/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 448,70 Brent 36,55
Мой ласковый и не дешевый свет

Мой ласковый и не дешевый свет

В городе Сарань Карагандинской области начато строительство крупнейшей в Центральной Азии солнечной электростанции мощностью 100 МВт.

13:29 11 Июнь 2017 8396

Мой ласковый и не дешевый свет

Автор:

Олег И. Гусев

Инвесторами проекта SES Saran стоимостью 139,5 млн евро являются Ян Зонненшайн (Чехия) и Арнольд Беренс (ФРГ) в партнерстве с компаниями «Шнайдер Электрик» и «Грасс Инжиниринг».

«Сегодня происходит знаменательное событие. Мы открываем строительство крупнейшей солнечной электростанции. Это подарок нашего региона к ЭКСПО. Хочу поблагодарить инвесторов, наших партнеров за то, что они выбрали именно карагандинскую землю для реализации этого проекта. Развитие возобновляемых источников энергии – это поручение Главы государства. Сегодня в области мы делаем первые шаги для реализации этой задачи», - сказал аким Карагандинской области Ерлан Кошанов на торжественной церемонии  закладки капсулы в фундамент на месте строительства электростанции.

Инвесторы, весьма довольные господдержкой и гарантией РК по возврату своих инвестиций, также не скрывали своей радости:

«Практически эту стройку мы начали готовить в 2014 году. За это время Казахстан принял закон «О возобновляемых источниках энергии», была получена поддержка Евросоюза», – сказал главный научный консультант проекта, бывший чрезвычайный и полномочный посол Словакии в Казахстане и Кыргызстане Душан Подгорски.

«Все ключевые вопросы для реализации этого проекта успешно решены. Мы уверены, что наша электростанция будет содействовать повышению качества жизни казахстанцев. Во-первых, это «зеленые» технологии и уменьшение загрязнения окружающей среды, а во-вторых, создание новых рабочих мест», – заявил Ян Зонненшайн.

Большую подготовительную работу, проделанную для воплощения в жизнь этого проекта эко-станции, отметил и глава региона Ерлан Кошанов. Так, были решены законодательные и финансовые вопросы; пройдены все разрешительные процедуры; выделен земельный участок; разработано техническое обоснование проекта; сделано заключение экспертизы. Кроме того, получены технические условия подключения и согласована схема выдачи мощности с АО «KEGOC».

«Для наших инвесторов путь был длинный и трудный, они к этому шли больше пяти лет. Логический конец будет тогда, когда на этом месте будет запущена крупнейшая в Центральной Азии солнечная электростанция», – заявил Ерлан Кошанов.

В свете предстоящего EXPO-2017 исключение вредного воздействия на окружающую среду и здоровье казахстанцев в процессе производства электрической энергии – вещь архиважная. Однако, не стоит забывать и себестоимости «солнечного электричества».

В октябре 2016 года, бывший в ту пору акимом Сарани Анатолий Шкарупа, на брифинге в региональной службе центральных коммуникаций заявил, что выкуп электроэнергии саранской солнечной электростанции будет обеспечиваться централизованно в течение всего периода срока окупаемости проекта:

«Себестоимость производства на подобных электростанциях изначально достаточно высокая. Инвестор должен в достаточно сжатые сроки окупить свои инвестиции. Меры господдержки применяются, чтобы инвестор построил солнечную электростанцию. За счет того, что государство гарантирует покупку электроэнергии в полном объеме по фиксированной цене, эта стоимость завышена. Например, сегодня по солнечной электростанции цена покупки 34 тенге за Квт/час».

А чтобы для потребителей высокая стоимость электроэнергии не была накладной, она будет распределяться на все ТЭЦ и ГРЭС, которые  будут продавать ее как свою:

«Жители Сарани и Карагандинской области в целом на себе дорогую электроэнергию ощущать не будут. То есть через крупные базовые электростанции и их цены стоимость будет распределяться на всех потребителей Казахстана. К примеру, нет в Караганде или в Сарани солнечной электростанции, карагандинцы и саранцы, через цену экибастузской ГРЭС, через цену карагандинской ТЭЦ оплачивают стоимость возобновляемых источников энергии, которые реализовались у нас в Алматинской, Жамбылской, Акмолинской, Восточно-Казахстанской областях, - добавил аким Сарани.

