/img/tv1.svg
RU KZ
Моргов мало, и на всех их не хватает

Моргов мало, и на всех их не хватает

Министерство финансов не выделяет деньги на строительство моргов в Астане и Алматы.

14:37 15 Январь 2018 6303

Моргов мало, и на всех их не хватает

Автор:

Жанболат Мамышев

Фото: osiris.kz

Вице-спикер мажилиса парламента Владимир Божко считает, что до сих пор не выполнены поручения, данные в 2013 году премьер-министром РК Сериком Ахметовым, по приведению в порядок моргов в Астане и Алматы. Соответствующие поручения Серик Ахметов дал в то время министерству внутренних дел, министерству здравоохранения, министерству экономики и бюджетного планирования (министерство национальной экономики), министерству финансов, министерству юстиции, генеральной прокуратуре и местным исполнительным органам.

«В 2013 году премьер-министр (Серик Ахметов. – Прим. автора) поручал ряду министерств навести порядок в моргах, где граждане и эксперты сталкиваются с невыносимыми моральными и служебными трудностями ввиду полного несоответствия этическим и служебным требованиям обустройства и содержания моргов», – сказал Владимир Божко в ходе правительственного часа в мажилисе с участием министра юстиции Марата Бекетаева.

Вице-спикер отметил, что поручения главы правительства так и не были выполнены. При этом министерство финансов не выделяет денег на строительство новых моргов. А пока министерства и акиматы «кивают» друг на друга, вопрос так и не решается.

При этом численность населения в Астане с момента переноса столицы выросла более чем в три раза: по Всесоюзной переписи населения 1989 года, в Целинограде жило 289 тысяч человек, в 1998 году численность уже Астаны составляла 326 тысяч человек, а на 1 декабря 2017 года этот показатель достиг уже 1,03 миллиона человек. 

Вместе с тем Владимир Божко полагает, что столичный морг остался «на областном захудалом» уровне. При этом, по его мнению, не лучше положение и в крупнейшем городе страны – Алматы, где численность населения составляет 1,8 миллиона человек.

Ранее заместитель акима Астаны Малика Бектурова сообщила abctv.kz, что в столице в рамках государственно-частного партнерства СПК «Астана» совместно с частным инвестором (-ами) планируется построить патологоанатомическое бюро. 

В ходе правительственного часа был рассмотрен ход реализации требований Закона «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан» и государственной программы дальнейшей модернизации правоохранительной системы на 2014-2020 годы.

Депутаты рекомендовали правительству определить возможные направления улучшения судебно-экспертной деятельности, повышающие защищенность прав гражданина, а также исключающие необоснованную волокиту на досудебной стадии и при рассмотрении в судах, что минимизирует пребывание граждан в следственных изоляторах и иные меры ограничения свободы.

Владимир Божко отметил, что правоохранительные органы высказывают неудовлетворенность от отсутствия судебно-медицинских экспертов во многих районах областей, что принуждает следователей направлять трупы или материалы дела в судебно-экспертные подразделения за 200-500 километров. В связи с этим происходит затягивание расследования уголовных дел, от которого страдают лица, проходящие по делу.

Кроме того, правоохранительные и судебные органы испытывают большие трудности при проведении ряда судебных экспертиз. В ходе расследования уголовных дел по фактам коррупции в областях выяснилось, что в Астане, Акмолинской, Жамбылской, Актюбинской, Карагандинской и Алматинской областях не хватает судебных экспертов, которые проводят видеофотографические и строительно-экономические экспертизы. Также Владимир Божко отметил, что институты судебных экспертиз не проводят экспертизу по вопросам правильности применения строительных норм и правил по проектно-сметной документации.

Вице-спикер сообщил, что ему самому ранее пришлось столкнуться с ситуацией, когда госэкспертиза не выявила в проектной документации отсутствие лестничного марша в проекте пожарного депо с первого по четвертый этаж, что поставило строителей на грань разорения, но за что никого не удалось привлечь к ответственности.

«Надо внести изменения в соответствующее постановление правительства, разработать методику проведения экспертиз по обоснованности и качеству проведения работы госэкспертизы проектной документации, согласованную по удорожанию строительства объектов», – сказал он.

