Подводные камни рынка: в СПК "Байконур" люди идут за "легкими" деньгами

1148

Корпорация пытается вернуть 50 млн тенге, вложенных когда-то в проект, который так и не был реализован.  

Подводные камни рынка: в СПК "Байконур" люди идут за "легкими" деньгами

Большинство претендентов на помощь СПК "Байконур" в первую очередь интересует получение денежных средств, чем получение земельного участка и другой недвижимости, сообщает inbusiness.kz.

Вернуть бы свое

Однако сейчас корпорация пытается вернуть 50 млн тенге, вложенных в проект торгово-логистического комплекса (ТЛК) "Алтын камба", рассказывает руководитель управления инвестиционного развития и реализации проектов АО "СПК "Байконур" Лаззат Искакова.

В 2016 году ТОО "Сервисно-заготовительный центр "Карашалан" предложило СПК построить ТЛК, аналог оптово-распределительного центра (ОРЦ). Комплекс должен был состоять из базы, складов, путей, чтобы сюда стекались, хранились и распределялись через мелких оптовиков продукты питания.

"Мы создавали его втроем – ТОО "Алтын камба" ("дочка" СПК) даст землю, СПК и "Карашалан" вложат деньги. "Алтын камба" передало землю, мы для начала перечислили 50 млн тенге. И на этом все. "Карашалан" не стал делать что-либо дальше", – рассказывает г-жа Искакова.

Общая сумма проекта составила 500 млн тенге. Из них доля СПК – 200 млн тенге и земля, доля "Карашалан", 300 млн тенге. Для реализации проекта было создано ТОО "ТЛК "Алтын камба".

Стоит отметить, что в сервисно-заготовительном центре (СЗЦ) не ответили на вопрос СПК, почему не был реализован проект.

По условиям контракта заем предоставляется сроком на пять лет. Видя, что ничего не делается, корпорация решила вернуть деньги и земельный участок. В 2018 году СПК вернула землю. С деньгами ситуация оказалась сложнее.

"Деньги были вложены в ТЛК. Мы вели с ними переговоры, пытались решить вопрос в досудебном порядке, но ничего. Поэтому оформили нотариальную надпись и передали судебному исполнителю. Теперь он занимается взысканием 50 млн тенге", – сетует глава управления инвестиционного развития и реализации проектов АО "СПК "Байконур".

Сейчас СПК хочет вернуть свои миллионы без учета инфляции. Ровно столько, сколько вложила.

Сухие строительные смеси из аральского песка

Как отмечает Искакова, хорошие дивиденды получает СПК с проекта горно-обогатительного комбината по обогащению кварцевого песка в Аральском районе. В этом году ожидается ввод в строй очереди по производству сухих строительных смесей.

В 2020 году СПК и ТОО Dana Quartz из Шымкента создали ТОО Aral Quartz. Корпорация выделила на строительство ГОК 262,4 млн тенге, Dana Quartz  729,8 млн тенге.

ГОК построили. Комбинат производит 15-20 тонн/час обогащенного кварцевого песка. Создано 50 рабочих мест.

В 2021 году здесь же решили построить завод по выпуску песчано-цементных и гипсовых сухих строительных смесей. На сумму 1,3 млрд тенге. СПК выделила 592,6 млн тенге, Dana Quartz  686,9 млн тенге. Мощность проекта – 172 тыс. тонн смесей в год. Запустить завод обещают до конца т. г. Будут созданы 200 рабочих мест.

"Товарищество уже продает обогащенный песок по долгосрочным контрактам. Большая часть пойдет на производство сухих строительных смесей. Цена смесей может быть ниже по сравнению с аналогичной продукцией", – рассказывает глава управления.

К слову, владелец Dana Quartz хочет поскорее выкупить долю СПК, не растягивая выплату займа на пять лет, и тем самым сэкономить на выплате дивидендов. Постепенно он уже начал выкуп. Также предприниматель купил месторождение песка, чтобы возить в Шымкент, на свой завод. Совместно с руководством области было принято решение построить завод в Аральском районе. Проект поддержали деньгами СПК.

Хорошего партнера могут избавить от процентов

Лаззат Искакова отмечает, что раньше партнеры СПК получали средства, которые должны были вернуть в течение 5 лет. То есть могли пять лет заниматься делом и в последний год выкупать долю.