За прошедший не полный год Анатолий Шкарупа дорос до заместителя акима Карагандинской области, а отпускная цена солнечной энергии, гарантированно выкупаемой государством у SES Saran, выросла на 2 тенге.

«На первом этапе электроэнергия - дорогая. Но она будет такой только в период окупаемости. После периода окупаемости, который займет 8 лет, солнечная электростанция станет конкурентным преимуществом нашего региона», - заявил замглавы региона 7 июня 2017 года на церемонии закладки капсулы на месте строительства электростанции.

Уже в июне текущего года SES Saran приступит к инженерно-геологическим работам. В июле должен быть согласован рабочий проект, а в августе приступят к монтажно-строительным работам. Запуск станции намечен на июль следующего года.

Это не первая крупная солнечная электростанция в Казахстане. В июле 2015 года свой первый ток дала 50 мегаватная станция Burnoye Solar-1 на 192 000 панелей, стоимостью 23,6 млрд тенге. Для реализации этого проекта было создано совместное предприятие Samruk Kazyna-United Green, учредителями которого являются Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына» в лице ТОО «Самрук-Казына Инвест» и его стратегический партнер - британский холдинг United Green.

Олег И. Гусев

«Мы реально выходим на рынок»

Председатель правления АО «Станция Экибастузская ГРЭС-2» Николай Тушинский, вернувшийся на эту должность месяц назад, мечтает поработать с третьим энергоблоком.

09 Апрель 2018 13:15 3111

«Мы реально выходим на рынок»

– Третий блок – это проект давний. Ни в коем случае он не похоронен. В 2014 году я начал этот блок, проделана огромная работа. То, что мы успели построить, ушло на консервацию. Но это не означает, что работы по нему не велись. На данный момент, смею доложить, вопрос по третьему энергоблоку переходит в активную фазу. Блок мы будем строить. Электроэнергия в республике востребована, мощности растут.

– Что подразумевается под активной фазой?

– Когда закончится сбор всей необходимой документации, мы начнем расконсервировать оборудование.

– Николай Леонидович, существует ли опасность коррозии металла? Пусть оборудование и законсервировано, но оно же не в работе.

– Опасность, конечно, есть. Железо есть железо. Если скажу, что все отлично, совру сам себе. Но мы все делаем по защите оборудования от коррозии. Ведь это наше оборудование, и завтра оно потребуется для монтажа блока.

– Проясните ситуацию по судебному процессу с поставщиком оборудования – компанией «Кварц-KZ». Станция не пожелала поставить изготовленное оборудование на свой баланс, и при этом сейчас говорите о возобновлении работ. Нелогично.

– Сейчас работают соответствующие комиссии, акты готовы, значит, оборудование будет приниматься. Это тоже входит в активную фазу, о которой говорил выше. Поставщик – «Кварц-KZ», десять дней назад был в Китае, смотрели работы. 15 апреля мы отправляем туда своих специалистов, которые проведут инструментальный осмотр и приемку оборудования.

– Как уже не раз говорилось, российская сторона заявила о продаже своей доли в пакете акций станции. Это не означает, что второй акционер уклоняется от финансового участия в проекте?

– Акционеры и той, и другой стороны настроены на строительство блока.

–Все оборудование будет китайское, из Харбина?

– Да. Это будет уникальный блок, подобного, в общем-то, в Средней Азии нет. Такой блок стоит только на Троицкой ГРЭС. Это 636 мегаватт, новейшая технология. Мне бы самому хотелось поработать с этим блоком.

– Сколько оборудования еще предстоит поставить?

– Много. 38 тонн. Основного оборудования еще нет, оно пойдет, когда будет готово помещение.

– Николай Леонидович, давайте вернемся ко дню сегодняшнему. Строительство нового блока должно означать дефицит электроэнергии. Но пока павлодарская энергетика работает не на полную мощность. Как у вас обстоят дела с производством?

