/img/tv1.svg
RU KZ
На рынке легкой промышленности отмечается небольшой прирост

На рынке легкой промышленности отмечается небольшой прирост

На повестке дня одного из совещаний в Министерстве по инвестициям и развитию РК оказался вопрос развития легкой промышленности. 

15:03 13 Сентябрь 2016 2256

На рынке легкой промышленности отмечается небольшой прирост

Автор:

В прошлом году казахстанский легпром показал рост на 3,4%, а удельный вес легкой промышленности в экономике вырос с 0,3% до 0,5% - неплохой результат, если принять во внимание практически нулевой старт. И все же отрасль, которая при грамотном подходе может обеспечить создание сотен тысяч рабочих мест и значительную долю экспорта, пока не выдерживает конкуренции даже на региональном уровне.

Одно из прозвучавших в ходе совещания предложений касалось перспективы создания шерстяного кластера в Алматинской области. Идея опробовать кластерный подход для казахстанской легкой промышленности не нова - более десяти лет назад глава государства подписал указ о создании на юге страны специальной экономической зоны «Онтустик», которой отводилась роль текстильного кластера. Проект изначально воспринимали в исключительно оптимистичных красках, но время шло, а обещанные проекты по запуску 15 текстильных заводов и фабрик так и оставались лишь в планах главным образом из-за затянувшегося строительства инфраструктуры. Первые предприятия на территории СЭЗ появились в 2010 году, а сегодня, спустя десяток лет на территории зоны «Онтустик» работают восемь компаний, которые производят и продают конкурентоспособную текстильную продукцию.

Нужно отметить, что на строительство транспортных и инженерных коммуникаций, таможенного поста и пожарного депо для СЭЗ «Онтустик» ушло более 8 млрд тенге.

Для шерстяной отрасли главным было создание производственной цепочки от приема и обработки сырья до выпуска ткани и производства готовой продукции. Дело в том, что сегодня предприятия казахстанского легпрома специализируются главным образом на производстве готовой одежды. «Создать швейную компанию дешевле, чем текстильное производство, это под силу даже малому и среднему бизнесу, который сегодня у нас составляет основу развития отрасли. При наличии хлопка, шерсти, шкур Казахстан вынужден экспортировать сырье в страны, где существует его переработка, а затем импортировать кожу, шерстяные, хлопчатобумажные и трикотажные ткани, ткани для производства спецодежды, фурнитуру, что в итоге повышает цену готового продукта, делает невозможной конкуренцию с соседними странами», - отмечает руководитель Ассоциации предприятий легкой промышленности (АПЛП) Казахстана Любовь Худова. 

По словам эксперта, несмотря на то, что производство шерсти в хозяйствах республики растет, внутри страны поступает на переработку не более 14-15%, все остальное за копейки бесследно уходит в соседние страны, главным образом в Китай. В свое время с распадом СССР были нарушены механизмы закупок и сбыта шерсти, и организовать этот процесс на системном уровне не удалось по сей день. К тому же в результате прекращения научно-исследовательских работ по селекции во многих даже крупных хозяйствах ухудшился породный состав овец и, соответственно, качество шерсти, был утерян опыт работы с тонкорунными овцами, шерсть которых особенно ценится на мировом рынке.

Впрочем, государство предпринимало меры для исправления ситуации: в начале 2000-х был начат закуп австралийских мериносов для восстановления поголовья тонкорунных овец, да и свои племенные стада, хоть и значительно поредевшие, все же остались. Вместе с тем, отмечает Любовь Худова, в стране, где когда-то работали такие гиганты индустрии, как Костанайский камвольно-суконный комбинат, практически не осталось предприятий по переработке шерсти. И даже при наличии достаточных сырьевых ресурсов Казахстан вынужден импортировать шерстяные, камвольные и суконные ткани.

