RU KZ
Миттал или металл?

Миттал или металл?

17:12 21 Декабрь 2015 570

Автор:

Эффективность управления крупнейшим предприятием черной металлургии Казахстана вызывает сомнения

Эффективность управления крупнейшим предприятием черной металлургии Казахстана вызывает сомнения.

Единственным инструментом борьбы за повышение производительности труда в АО «Арселор Миттал Темиртау» стало… сокращение металлургов. К такому выводу невольно приходят эксперты, анализируя деятельность предприятия в последние годы.

Не секрет, что отрасль черной металлургии в последние годы переживает не лучшие времена. Китайские производители, обладающие огромным потенциалом производственных мощностей, чтобы сохранить темпы производства и рабочие места прибегают к демпингу. А наличие морских портов позволяет китайским сталелитейным комбинатам поставлять свою продукцию во все страны и с минимальными транспортными издержками.

Кризис затронул всех крупных игроков рынка черной металлургии. Так, по сообщению The Telegraph, генеральный директор британской сталелитейной компании Caparo Industries Ангад Пол покончил жизнь самоубийством после того, как группа предприятий была передана в административное управление в рамках процедуры банкротства.

Понятно, что на фоне транснациональных компаний-мастодонтов конкурентные возможности «АрселорМиттал Темиртау» сравнительно невелики. По данным статистики, за девять месяцев 2015 года группа компаний ArcellorMittal зафиксировала чистый убыток в 1,2 млрд долларов. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года данный показатель увеличился в 9,6 раза. Чистые убытки выросли с 131 млн долларов до 1,2 млрд долларов. Только в III квартале этого года чистый убыток составил 711 млн долларов. Причина столь низких финансовых показателей кроется в низких экспортных ценах на сталь.

Казахстанская структура холдинга ArcellorMittal, - АО «АрселорМиттал Темиртау», - изо всех сил пытается удержать свои позиции на рынке. Об увеличении производства до 6 млн. тонн, а именно такую задачу ставили перед предприятием в госпрограмме форсированной индустриально-инновационной политике (ГПФИИР-1), уже давно забыли – как говорится, не до жиру.

По заявлению вице-президента компании Иво Хмелика, сегодня все три доменных печи предприятия работают с производительностью 12 тысяч тонн в сутки, а главная задача текущего периода «стабилизировать работу доменных печей на уровне 300 тысяч тонн в месяц, что соответствует 4 млн тонн стали в год». При этом «АМТ» ставит цели ежегодного наращивания производства - 3,9 млн тонн в 2016 году, 4,1 млн тонн в 2017 год и т.д. Глобальная задача – вернуться на рынки СНГ. Предпосылки для этого есть: падение курса тенге несколько увеличило конкурентоспособность металла Казахстанской Магнитки. Но сегодня «АМТ» пока только отвоевывает у россиян Север Казахстана. В то же время в самой компании признают, что себестоимость продукции АО «АрселорМиттал Темиртау» «немного ниже», чем у Магнитогорского металлургического комбината.

Будущее компании ее руководство связывает с проектами строительства агломерационной фабрики, реконструкции доменной печи №4 и новой линии оцинковки и покраски металлопроката.

До недавнего времени китайское направление экспорта было для «АМТ» основным. Но в 2013 году китайские сталепромышленники столкнулись с падением спроса на металл на внутреннем рынке, что было обусловлено замедлением темпов промышленного и жилищного строительства. И хотя Поднебесная практически закрыла свой рынок для зарубежных производителей, проблему это не решило: компании столкнулись с затовариванием. Классический кризис перепроизводства ярко высветил проблему переизбытка производственных мощностей.

В итоге китайские производители переориентировали экспортные потоки на рынки близлежащих стран Центральной Азии, включая Казахстан, не чураясь демпинга. В этих условиях конкурировать с китайской продукцией металлургии стало практически нереально.

«Продажи нашей компании на китайском рынке значительно упали из-за очень низких цен на сталь в Китае. Если в 2008 году мы отгружали в Китай 1 млн тонн металлопродукции, то в 2014 - 26 тыс. тонн, а в 2015 году - 25 тыс. тонн», - заявил один из менеджеров АО «АрселорМиттал Темиртау» в интервью СМИ.

Картина несколько изменилась после того, как открылось иранское направление. В 2014 году компания поставила в Иран 981 тыс. тонн. Ожидается, что по итогам 2015 года объем продаж в этом направлении составит 1,1 млн тонн.

Столкнувшись с новыми реалиями, компания была вынуждена приступить к оптимизации издержек. Начали с рудного сырья: решив, что поставки из Центральной России обходятся дешевле, чем сырье из Лисаковского ГОКа, компания решила прекратить свои отношения с добывающим предприятием. Естественно, это не могло не вызвать негативной реакции со стороны власти. Свое отрицательное отношение к произошедшему высказал вице-министр по инвестициям и развитию Альберт Рау. Он увидел в этом пренебрежение интересами отечественных товаропроизводителй.