Проблемы имеются и при назначении судебной, религиоведческой, молекулярно-генетических, судебно-портретных, экспертно-электротехнических, судебно-бухгалтерских, транспортно-трассологической, ихтилогической экспертиз и в ряде других фактов недостатка тех или иных экспертов практически во всех областях.

«Надо отметить, что и правоохранительные органы нередко нагружают несоответственной работой экспертов. Не предоставляют вместе со звукозаписями результаты оперативно-розыскной деятельности, тексты записанных разговоров, переводы документов. Нередко следователи ставят перед экспертами необоснованные требования по проведению многочисленных экспертиз, тем самым пытаясь переложить ответственность за затяжку расследования уголовных дел на экспертов и приводя к расходованию расходных материалов», – сказал г-н Божко.

При этом, отметил он, есть факты, когда экспертиза вообще не проводилась в связи с израсходованным лимитом денежных средств в министерстве юстиции.

В свою очередь министр юстиции Марат Бекетаев сообщил, что министерство планирует привлечь иностранных консультантов к разработке методики тарифов на проведение судебной экспертизы.

«Мы планируем в этом году с помощью проекта Всемирного банка, с помощью иностранных консультантов разработать методики и тарифицировать каждый вид судебной экспертизы, чтобы было понятно, во сколько нам это обходится. По итогам каждого акта будем делать анализ, направлять в ДВД, в прокуратуру, правоохранительным органам. Конечно, на первом этапе этот анализ будет иметь рекомендательный характер. Но, обобщив практику, мы, наверное, придем в парламент с просьбой регламентировать и этот процесс тоже», – сказал министр.

Г-н Бекетаев также уточнил, что существует соответствующая международная практика по расчету проведения той или иной экспертизы.

«Например, специалисты Великобритании сообщили: «Ваши тарифы, наверное, немножко занижены». Потому что на самом деле эксперт должен тратить немного больше времени на проведение, например, геномной экспертизы. У нас в стране тратится меньше времени на проведение геномных экспертиз. Я это связываю прежде всего с загруженностью наших экспертов», – сказал Марат Бекетаев.

Министр также не согласился с мнением, что государственные органы «экономят» на проведении судебно-медицинской экспертизы: ежегодные расходы государства на это составляют шесть миллиардов тенге.

«Если государство тратит порядка шести миллиардов тенге в год на финансирование судебной экспертизы, можно предполагать в идеальной модели, что сторона защиты будет тратить также сопоставимую сумму на судебную экспертизу», – сказал он.

Ключевым противоречием, по его мнению, является то, что экспертизу заказывают одни органы, а оплату производит другой госорган. В связи с этим суды и правоохранительные органы назначают «излишние» экспертизы.

«А завершенные исследования по различным причинам остаются невостребованными. Заказчики в лице следователей, судов не всегда задумываются о стоимости экспертизы», – сказал г-н Бекетаев.

«Когда результат не привязан и не согласован с расходами, это является губительным для любой экономической модели. Поэтому мы планируем поэтапно внедрить механизмы, когда суды и исследователи будут учитывать стоимость проводимых экспертиз. Это приведет к более рачительному использованию бюджетных средств и сократит количество излишних экспертиз», – отметил министр.

В 2017 году министерство юстиции подписало совместный приказ с министерством внутренних дел, по которому проводятся взаимные сверки. Казахстанская модель судебной экспертизы построена так, что основным потребителем ее услуг является государство. При этом в прогрессивной модели экспертной деятельности значительную роль играют адвокаты.

«Речь идет о том, что настоящая модель судебной экспертизы предполагает экспертизу стороны обвинения, а экспертиза стороны защиты у нас пока еще недостаточно развита. В прошлом наши адвокаты могли получить заключение специалиста, а следователи получали заключение экспертизы. Реформирование правоохранительной системы предоставило адвокатам право заказывать судебные экспертизы, но при этом материалы дела можно было получить только с согласия следователя. Это нарушало принцип состязательности сторон. Сегодня решение о передаче материалов дела принимается судьей. Поэтому можно ожидать, что постепенно заказы экспертизы за счет стороны защиты по своему количеству будут увеличиваться. Новые возможности окажут положительное влияние на состязательность сторон в судопроизводстве», – сказал Марат Бекетаев.

Жанболат Мамышев