RU KZ
Монополист VS Бизнес: за чей счет банкет?

Монополист VS Бизнес: за чей счет банкет?

07:12 07 Декабрь 2015 2016

Автор:

Алексей Банцикин

Законодательство позволяет коммунальным предприятиям уходить из-под контроля центра на региональный уровень, где монополистов зачастую поддерживают в ущерб потребителям

Законодательство позволяет коммунальным предприятиям уходить из-под контроля центра на региональный уровень, где монополистов зачастую поддерживают в ущерб потребителям.

Правительство послало предельно ясный сигнал предприятиям естественных монополий: тарифы на их услуги будут повышаться, но не более, чем на 5% от уровня инфляции. Предприятия приняли эту горькую пилюлю и… сменили тактику лоббирования своих интересов.

Вероятно, в ближайшее время мы столкнемся с тем, что центральным государственным органам, ответственным за регулирование деятельности естественных монополий, будет нечем заняться. Не то чтобы численность предприятий, оказывающих услуги связи, транспорта, водо- и энергоснабжения, уменьшится. Нет, их количество, возможно, даже возрастет. Просто, содержащиеся в законодательстве оговорки, позволят крупным предприятиям-монополистам пройти реструктуризацию, в результате которой компании начнут дробиться. Получив статус монополиста регионального значения,они уйдут из сферы регулирования центра под местные исполнительные органы. А это гораздо удобнее с точки зрения продвижения коммерческих интересов.

Мы никоим образом не хотим бросить тень на региональные антимонопольные службы. Но вот проблема – все они фактически являются структурами акиматов областей, которые и проводят руководящую линию, направленную на защиту интересов местного бюджета и, естественно, крупных налогоплательщиков.

Его величество тариф

О приоритетах в деятельности акиматов красноречиво говорит яркий пример Усть-Каменогорска и Атырау. Этим летом здесь развернулись самые настоящие баталии, предметом которых стали тарифы на воду и услуги канализации.

1 июня общественность Восточно-Казахстанской области ошарашила новость: цены на услуги водоснабжения и водоотведения, оказываемые «Оскемен-Водоканал», увеличатся почти вдвое. Тревогу забил директор Палаты предпринимателей Восточно-Казахстанской области Игорь Шацкий. Он отмечал, что беспрецедентное повышение тарифов водоканала в Усть-Каменогорске и Семее произошло, несмотря на многочисленные обращения в областной Комитет по регулированию естественных монополий и защите конкуренции. Причем, тарифы были утверждены с явным увеличением по отношению к действующим – на 133,4% (водоснабжение) и 147,8% (водоотведение). При этом в тарифе было заложено двукратное повышение заработной платы сотрудникам коммунального предприятия (ранее зарплата повышалась не более чем на 10%).

Лидер местного бизнес-сообщества тогда заявил, что увеличение доли затрат на коммунальные услуги может привести к банкротству большинства предприятий малого бизнеса. Заметим, что предыдущие повышения расценок на услуги горводоканала привели к тому, что из 45 пекарен Усть-Каменогорска выжили лишь 19. Новое повышение поставило на грань банкротства прачечные, химчистки и автомойки.

Руководитель региональной палаты уверен, что инвестиционные проекты горводоканала реализуются лишь за счет одного источника – повышения тарифа. Он подчеркнул, что повышение стоимости услуг водоканала окажет мультипликативный эффект роста цен на другие коммунальные услуги. А это, в свою очередь, вызовет увеличение стоимости производства социальных товаров, услуг, работ (хлеб, молоко, парикмахерские и прочее).

- Когда два крупных базовых субъекта коммунальных услуг водоотведения и водоснабжения в регионе одновременно поднимают цены в два раза, притом, что малые предприятия сохраняют уровень цен, это можно оценить не иначе, чем сговор,– заявил Игорь Шацкий на одном из заседаний в акимате области.

Представители бизнеса обратили внимание на непубличность проведения общественных слушаний по вопросам повышения тарифов монополистов. Общественные организации и представители бизнеса на них, как правило, не приглашаются. Опираясь на предложения бизнес-сообщества, региональная палата предложила принять комплекс антимонопольных мер. В частности, бизнесмены потребовали, чтобы инвестиционные программы монополистов выполнялись только за счет бюджетных или иных капиталовложений при неизменных тарифах. Кроме того, коммунальные предприятия должны извещать каждого потребителя о месте и времени проведения публичных слушаний не объявлением, напечатанным мелким шрифтом в малопопулярных печатных СМИ, а личным уведомлением.

Представители палаты заявили о необходимости изменить порядок утверждения тарифов. А именно – признатьрекомендации экспертов, вынесенные в ходе заседаний экспертных советов при акимате области, обязательными для исполнения (сейчас они носят рекомендательный характер). Но мнение лидера местного бизнес-сообщества было признано неуместным, а приведенные им расчеты – ошибочными. В итоге акимат поддержал монополиста.

Ничем завершилась борьба за справедливый тарифи в Атырау. Здесь новые тарифы «Атырау Су Арнасы» были введены с 1 августа. Причем, мнение региональной палаты предпринимателей вообще не учитывалось. На специально созванное в палате заседание представители местного антимонопольного департамента попросту не явились.

По словам бывшего директора Палаты предпринимателей Атырауской области Ербола Кайранбаева (ныне руководителя структуры центрального аппарата НПП «Атамекен»), представители бизнес-сообщества и эксперты общественных объединений несколько месяцев потратили на то, чтобы выяснить методику расчета тарифов. Однако власти ссылались на инвестиционную программу коммунального предприятия, являющуюся строго охраняемой коммерческой тайной. Даже областная прокуратура, поначалу предпринявшая какие-то шаги в защиту бизнеса, не смогла опровергнуть этот документ.

