/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 448,70 Brent 36,55
Несмешная конопля

Несмешная конопля

 Все, что вы хотели знать о каннабисе, но стеснялись спросить.

17:46 26 Июнь 2016 10086

Несмешная конопля

Автор:

Алексей Банцикин

В Казахстане впервые за 30 лет посеяно свыше 40 гектаров конопли инновационного сорта. Инициатором эксперимента, который поддержали Национальная палата предпринимателей «Атамекен» и министерство по инвестициям и развитию, стал директор Сайрамского целлюлозно-бумажного комбината Максим Скрынник.

- Максим, с чего началось ваше увлечение коноплей?

- С поиска сырья для производства бумаги на территории Казахстана. Как вы понимаете, наша страна не располагает таким количеством леса, как соседняя Россия, поэтому наш интерес сфокусировался на других источниках целлюлозы. Мы перебрали все возможные варианты. Экспериментировали с макулатурой, льном, камышом. Но, ни один из упомянутых источников сырья не показал своей перспективности. И уже тогда мы обратились к старой доброй конопле. Эта лубовая агрокультура, которая издревле выращивается человечеством, заинтересовала нас двумя техническими аспектами. Ее стебель делится на две составляющих: волокно - внешнюю часть растения, и костру – внутреннюю. Оба компонента под воздействием технологий переработки дают два разных вида целлюлозы. Волокнистая часть конопли дает очень ценный продукт, составляющий, в том числе, основу для производства банкнот - именно на такой бумаге Казначейство США печатает доллары. Содержимое костры идет на картон, макулатурную целлюлозу и прочее. Смешение этих двух компонентов позволяет производить широкий спектр различной бумаги.

И вот тут мы крепко задумались. Источник сырья мы получили, а что дальше? Нужны промышленные объемы, обеспечивающие сырьевую безопасность предприятия - для того, чтобы наш комбинат в будущем не попал в ситуацию вынужденного простоя в связи неурожаем. Мы провели анализ по климату и географии произрастания. Определили, что конопля в принципе сама по себе культура неприхотливая и в условиях Казахстана очень неплохо растет. А сейчас у нас уже есть фактическое подтверждение этому – мы посеялись в четырех регионах.

- Но, насколько нам известно, в числе противников вашего эксперимента были силовые структуры, в частности, министерство внутренних дел. Именно об этом шла речь на круглом столе, организованном Национальной палатой «Атамекен»?

- Основным препятствием стало то, что национальное законодательство не делает различий между коноплей, как агрокультурой, и коноплей, содержащей наркотический элемент – тетрагидроканнабинол. Собственно, большинство из известных сортов содержит этот препарат в большей или меньшей степени. Но в культурных сортах его содержание не превышает 0,1-0,3 процентов. Что это значит? Для того, чтобы наркоман получил ожидаемый эффект, ему придется скосить, примерно, два гектара конопли и забить так называемый «косяк» весом в десять тонн. Разумеется, никто не станет это делать. Кстати, на упомянутом вами круглом столе об этом говорил украинский эксперт-коноплевод Александр Игнатенко. Он рассказывал про конопляные поля в Украине, мимо которых наркоманы проезжают, не обращая на них внимания. Но МВД – это очень строгое учреждение, которое руководствуется приказом министра. А приказ опирался на Конвенцию ООН 1961 года о борьбе с наркотрафиком. На наше счастье, этот документ имеет примечание о том, что каждая страна вправе устанавливать свои нормы содержания тетрагидроканнабинола в окультуренной конопле. Канада определила его на уровне 0,3 процента, россияне – на уровне 0,1, Украина – 0,08, Европа – 0,2. У нас этот процент содержания вообще не прописан.

- И какой же выход вы нашли?

- Было совещание в министерстве по инвестициям и развитию под председательством вице-министра Альберта Рау. Там мы пришли к соглашению, что при посевах будем использовать сорта вообще не содержащие наркотического вещества, или содержащие его в ничтожно малой доле. В любом случае это можно проверить только опытным путем. С нашей позицией согласились, и, совместно с «Атамекеном» и МИРом, мы разработали Дорожную карту своего проекта. Проект поддержали Минсельхоз, Минэкономики, Мининвестразвития… МВД согласилось, но с требованием провести анализ содержания наркотика в конопле. Нам выделили пять участков общей площадью в 40 гектаров – в Алматинской, Южно-Казахстанской, Карагандинской и Акмолинской областях. Фактически мы охватили все климатические зоны. Сегодня конопля хорошо взошла на юге страны. Особенно в ЮКО - здесь идет уже 70-ый день вегетации и уже набухают семена. В Караганде и Акмолинщине, из-за разницы в условиях, пока чуть похуже, но об этом судить еще рановато  – процесс еще не завершился. Но одно могу сказать определенно - анализы судмедэкспертизы показали нулевое содержание наркотического элемента!

- Как вам это удалось?!

- Мы высевали инновационный сорт конопли, выведенный украинскими селекционерами.

- Внешне эта конопля выглядит также как и содержащая наркотик?

- Почти.

- А вы не боитесь, что какие-то заезжие гости начнут ее скашивать, и вам придется затрачивать деньги на охрану?

