/img/tv1.svg
RU KZ
Нацбанку надо рекапитализировать банки и привязать тенге к валютной корзине

Нацбанку надо рекапитализировать банки и привязать тенге к валютной корзине

Повышение базовой ставки Национального банка с 12% до 16% не снизит давления на тенге

15:10 19 Октябрь 2015 238

Автор:

Повышение базовой ставки Национального банка с 12% до 16% не снизит давления на тенге.  

С одной стороны, защищая тенге, Нацбанк поступает достаточно логично: повышает базовую процентную ставку. А логика здесь такая. В краткосрочном периоде курс тенге – это соотношение определенного количества тенге в обращении (то есть вне Нацбанка) к количеству долларов на рынке. Повышая процентные ставки, Нацбанк собирает их у себя. Тенге становится меньше, значит, остается на том же уровне либо снижается медленнее, или даже укрепляется по сравнению с долларом, в зависимости от того, насколько сокращается количество нацвалюты в обращении.

Но у данной политики есть обратная сторона. Экономика начинает задыхаться без денег. Компании не могут оплатить закупаемые товары и услуги, сотрудники без заработной платы также не могут покупать товары. Все не платят всем, компании предпочитают придержать товар и инвестиционные проекты. В общем, экономическая активность постепенно затухает. Для нашей страны это особенно важно, так как финансовый сектор, в частности банковское кредитование, – один из двух ключевых локомотивов нашей экономики. В условиях, когда сырьевой сектор переживает адаптацию к периоду низких цен на сырье, а мы находимся в Евразийском экономическом союзе и вступаем в ВТО, остановка сейчас и этого «мотора» – банковского кредитования – может иметь весьма негативные долгосрочные последствия.

Рассматривая ставки по кредитам на нашем рынке, можно отметить, что они сильно выросли. Например, средневзвешенные процентные ставки по краткосрочным кредитам юридическим лицам в тенге, с осени 2014 года к весне текущего года, увеличились практически вдвое – с 10,5% до 20,1% (см. рис. 1). Тогда эти действия финрегулятора вызвали опасения участников рынка, достаточно обоснованно говоривших о кризисе ликвидности в экономике. За весну-лето ситуация несколько сгладилась, но по итогам августа ставки находились на уровне 14,4% против 10,1% годом ранее.

Начала снижаться выдача кредитов банками (см. рис. 2). В целом по итогам 8 месяцев текущего года падение составило 6%, против 15% роста за соответствующий период предыдущего года.

Как одно из следствий кредитного сжатия наблюдается снижение темпов роста экономики страны. Так, краткосрочный экономический индикатор (КЭИ), рассчитываемый Комитетом по статистике Министерства национальной экономики РК, демонстрирует достаточно устойчивое падение в этом году (см. рис. 3). А август-сентябрь демонстрируют уже сокращение размеров экономики – мы входим в экономический кризис.

В этих условиях, надо полагать, что давление на тенге будет продолжать оставаться высоким. Дело в том, что в средне- и долгосрочном периодах игроки смотрят не только на резервы Нацбанка, но и в большей степени на такие макроэкономические показатели, как текущий счет платежного баланса и конкурентоспособность экономики страны в целом.

Как было отмечено выше, экономика у нас сжимается, и текущий счет платежного баланса резко ухудшился во втором квартале текущего года. Если в первом квартале он был «лишь» -38,7 млн долларов, то по итогам второго квартала – уже -2 191,6 млн долларов. Для сравнения: во втором квартале 2014 года он был положительным: +477,8 млн долларов.

С учетом того, что объем золотовалютных резервов Нацбанка составляет порядка 28 млрд долларов, а все наличные деньги в обращении (М0) по курсу до девальвации (185 тенге за доллар) составляли 6,4 млрд долларов, то есть Нацбанк мог скупить все тенге на рынке и у него еще оставалось бы порядка 18 млрд долларов, то проблема – в доверии к адекватности курса тенге к доллару. В этих условиях, а также с учетом уровня развития нашего финансового рынка, повышение процентной ставки Нацбанка будет иметь очень ограниченный эффект.

Что можно порекомендовать Нацбанку в текущих условиях? Надо полагать, что финрегулятор опасается влияния дальнейшей девальвации тенге на банковскую систему. Согласно статистике экспертов МВФ, порядка 75% валютных кризисов в мире сопровождается банковскими кризисами. На сегодня у банков значительная часть обязательств – в долларах США, а активы – преимущественно в тенге.

Хотя, как показывает в том числе и наш опыт, если бы банки выдавали и дальше кредиты в долларах заемщикам с доходами в тенге, это ничего не изменило бы. После девальвации значительная часть заемщиков в долларах перестает платить, для банка валютный риск трансформируется в кредитный. Но потери – в любом случае. Быстро эту проблему не решить. Не делать ничего – тоже не выход. Если, не дай бог, банки начнут разоряться, государство останется один на один с вкладчиками, у которых депозиты на несколько десятков миллиардов долларов (ресурсы Фонда гарантирования депозитов пока еще достаточно ограничены), не говоря уже про счета юридических лиц.

Поэтому целесообразнее поддержать банки. Сейчас Нацбанк поддерживает их через валютные свопы, но по ним есть один существенный минус – нулевой мультипликатор вовлечения средств акционеров банков. Поэтому я считаю необходимым:

Во-первых, запустить программу поддержки капитала (рекапитализации) банков, с активным привлечением их акционеров. Можно по принципу 1:1, то есть один тенге в капитал дает государство, один тенге – акционеры. Или же они могут «купить» для своего банка безусловную и безотзывную гарантию лет на пять со стороны какого-либо иностранного финансового института с рейтингом на уровне А от международных рейтинговых агентств. Как известно, Нацбанк уже направил на поддержание курса тенге порядка 1,7 млрд долларов – лучше эти деньги направить на поддержку капитала банков.

Во-вторых, изменить валютную политику, привязав тенге к корзине валют, исходя из их доли в нашей несырьевой торговле. Суть в том, чтобы довести долю российского рубля в этой корзине до примерно 70%, а остальное – китайский юань, доллар и евро. Надо полагать, участники рынка будут больше доверять данной курсовой политике, что не только уберет с рынка спекулятивное давление на тенге, но и снизит волатильность, характерную для российского рубля.

В-третьих, запустить программу развития секьюритизации банковских кредитов для поддержки кредитования в стране и расширения возможностей банков по перестройке своих активов и пассивов.