– Я бы так не сказал, что не востребована. Потребители приходят, заключаем договоры, и будем стараться выходить на проектную мощность. План прошлого года составлял порядка 4,6 миллиарда киловатт в час, мы перевыполнили план на 103 процента. На 2018 год планируем выйти на отметку 5,1 миллиарда киловатт в час.

– Почему в Россию не отправляете?

– Там сейчас не испытывают дефицита в электроэнергии, хватает пока своих мощностей. Вы же понимаете, в числе наших акционеров есть и российская сторона, так что мы заинтересованы в этом. Если появятся потребители, будем отправлять. Мы готовы, техническое состояние станции отличное.

– К слову о состоянии. Как обстоит ситуация с аварийными остановками?

– Серьезных остановок в минувшем году не было. Да, были свищи на поверхностях нагрева, но это нормальное рабочее явление.

– По ремонтной кампании. Как она планируется проходить в этом году?

– Сейчас идет подсчет затрат, мы стараемся их минимизировать, но не в ущерб качеству. В июне в расширенный текущий ремонт выйдет первый блок, затем после его ввода в работу – второй блок. Блоки на сегодня в хорошем состоянии. Не в отличном, конечно, все же им уже по 25 лет.

– В прошлом году вы внедрили систему отбора сухой золы из-под электрофильтров. Каковы результаты?

– Проектная мощность установки – 240 тысяч тонн в год сухой золы – это при условии работы двух энергоблоков с нагрузкой 950-960 мегаватт. В прошлом году мы реализовали 38 тысяч тонн. Спрос есть. Нарастим энергомощности, и объем золы возрастет.

– А сейчас какую нагрузку несете?

– Сейчас станция несет нагрузку 730 мегаватт. В работе два энергоблока, каждый несет нагрузку по 365 мегаватт.

– Немного о рынке энергомощности, о котором там много говорят, но все не запустят. Ваше отношение к нему?

– С 2019 года он будет запущен, сейчас проходят тренировки.

– Что это даст, в частности, вашей станции?

– Выиграют все. Предположим, я заявляю 300 мегаватт. Я должен их продать на аукционе. Если сосед заявляет по 8,1 тенге, то я продам по 7,9 тенге тот же киловатт. У меня потребители появятся. Это интересно. Опять же это новые технологии. Мы реально выходим на рынок.

Марина Попова

Кто «нагреет» казахстанские электростанции

Российские и китайские компании борются за казахстанский рынок энергетики.

27 Декабрь 2016 14:03 6300

Кто «нагреет» казахстанские электростанции

«Мы отслеживаем казахстанский сектор, так как у нас появились свои, российские конкуренты, которые в виду спада экономики ищут работу, в том числе и на рынке, который мы традиционно считали своим», - сообщила abctv.kz заместитель генерального директора по маркетингу и управлению ОАО «Подольский машиностроительный завод» Наталья Сидоренко.

Подольский машиностроительный завод, который через два года отметит свое столетие, имеет богатую историю.  Сегодня, как и раньше, предприятие выполняет свои главные задачи – оснащает  электростанции России и зарубежных стран современным энергетическим оборудованием. В том числе и электростанции Казахстана, среди которых самые  крупные: бывшая Ермаковская, ныне Аксуская электростанция, две Экибастузские ГРЭС. Все эти станции работали на котлах, изготовленных в советское время на Подольском машиностроительном заводе, и, когда пришло время проводить обновление оборудования, казахстанские компании обратились к данному предприятию. «Ни одна компания на постсоветском пространстве на подобную модернизацию оборудования не замахивается, все стараются латать дыры. А на Аксуской электростанции на это пошли. Их примеру последовала Экибастузская ГРЭС-1, и практически также поступила Алматинская ТЭЦ-2. В части угольных котлов основным заказчиком для нас является Казахстан.  Россия модернизирует станции, но не в таком масштабе. Скорее, модернизируются элементы котельной установки, но так, чтобы полностью менять целый котел, такого нет. Да, латать скорее дороже, но собственнику необходимо решиться на этот шаг и сразу вложить такие деньги», - говорит  Наталья Сидоренко.

