/img/tv1.svg
RU KZ
Минсельхоз вырубает «санитаров» из леса

Минсельхоз вырубает «санитаров» из леса

Чиновники предлагают ввести мораторий на санитарную вырубку деревьев.

14:10 11 Октябрь 2016 2742

Минсельхоз вырубает «санитаров» из леса

Автор:

Ольга Ушакова

«Зачисткой» бизнеса назвали предприниматели из Восточного Казахстана инициативы Комитета лесного хозяйства и животного мира о введении запрета на все виды санитарных рубок, но особенно в хвойных лесах страны. По их информации, его введение повлечет за собой разрыв уже заключенных контрактов на поставку лесопродукции, а речь идет о суммах на миллионы. В результате такого запрета только в ВКО закроются более 4 тысяч ИП, а 16 предприятий –долгосрочников сократят производство примерно на половину.

Комитет лесного и охотничьего хозяйства провел онлайн-конференцию со своими территориальными структурами и предпринимателями-лесопользователями, в ходе которых вице-министр сельского хозяйства Ерлан Нысанбаев и исполняющий обязанности  председателя комитета Кайрат Устемиров объявили о своей инициативе ввести мораторий на проведение всех видов санитарных рубок в лесах Казахстана.

Санитарных рубок все больше
По словам Кайрата Устемирова, их предложения о запрете вызваны тем, что недобросовестные предприниматели под видом санитарных рубок заготавливают здоровую, так называемую, деловую древесину, а перестойные, больные насаждения остаются гнить в лесу.

«За последние годы объемы санитарных рубок в несколько раз превысили объемы рубок главного пользования. До введения моратория в 2003 году объемы рубок главного пользования в ВКО составляли около 200 тыс. кубов, санитарные – не более 50 тысяч. Но в 2015 году эта пропорция изменилась наоборот: рубки главного пользования составили 22 тыс. кубов, а санитарные – 130 тыс. кубов. В других регионах, где произрастают, в основном, сосновые насаждения, ситуация ненамного лучше. В Акмолинской области объемы санитарных рубок за последние 3 года составили 185 тыс. кубов и превышают объемы рубок главного пользования вдвое. Аналогичные показатели в Костанайской области, где объемы санрубок за последние годы выросли в 2 раза в результате пожаров.  Из этого возникают мысли, что в области специально поджигают леса для дальнейшего проведения санитарных рубок».

По данным Кайрата Устемирова, в республике сложилась тенденция, что объемы выделенного для рубок лесосечного фонда осваиваются, в зависимости от регионов, от 28% до 50%. К примеру, в Восточном Казахстане было разрешено рубить 261 тысячу кубов леса, фактически вырублено – 152 тысячи кубометров. В СКО из 600 тысяч кубометров освоено 483 кубометра, в Акмолинской области из 113 тысяч кубов освоено 28%. По мнению Комитета, причина неосвоения в том, что лесопользователям и лесовладельцам(лесхозам) выгодней проводить санитарные рубки на более доступных участках, тогда есть возможность занизить выход деловой древесины, снизить сумму попенной платы, увеличить доходы лесопользователей.

Главный инженер Казахского лесоустроительного предприятия Владимир Мандзюк подчеркнул, что главная цель санитарных рубок – улучшение санитарного состояния лесов Казахстана, так и не достигнута.

«По логике, если мы в лесхозе проводим в этом году определенный объем санитарных рубок, то на следующий год объем должен быть меньше. Но у нас этого не происходит», - отозвался Ерлан Нысанбаев.

В то же время руководитель Управления природных ресурсов акимата ВКО Мурат Кусаинов привел другие данные: средний объем фактически вырубленной древесины по выборочным санитарным рубкам за последние 5 лет составляет 113 тыс. кубов в год или 52% от запланированных лесоустройством. Средний объем фактически вырубленной древесины по сплошным санитарным рубкам за последние 5 лет составляет 40 тыс. кубов или 18% от запланированных лесоустройством. Большая часть заготовленной древесины от санитарных рубок – это дрова, которые использует население для своих нужд.

«Наверное, я был самым большим критиком санитарно-выборочных рубок, - отозвался глава региональной ассоциации лесной, мебельной и деревообрабатывающей промышленности ВКО Владимир Резанов. –  Но в анализе, сделанном Комитетом лесного хозяйства и животного мира, почему-то называются общие цифры, сколько вырубается. Но никто не хочет отделить долгосрочное лесопользование от лесопользования государственных лесных учреждений (лехозов). За последние 5 лет среднегодовой объем - 30-40 тыс. кубов в год рубят долгосрочники (предприниматели, которым лес в аренду предоставило государство сроком на 49 лет – прим. авт), а остальной объем падает на госучреждения. Мы много лет говорим, что нужно решить вопрос финансирования лесхозов, чтобы они занимались своим делом, а не рубили лес у долгосрочников, как сейчас».

Как отметил Владимир Резанов,  запрет на санитарные рубки с 1 января 2017 года приведет к разрыву заключенных контрактов, а это судебные акты по возмещению большого ущерба. У долгосрочников, по его словам,  расписаны все виды рубок, поэтому надо более критично все оценивать.

«Почему никто не посчитал, сколько рабочих мест будет потеряно? Какое воздействие окажет этот акт на бизнес? Это будут тысячи потерянных рабочих мест. Можно привлечь науку для исследования степени зараженности леса, но это не должно влиять на производство, эта работа должна идти сама по себе. Мы просим, чтобы нас не вычеркивали, а мы вместе поработали с комиссией –  природоохранной прокуратурой,  наукой. Нужны меры, которые сохранят долгосрочное лесопользование».