Выступая на I форуме товаропроизводителей «Ұлы дала елі», вице-министр заметил: «В семье не без аномалий. «АрселорМиттал» я не перестаю критиковать. Сами подумайте: ладно не закупали транспортерные ленты, но они в период слабого рубля отказались от железорудных концентратов Лисаковского ГОКа, который является их 100%-ным предприятием, и закупали руду в России. Сравните где Лисаковск, а где Михайловский ГОК. Как можно своему коллективу в глаза смотреть? А сами к нам обращаются, мол, «помогите нам нашу арматуру на внутреннем рынке продавать».

Альберт Рау также отметил, что бесконечные сокращения численности персонала в компании привели к тому, что рабочие высокой квалификации уезжают в Россию.

Ранее чиновник посетовал, что из-за сокращений в компании ArcelorMittal Темиртау квалифицированные рабочие начали переезжать в Россию в поисках лучших условий труда. И это действительно становится серьезной проблемой. По мнению экспертов, в компании принят собственный показатель производительности труда - 500 тонн на человека. Но, чтобы достичь этого показателя при заявленном производстве в 4 млн тонн, численность персонала должна быть «оптимизирована» до 8000 человек. Снизился и фонд оплаты труда - более чем на 4 млрд тенге. И хотя вопрос о повышении зарплаты стоит очень остро и еще острее обсуждается с профсоюзами (пункт о повышении заработной платы в зависимости от инфляции фигурирует в коллективном договоре), руководство компании не имеет четкого мнения по этому вопросу.

В целом же у отраслевого сообщества вызывает недоумение то обстоятельство, что, конкурируя с китайскими производителями (один китайский комбинат может выпускать до 12 тонн стали в сутки при 3000 рабочих), «АМТ» до сих пор работает на оборудовании 50-70-ых годов прошлого века. Напомним, что бывший Кармет сегодня выпускает 3,5 млн стали при 12 000 работников. При этом доля фонда оплаты труда в себестоимости продукции составляет не более 10-12 процентов. Критике экспертов подвергается и сама методика определения производительности труда. По словам знатоков, сравнивая показатели «АМТ» с показателями Магнитогорского меткомбината (ММК), специалисты несколько лукавят. Дело в том, что экономисты темиртауского предприятия делят сумму производства на общую численность работников комбината, включая обслуживающий персонал. На ММК же делят производство только на количество технологов.

Свое мнение о проблемах сбыта продукции комбината на внутреннем рынке Казахстана неоднократно высказывали потребители. Главная их претензия – срыв сроков поставок. Именно это и вынуждает казахстанских предпринимателей обращаться в сторону России. Есть и другие нарекания, в том числе, и по отсутствию стройной маркетинговой политики. Еще осенью 2013 года генеральный директор «АМТ» Виджай Махадеван, выступая на роад-шоу, проходившем в столичном отеле «Пекин», заявил, что склады готовой продукции комбината будут построены в Караганде, Астане и Алматы. Если верить известной поговорке, обещанного ждут три года. Следовательно, в 2016 году вопрос о торговых домах и представительствах АО «АрселорМиттал Темиртау», наконец-то, сдвинется с места.

Безусловно, бывший Кармет по-прежнему держит марку лидера черной металлургии Казахстана. Но лидерство обеспечивает в основном выпуск чугуна (300 тыс. тонн в месяц), служащего сырьем для последующих переделав на европейских предприятиях. Именно в этот сектор направлена львиная доля инвестиций.

А тем временем конкуренты «АМТ» наращивают именно прокатное производство. Например, в ближайших планах Магнитогорского меткомбината запуск шестиклетьевого прокатного стана. На этом фоне манипуляции HR-менеджмента комбината с численностью квалифицированных металлургов вызывают лишь литературные ассоциации. Помнится, «Дикий помещик», - герой рассказа сатирика Михаила Салтыкова-Щедрина, - упразднил за ненадобностью своих крестьян и умер голодной смертью…

Неудовлетворенность деятельностью «АМТ» пока проявляется лишь в негативных высказываниях. Но все чаще в кулуарах называют различные кандидатуры «преемников» Лакшми Миттала на посту инвестора предприятия.

И тем не менее, у «АМТ» есть надежда на изменение ситуации.

Как сообщают агентства деловой информации, в Китае впервые за последние 30 лет произошло сокращение производства стали. Падение производства шло в течение первых трех кварталов, отмечают аналитики. С января по сентябрь этого года инвестиции в китайскую металлургию снизились на 13,6 процента.

В конце ноября этого года цена на сталь упала примерно на 900 юаней - до 1550 юаней (242 долларов). За девять месяцев нынешнего года убытки китайских сталелитейных комбинатов достигли 55,27 млрд юаней. Некоторые металлургические предприятия были вынуждены даже остановить производство. Отметим, что если прошлом году в Китае объем потребления стали составил 702 млн тонн, то в этом году он снизится до 680 млн тонн. Предполагается, что в 2030 году он сократится до 490 млн тонн.

По мнению заместителя председателя Китайской федерации логистики и закупок Цай Цзиня «китайская металлургия уже вступила в период сокращения, и такая тенденция будет существовать в течение длительного времени». Сегодня специалисты предлагают сократить количество сталелитейных предприятий и снизить производство стали с одновременным проведением технической реконструкции и внедрением инноваций.

Остается только надеяться, что этот шанс будет адекватно воспринят крупнейшим казахстанским предприятием черной металлургии.

 

По материалам деловых СМИ