Сегодня нишу производства шерстяных изделий осваивают индивидуальные предприниматели. Среди предприятий промышленного масштаба можно отметить фабрику «ПОШ-Тараз», специализирующуюся на производстве полушерстяной пряжи и поставляющую продукцию в Италию, Испанию, Россию и Кыргызстан. Ну а базой для развития будущего кластера должно стать ТОО «Куат LTD», основанное в 1991 году и базирующееся в Райымбекском районе Алматинской области. Ключевым экспортным товаром предприятия является промытая шерсть, экспортом которой «Куат LTD» занимается с 1994 года. Сегодня предприятие поставляет продукцию в Китай, Россию, Венгрию, Великобританию, Германию и Мексику. В 2002 году здесь было установлено оборудование для производства юртового волокна и валенок.

Как отмечают в АПЛП, аналогичная ситуация наблюдается и в кожевенной отрасли, немногие действующие предприятия которой работают от силы на треть мощности. На совещании в МИР вновь всплыл ставший притчей во языцех для профессионалов вопрос о необходимости введения запрета на вывоз шкур в необработанном виде. «На протяжении пяти лет мы обращались в правительство с просьбой ввести такой запрет, но обращения оказались безрезультатными. В Беларуси такое постановление действует с 2005 года, в России - с 2013 года, и там, к слову, сразу активизировалось развитие кожевенной и обувной отрасли. Если мы находимся в едином таможенном пространстве, и две страны, входящие в союз, уже приняли такое решение, то почему и Казахстану не гармонизировать законодательство, чтобы работать в равных условиях? Наши заводы упускают выгоду, которую можно было бы получить, даже освоив первый передел, наладив выпуск полуфабрикатов», - считает Любовь Худова.

Участники совещания отметили, что ввоз и реализация огромных объемов контрафактной продукции на протяжении более чем десятка лет остается одной из самых болезненных проблем для казахстанского легпрома. По данным Всемирного банка, теневой оборот в отрасли достигает практически 2 млрд долларов, что сопоставимо с объемом официального импорта. В итоге государство теряет деньги, а отечественные компании не имеют возможности на равных бороться с производителями не только из Китая и Турции, но и с узбекскими, российскими и кыргызстанскими коллегами. Истории успеха, которые сегодня на слуху - компания «Текстилайн» с брендом Mimioriki, «КазСпо-N» с брендом Zibroo, Glasman, «Семирамида», «Меланж», «Ю-Текс», South Textile состоялись не столько благодаря поддержке, сколько вопреки объективным и субъективным препятствиям. 

По мнению экспертов, в обеспечении равной конкуренции свое слово должно сказать государство - как в защите внутреннего рынка, так и в мерах налогового стимулирования. Трудно представить, чтобы казахстанские производители не сырья, но готовой продукции могли беспрепятственно зайти на китайский, турецкий или узбекский рынок. Обеспечив режим наибольшего благоприятствования для своих компаний, соседние страны создали своим производителям и благоприятные налоговые условия. В Узбекистане, например, предприятия не выплачивают налог на прибыль, если эта прибыль реинвестируется в производство, таким образом модернизируются технологии и оборудование, создаются новые рабочие места; в Кыргызстане предприятия легкой промышленности освобождены от всех видов налогов и выплачивают минимальную плату за десять единиц оборудования. Такая политика принесла свои результаты: доля легкой промышленности в ВВП страны выросла до 15-20%, а продукцию кыргызстанских компаний хорошо знают российские и казахстанские покупатели - основные потребители произведенных в Кыргызстане швейных изделий. Обеспечили себе льготы и российские компании, выпускающие школьную форму для учеников младших классов. «В этой нише могли бы успешно работать наши предприятия, и мы предлагали отменить НДС для этой группы, чтобы увеличить производство детских изделий и отвоевать долю рынка, тем более что школьная форма - один из немногих сегментов, где покупатели отдают предпочтение отечественной продукции. Но и это предложение не нашло отклика», - рассказывает Любовь Худова.

Словом, если государство заинтересовано в том, чтобы продукция отечественного легпрома нашла дорогу к сердцу казахстанского потребителя, придется приложить немало усилий, в том числе и в ее продвижении как на отечественный рынок, так и на рынки других государств. 

Юлия Кузнецова