Между тем, даже краткая презентация, представленная в акимате области сотрудниками горводоканала, вызывала немало вопросов. Например, сомнительной показалась необходимость строительства мини-электростанциидля «Атырау Су Арнасы», завершение которой планировалось в 2020 году. Аналогичные чувства вызвали и намерения предприятия построить химический комплекс стоимостью более 1 млрд тенге при уже существующем аналогичном производстве в Индерском районе Атырауской области. На вопрос, зачем строить еще один завод за счет средств потребителей, никто из представителей предприятия так и не дал ответа.

Недоумение вызвала и низкая эффективность инвестпрограммы (не более 5%), что прямо шло вразрез с пунктом 4 статьи 15-3 Закона РК «О естественных монополиях и регулируемых рынках» (норма предусматривает отказ в утверждении инвестиционной программы в случае отсутствия ее экономической эффективности).

Опрос предпринимателей, проведенный экспертами палатыпоказал, что в условиях новых тарифов расходы большинства пекарен возрастут с 50-100 тысяч до 160 тысяч тенге и более. А это вызовет повышение конечной цены хлеба по всей цепочке реализации продукта. Также и цеха, занимающиеся поставкой бутилированной очищенной воды, будут вынуждены повысить свои ежемесячные расходы на воду с 300-400 тысяч тенге до 520-550 тысяч тенге. Вырастут расходы владельцев общественных бань: им придется платить около 167 тысяч тенге вместе 100 тысяч тенге, и они также будут вынуждены повысить цены на свои услуги. Пострадают предприятия по производству мясных полуфабрикатов, автомойки, парикмахерские. А ряд компаний непомерные расходы просто вынудят свернуть свою деятельность.

По мнению экспертов, основная часть расходов в инвестпрограмме монополиста приходится на закупку химреагентов за рубежом. При этом в области имеется свой производитель аналогичной продукции, стоимость которой ниже в несколько раз. В регионе также имеется завод по производству полиэтиленовых труб, гарантийный срок которых составляет 50 лет, но инвестпрограмма рассчитана на другие трубы, другого производителя. Кроме того, согласно инвестиционной программе предусмотрена замена труб водопроводов в новых микрорайонах города, где коммуникации были проложены относительно недавно.

Примечательно, что городская прокуратура, изучив документ, вынесла свой протест. Но вышестоящий орган отменил это постановление. Борьба с аппетитами монополиста закончилась вничью…

Заявки на повышение тарифов подавались во всех регионах страны. И в большинстве областей местные департаменты антимонопольной политики согласились с доводами монополий. Их общее наступление по всему фронту остановило лишь принятие правительством антикризисной программы, включавшей норму о повышении стоимости услуг не более чем на 5% от уровня инфляции.

Палка о двух концах

Безусловно, можно сколько угодно пенять на действия монополистов. Но следует также учитывать, что многие предприятия естественных монополий стали жертвой нового обменного курса.

Объявленная Казахстаном государственная программа индустриально-инновационной политики, побудила многие энергоснабжающие организации внести коррективы в свои инвестиционные программы. Ожидалось, что госпрограмма на выходе даст гораздо больший эффект в виде появления новых предприятий, а, следовательно, увеличения объема потребляемой электроэнергии, воды и тепла.

Все это требовало модернизации существующих мощностей, и владельцы компаний-естественных монополий обратились за кредитами в зарубежные финансовые организации. Инвестпрограммы были утверждены, кредиты выданы, предприятия приступили к закупу оборудования (надо сказать, весьма дорогостоящего).

Но мировая политика совершила невероятный кульбит в виде антироссийских санкций, предопределивший все последующие изменения в финансовом мире. Кредиты брали в долларах, опираясь на обменный курс Национального банка. При нынешнем курсе возврат кредитов представляется проблематичным, так как существующие тарифы в тенге не способны обеспечить стабильные платежи банкам. Кроме того, кризис и экспансия продукции государств-партнеров по Евразийскому экономическому союзу на внутреннем рынке Казахстана привели к тому, что многие промышленные предприятия нашей страны снизилиобъемы производства. Определенные ожидания инвесторов связывались с рынком балансирующей мощности. Но после долгого обсуждения в парламенте правительство отозвало законопроект, открывавший дорогу этому новшеству.

Сегодня правительству придется решать непростую дилемму. Повышения тарифов не избежать, так как они объективно тормозят развитие экономики предприятий-услугодателей. Но этот шаг может привести к разорению большого числа предприятий-потребителей коммунальных благ, а, значит, и к снижению налогооблагаемой базы. Увеличить ставки оплаты только для населения также не представляется возможным, учитывая снижение его платежеспособности после двух девальваций.

Иное дело, что госорганы имеют возможность частым гребнем пройтись по инвестпрограммам предприятий-монополистов, выявив нарушения, которых, честно говоря, немало. Но проблема в том, что антимонопольные структуры стремительно теряют авторитет и правомочия. Два крупных «антитрестовских» агентства – порегулированию естественных монополий и по защите конкуренции – врезультате бесконечных реструктуризаций сузились до рядового комитета одного из министерств. Большинство функций этого «монстра» передано на местный уровень, где откровенно говоря прислушиваются больше не к закону, а к руководящему мнению акима. Остается только догадываться, насколько макроэкономические показатели будущего года зависят от их деятельности.

Кто-то из классиков сказал, что «между двух точек зрения лежит истина». Увы, это не так. Между ними находится проблема. Чья точка зрения возобладает в аргументированной дискуссии: монополий или бизнеса? Будем надеяться, что правительство найдет взвешенное решение, в равной степени удовлетворяющее чаяния всех сторон.

 

Алексей Банцикин