"Теперь мы прописываем четкий график выкупа доли и дивидендов. График согласуется с бизнесменом. К примеру, раз в год или раз в месяц. Если у бизнесмена есть еще источник доходов, ему легче выкупать долю/выплачивать дивиденды", – говорит она.

Глава управления рассказала, что если, например, бизнесмен заработал 1 млн тенге, то из них 490 тыс. тенге –доля СПК, остальные 510 тыс. тенге он может оставить себе на бизнес или потратить эти деньги на выкуп доли.

"Преимущество работы с нами – мы не банк. Мы не берем имущество партнера в залог. Он может под это имущество получить кредит в банке. Еще у нас маленький процент, всего 2%", – отметила Искакова.

Также, если проект честно реализуется, вовремя выплачиваются дивиденды, в СПК могут обратиться к совету директоров, чтобы освободить бизнесмена от уплаты процентов.

Большинство бизнесменов не учитывают подводные камни проектов

На просьбу inbusiness.kz  охарактеризовать партнеров СПК, Ляззат Искакова заметила:

"По бизнес-планам можно увидеть их отношение к проектам. Одни сами рассчитывают и пишут БП, другим, например, помогли в НПП "Атамекен". Так, у одних заложены большие дивиденды. Объясняем, что от общей прибыли им придется выплачивать такой-то процент. Им объясняешь, что к чему, а многих интересует в первую очередь, получат они средства СПК или нет или не учитывают подводные камни проекта".

На самом деле немногие из обратившихся хозяйственников, которые видят суть проектов, разбираются в деле, знают о подводных камнях, о прибыли и расходах. Такими подводными камнями, о которых бизнесмен не знал, поскольку ему никто из разработчиков бизнес-плана не сообщил об этом, к примеру, может стать стоимость кормов. Ведь здесь необходимо учитывать, что он не всегда может получить те субсидии, на которые рассчитывает.

К слову, средний возраст получателей – 40 лет. Есть и моложе. Приходят в СПК люди и постарше – 50-60 лет или пенсионеры.

И что дальше?

По логике тем, кто стремится получить деньги от СПК, во время разработки своего бизнес-плана необходимо, прежде всего, изучить рынки – вначале местные, потом соседние, а затем и зарубежные. Очевидно, что это необходимо в первую очередь для того, чтобы знать конкурентов в лицо, и затем – чтобы знать, какой продукт необходим для региона, как его подать, просчитать возможности реализации и пр. моменты.

Однако, по словам эксперта, идущие за деньгами предприниматели очень плохо изучают рынок и даже не интересуются, что уже сделано за них. Например, в том же акимате уже изучены потребности рынка: что производится, что импортируется.

"У нас почти все завозное. Мы производим 5-10% некоторых товаров, – говорит Искакова. – К примеру, когда в регион приезжают иногородние бизнесмены, у них первый вопрос – численность населения области. Затем следует вопрос: кому, в каких объемах будет продаваться продукция. К тому же некоторые местные товары не повезешь в соседний регион, потому что там есть свои производители и поставщики. Это рынок".

По ее словам, предприниматели в Кызылординской области в основном выбирают проекты по сельскому хозяйству.

"Многие проекты связаны с сельским хозяйством. Например, у одного есть ферма и он хочет расширить производство. Другие работают, например, в другой отрасли, но хотят себя попробовать поработать на земле. Так, к нам пришел человек с проектом птицефабрики яичного направления. Он выкупил заброшенную фабрику. Если проект одобрят, СПК профинансирует приобретение оборудования, – рассказала Искакова. – По этому человеку сразу видно, что он неплохо разбирается в птицеводстве, знает о дефиците яиц, хочет заниматься этим делом. Он также консультировался у технологов алматинских птицефабрик, прошел обучение.

По ее словам, другой бизнесмен с аналогичным рвением хочет открыть птицефабрику мясного направления. Так, совместно с СПК было создано ТОО "Кармакшы кус". Предприниматель уже построил здание, на кредит закупил оборудование. И если бы не пандемия, то запустил бы бизнес год-два назад. Теперь в планах ввести фабрику в строй в этом году.

Махмуд Байходжаев, Кызылорда