 «Сегодня достаточно объема лиственных пород. Я вижу, как развивается бизнес у тех, кто пошел по этому пути – использует древесину лиственных пород, это предприятия из Восточного Казахстана «Мелисса», «Фаворит».  Главное - поменять подход, когда хвойную древесину подают чисто на распиловочный материал, прошли те времена. Надо получать продукцию с более высокой добавленной стоимостью, а это переработка требуется глубокая. Я встречался с председателем НПП Аблаем Мырзахметовым, они в программу действий заложили развитие деревоперерабатывающей отрасли. Нам вплотную надо работать с ними через министерство по инвестициям и развитию. Не надо плакаться, что невыгодно работать в лесу, я никогда не поверю этому. Я видел, как развивают другие виды бизнеса, плачут, что у них нет ни копейки. Это пусть рассказывают другому кому-нибудь, но не мне! - возмутился г-н Нысанбаев.- В любом случае, санрубки - это мое принципиальное мнение. Мы закроем!»

При этом замруководителя областной территориальной инспекции Комитета лесного хозяйства и животного мира ВКО Владимир Шешуков предложил оставить санитарные рубки в Государственном лесном природном резервате Восточного Казахстана «Семей Орманы», «потому что там  ветровал, сухостой, горельники, это лесохозяйственные мероприятия, их надо проводить».

Сами же их породили?
После онлайн-конференции предприниматели не могли сдержать эмоций.

Представители ТОО «Фаворит» возмутились, что в результате запрета на санитарные рубки они будут вынуждены остановить производство строительной плиты, которая делается из отходов, потеряют около половины дохода.

«На 50% мы сразу просядем, потеряем часть рабочих. Один цех работать будет, а вот производство  строительной плиты, которое занимает 50% объема остановим. А мы ее поставляем четырем фирмам в Алматы, также в Астану, в Шымкент, мебельщикам, строителям, оптовикам».

По словам Владимира Резанова, если у долгосрочников производство сократится на 50%, то индивидуальным предпринимателям придется свернуть производство. Проблема еще в том, что в ВКО из-за предыдущих запретительных мер – повышения возраста спелости насаждений, введения водоохранных зон почти нет рубок главного пользования в хвойных лесах.

«Нашему партнеру – ТОО «Казцинк» -- нельзя поставлять лиственные породы, им по техническим условиям нужна древесина только хвойных пород. Для строителей поставляем только хвою. Береза идет исключительно на шпалы,  - говорит предприниматель Анна Дерягина. -  Нысанбаев заявил, что у заготовителей у всех денег много, но это не так. Мы во время его визита свозили его к предпринимателю Кенесу Омарову в Черемшанку, он подумал, что у всех так может быть».

 Сам Кенес Омаров рассказывает, что сейчас у него работают  250 человек. Для развития бизнеса он взял кредит на 100 млн тенге.

«Если  «хвою» закроют, запретят санитарные рубки в хвойных насаждениях,  то у меня половина людей пойдет под сокращение. С осины я получаю условно 1 тенге, а с хвои - 5 тенге. Объемов рубок главного пользования у меня очень мало, всего 3 тыс. кубов в год», - рассказал Кенес Омаров.

Предприниматель Николай  Клиновицкий из ИП  «Эсенова» тоже уверен, что его предприятию придется закрыться.

«Если долгосрочники еще  могут рубить «листву», то такие предприятия, как наше, не может перейти, этим могут заниматься только лесхозы и долгосрочники. Лиственные породы можно рубить только рубками главного пользования», - говорит он.

Индивидуальный предприниматель Андрей Цыкунов убежден: решения наверху принимают без учета человеческого фактора.

«Я взял долгосрочный кредит порядка 10 млн тенге, у меня заложено все имущество – база, дом, машина. У меня работает 50 человек, естественно люди будут уволены, предприятие закроется, потому что мы не успеем за столь короткий период перестроиться на переработку лиственных пород».

«Ведь именно Комитет придумал все это – все эти санитарно-выборочные рубки, - подытожил Владимир Резанов. -  Вместо того, чтобы выставлять участки на аукционы, все отдали лесхозам. Есть пример, когда у долгосрочника по материалам лесоустройства можно рубить 2 тыс. кубов хвои, а лесхоз у него рубит 8 тыс. кубов в год. За 2,5 года у него вырубили весь разрешенный ему на 10 лет объем. При этом с него требуют план развития, а как ему развиваться?»

По мнению предпринимателей, в комитете принимают меры для зачистки бизнеса.

«Они правы, что надо развиваться. Но чтобы поставить завод по переработке древесины, нужно 30 млн долларов. Никогда ты не возьмешь такой кредит: закладывать нечего, лизинга у лесопользователей нет. В последний раз Нысанбаев сказал: «Может, нам лесную промышленность объединить с лесным хозяйством?» Ну, мы об этом 10 лет говорим,  что мы бесхозные, возьмите нас в Комитет и отвечайте за лесопользователей. Или сказали бы честно: «Платите!» По «Семей Орманы» внесли предложения, что там нужно оставить санитарные рубки. Потому что это – вотчина Комитета лесного хозяйства и защиты животного мира» - считают бизнесмены.

Ольга Ушакова, Усть-Каменогорск