При строительстве Ермаковской, ныне Аксуской  электростанции, было установлено  8 котлов мощностью 300 мегаватт  Подольского завода. Столько же котлов, но уже по 500 мегаватт данный завод, в свое время, изготовил и для Экибастузской ГРЭС-1 и два котла для Экибастузской ГРЭС-2. «Коллеги из Казахстана пригласили нас на реконструкцию своего оборудования, чем мы и занимаемся. При работе в Аксу нам были выдвинуты условия: построить объект с минимальными вложениями, то есть встать на имеющиеся фундаменты, в том же здании, при этом обеспечить необходимые экологические показатели, соответствующие существующим нормативам, увеличив мощность на 100 тонн пара в час. Задачи были успешно решены.   Кроме работ в Павлодарской области, летом мы модернизировали оборудование, правда, наших конкурентов – Барнаульский котельный завод, для Алматинской ТЭЦ-2. Стараемся и рынок запчастей из виду не упускать, так для Ordabasy Group, это карагандинские станции, поставляли пусть и небольшой объем, но все же», - отмечает российский представитель.

По словам Натальи Сидоренко, сегодня кроме конкуренции на казахстанском рынке со стороны своих коллег-россиян, появился и третий игрок – Китай. Так, китайской компании удалось перехватить заказ на строительство третьего энергоблока на Экибастузской ГРЭС-2. Несмотря на то, что реализация проекта откладывается по причине отсутствия спроса на электроэнергию, выделенные средства осваиваются. На станции будет ставиться не только китайский котел, но и весь силовой остров производства Mitsubishi Heavy Industries (по технологии и лицензии Mitsubishi): котел, турбина, генератор. В перспективе Аксуская электростанция планирует провести замену двух энергоблоков № 7 и 8. Первоначально говорилось, что данный проект будет реализован с участием китайской стороны. «Мы все же надеемся, что партнеры пригласят нас на модернизацию двух оставшихся блоков, рассчитываем, что выбор будет в нашу пользу. Но Китай нас опять же может вытеснить с этого проекта», - говорит Наталья Сидоренко.

Чем так привлекателен для казахстанских энергетиков Китай? По мнению представителя Подольского завода, первоначальной дешевизной проекта. «Мое мнение, что китайцы на начальной стадии предлагают проект сделать дешевле, а потом добирают дополнительными работами. И, конечно, у китайских компаний развита система финансирования своих предприятий. Когда нет денег или финансовые ресурсы ограничены, склоняются в пользу китайского оборудования.  Но, знаете, по тем связям, которые есть между Россией и Казахстаном, по менталитету, мне кажется, мы ближе друг к другу. Это значит,  больше шансов найти в дальнейшей эксплуатации оборудования, в плане технического совета поддержку  на любой стадии: от проектирования до сервисного обслуживания уже введенного оборудования. В конце концов, даже личностные отношения, сложившиеся в результате работы, играют не последнюю роль».

Казахстанский рынок энергетики, который проходит процесс модернизации и строительства новых мощностей, вызывает интерес у многих производителей оборудования. Так, предприятия  Центрально-Азиатской Электроэнергетической Корпорации традиционно работают с Барнаульским котельным заводом. Балхашская ТЭС строится южнокорейскими партнерами.  «Мы стараемся работать со всеми казахстанскими компаниями: это Алматинская ТЭЦ, Экибастузская ГРЭС-1, предприятия группы ERG.  Знаем о проектах группы Арселор, хотим попробовать поучаствовать в них. Мы следим за рынком, становится сложнее, потому  что у нас есть конкуренты и на российском рынке, которые в виду спада экономики, ищут работу, в том числе и на рынке, который мы традиционно считали своим. К тому же в Казахстане за последние годы произошел скачок в машиностроительной отрасли, и у вас есть предприятия, которые закупают котельное оборудование. Как раз с ними нам сложнее будет конкурировать по ценовой политике», - говорит Наталья Сидоренко.

Марина Попова, Павлодар 

Материалы по теме