродуктов хороший, до 20-30 долларов на Атырауском НПЗ", - констатировал Асет Магауов.

При такой разнице нефтедобывающие компании рано или поздно поставят вопрос о компенсации за упущенную выгоду в результате поставок на внутренний рынок (если уже не ставят этот вопрос ребром). Выйти из этой ситуации НПЗ может только за счет повышения цены на свою продукцию – но тогда "забастует" конечное звено доставки ГСМ до покупателя – владельцы АЗС, которых поджимает госрегулирование. Так что добыча сырья будет только за расширение финансовых возможностей сбыта конечной продукции, поскольку в этом случае заполнение внутреннего рынка станет для нее более привлекательным процессом.

Попутно Минэнерго, по словам Асета Магауова, пытается решить вопрос по разнице ставок акцизов на нефтепродукты российского и казахстанского производства. "Российский нефтепродукт - скажем, бензин, несмотря на то, что он стоит там (в России – прим. авт.) 176 тенге, его большую часть составляют акцизы и НДС, - сказал вице-министр. - К нам он заходит без акцизов и НДС, но у нас на первой нефтебазе доначисляются наши акцизы и НДС, которые составляют 4,5 тысячи тенге за тонну для российского нефтепродукта, а наш бензин, когда выходит с завода, на него начисляется сразу 10,5 тысячи тенге за тонну. Получается, эти 6 тысяч тенге разницы потом влияют на снижение цены нефти, поставляемой на казахстанский завод. Мы считаем, что надо этот вопрос унифицировать, чтобы, как и раньше, были одинаковые ставки, вне зависимости от страны происхождения – казахстанский или российский нефтепродукт", - считает он.

Одновременно с министерством национальной экономики обсуждается вопрос о привязке экспортной таможенной пошлины на темные виды нефтепродуктов к мировой цене на нефть. В частности, этой зимой ЭТП на мазут составляла 60 долларов за тонну, хотя экспортная цена на этот продукт, по словам Асета Магауова, была чрезвычайно низкой, и казахстанские заводы продавали его на экспорт, имея отрицательную выручку. "С учетом ЭТП отрицательная выручка составляла минус 50 долларов на Атырауском НПЗ и минус 70 долларов – на Павлодарском и Шымкентском заводах, то есть она не учитывала мировую конъюнктуру. Сейчас есть договоренность с министерством национальной экономики – какую-то плавающую шкалу ставки ЭТП с привязкой к мировым ценам разработать и до осени внедрить, - сказал он. - Сейчас вопрос в летний период не так критичен, у нас действует сезонная ставка в 15 евро, но надо нам до сентября месяца этот вопрос урегулировать".

К 2025 году цена на бензин может стать неактуальной

Необходимо учитывать и общемировую тенденцию перехода на газомоторное топливо и на электромобили, которая может затронуть и Казахстан. "Мы сделали прогнозный баланс потребления до 2025 года, в прогнозе мы заложили, что у нас увеличится количество машин на 1000 человек в среднем с 250 до 370 авто, при этом предусмотрели, что часть автомобилей будет уже приспособлено под газомоторное топливо, часть будет электромобилей, мы на это заложили в расчетах 20% (от общего числа автотранспорта – прим. авт.)", - сказал Асет Магауов.

При этом в Минэнерго не считают прогноз о переходе пятой части автопарка на альтернативные виды топлива завышенным. "Мы видим, что переход на газомоторное топливо идет очень активно: к примеру, в Мангистауской области уже половина автотранспорта перешла на газомоторное топливо, такая же динамика – в Актюбинской, Уральской, Атырауской, даже в Караганде и в Павлодаре уже реализуются проекты по строительству газомоторных заправочных станций – сказал вице-министр. – Мы видим, что по нефтепродуктам, по бензину у нас будет превышение (производства над потребностью после модернизации НПЗ – прим. авт.) сохраняться до 2025 года, по дизтопливу есть небольшой дефицит. Но недавно, например, Норвегия объявила, что с 2025 года полностью запретит двигатели внутреннего сгорания и перейдет на электромобили. Думаю, если будет конкурентная цена на электромобили и на электричество, нас тоже эта тенденция затронет", - заключил он.

Игорь Воротной