- Нет, не боюсь. Они уже это делают – мне звонили из Шымкента. Но, видите ли, профессиональные пользователи этого продукта без труда отличат коноплю от анаши и марихуаны по структуре листа, внешнему виду растения… Да и так, методом тыка. Насколько мне известно, это обычная история во всех странах, где возобновляют выращивание конопли. Приезжают какие-то невнятные ребята, что-то пособирают, попытаются покурить, поплюются, и скажут своим друзьям, что «эта ерунда не вставляет». На этом все их творчество заканчивается. Да и вправду сказать, что ты подсолнух забьешь в эту папиросу, что нашу коноплю – эффект одинаково нулевой.

-  Что даст этот эксперимент в решении проблемы Чуйской долины?

- Ничего. Мы и не ставили перед собой задачу решать эту проблему. Меня, как производителя, совершенно не интересует та конопля, что произрастает в Чуйской долине. Одно дело, когда конопля растет в поле стебелек к стебельку, и ты специальный покупаешь комбайн, который определенным образом выкашивает ее под прогнозную высоту в три метра. Ты можешь, все просчитать и спланировать, собрать стебли, листья, семена, подготовить для переработки. Понять, сколько и чего ты соберешь с гектара вообще. А в Чуйской долине низкорослая трава, в которой мало стебля. Растет она очагами – здесь две сотых гектара, там две сотых гектара – гуляй-собирай по всей степи. Если мы будем говорить о волокне, костре, целлюлозе, то проще высадить ненаркотическую и культурно ее собрать на одном поле, чем объезжать эти десятки тысяч гектар. Перспективы имеет только содержащийся в чуйской конопле наркотик, но только с точки зрения фармакологии. Да и здесь немало вопросов…

- Но ведь в некоторых штатах США марихуану легализовали…

- Это их проблемы. Меня волнуют перспективы производства сырья для бумаги и текстиля – волокна конопли используются в производстве тканей. В Белоруссии их смешивают с волокнами льна. В Китае коноплю широко используют в текстильной промышленности для производства износостойких тканей. В Канаде и Украине больше ориентированы на производство семян - для пищевой промышленности, в частности, масла, и кормов. Мы и это направление не игнорируем. Существует предварительная договоренность о возможных поставках на заводы «Фольскваген-Ауди». Конопля дает сырье, которое можно будет выгодно продать за валюту.

В целом, если говорить о конопле, как культуре, то она идеальна для посевов в Казахстане. Я немало ездил по стране и видел много неиспользованной земли сельхозназначения. Кроме того, многим хозяйствам не хватает новой выгодной культуры в севообороте. Думаю, что конопля и лен - отличные культуры, создающие условия для диверсификации нашего растениеводства. Если коноплеводство в Казахстане разовьется в отдельную отрасль, мы сумеем занять под эту культуру около ста тысяч гектаров – земли хватит. Конопля – неприхотлива и не требует много химии. Наша страна имеет все шансы выйти, как минимум, в региональные лидеры. А если мы - я имею в виду бизнес Казахстана - обеспечим регулярные экспортные поставки, например, в Китай, то рано или поздно придем к идее переработки внутри страны. А это собственный текстиль, бумага и все прочее.

- Мы в Казахстане одни такие умные? Если конопля так хороша, то почему ее в Европе не выращивают?

- Негде ее в Европе выращивать! Нет свободной земли. Да и потом, заставь, допустим, немецкого крестьянина, сто лет подряд выращивавшего ячмень и хмель для пивоваров, перепрыгнуть на другую культуру. Крестьяне народ крайне консервативный, а уж немецкие – тем более! Лучше дела обстоят в Канаде – там со свободной землей попроще. Но канадцы коноплю выращивают исключительно на семена, как масличную культуру. В Китае коноплю тоже выращивают. Но китайцам нужно кормить народ – их больше миллиарда. Поэтому дефицит площадей под коноплю у них объективная реальность. В России все хорошо: есть земля, есть кадры, есть техника… Все есть. Но, нет какого-то внутреннего импульса, и масштабного движения пока не наблюдается. Это тоже дает казахстанским аграриям шанс преуспеть.

- Странно, ведь в России исторически развивалось коноплеводство. Что же заставило российских аграриев фактически  отказаться от этой отрасли?

- Так, не только российских! По одной из версий, опубликованных в СМИ, в средине прошлого века крупный химический концерн Дюпонов увидел в коноплеводстве угрозу собственному рынку сбыта. Дело в том, что технологии производства целлюлозы традиционно сформировались под древесину как основное сырье. Процесс расщепления древесины, как правило, требует большого количества химических реагентов. Именно эта линейка химической продукции массово выпускалась концерном. Существует легенда, что лоббисты концерна продавили в Конгрессе США закон о запрете на выращивание конопли, как растения, содержащего наркотик. В качестве наглядного примера привели лабораторные исследования отдельного вида конопли – конопли «индики». В итоге крест был поставлен на конопле вообще, и слово «каннабис», стало синонимом слова «наркотик». А дальше по инерции, конопля была запрещена на уровне ООН, и Советский Союз, как член этой международной организации, был вынужден подчиниться. Но уже в начале этого века, по мере появления новых технологий селекции и переработки, страны мира стали возвращаться к этой несправедливо обойденной вниманием культуре. Тем более, что есть растущий спрос на ее продукты.

Поэтому, сегодня конопля – это наш уникальный шанс! И мы должны его реализовать. Другой такой возможности не будет.

Алексей Банцикин

https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/kNqjZOeD.jpg https://inbusiness.kz/ru/images/original/1/images/sxuz0CVn.jpg

Новости

Все новости