Qyrq Qyz объединяет не только души, но и страны

Qyrq Qyz объединяет не только души, но и страны

17:13 12 Июнь 2021 4587

Qyrq Qyz объединяет не только души, но и страны

Автор:

Ольга Власенко

В Алматы, Ташкенте, Бишкеке и Душанбе начал свою работу Пятый региональный фестиваль GO Viral. Одним из его событий станет показ видео-перформанса Qyrq Qyz («Сорок девушек»).  

Как рассказала в интервью inbusiness.kz автор фильма-спектакля, художница из Узбекистана, Саодат Исмаилова, в его основу положен каракалпакский женский героический эпос «Кырык кыз», но главной задачей проекта стало объединение музыкальных и духовных традиций Центрально-азиатского региона, узбекских, таджикских, киргизских и казахских.

Саодат, что является ключевой идеей произведения Qyrq Qyz?

– Сложно дать один ответ, потому что было несколько идей и причин для создания перформанса. Я начала работать над этим эпосом в 2014 году и провела экспериментальную работу. На самом деле Qyrq Qyz является частью более широкого исследования, связанного с проектом «Сорок». Спектакль был реализован благодаря поддержке Фонда Ага-хана, от которого и пришло предложение. Нужно обратить внимание на музыкальные традиции нашего региона. Эпос «40 девушек» предполагал работу с женщинами музыкантами, чьи традиции сохраняются и передаются среди женского населения нашего региона. Задача заключалась в том, чтобы объединить центрально-азиатские традиции, которые кажутся разными. Во время работы над проектом обнаружилось, что казашки не знали про музыку киргизов и имели небольшое представление о каракалпачках, а узбеки не в курсе киргизских традиций… Поэтому важно было создать цельный музыкальный пейзаж местности.

Еще мне всегда казалось, что это не просто творчество, а, скорее, ритуал. Поэтому я говорила девочкам: «Давайте отнесемся к действию не как к сцене, где вы представляете каждая свои традиции, а как будто бы мы создаем общее цельное полотно». Для меня это было ритуальное действие, связанное с женским миром и коллективной памятью.

Как контент повлиял на выбор эстетической формы и технологий?

– Я два раза перечитывала эпос, он изумительно вдохновляющий. Проблема в том, что фольклорная музыка в обществе существовала и складывалась столетиями, и она диктует, чего она хочет от общества и человека, и задает определенные состояния. А какие-то другие элементы, скажем нарратив, уходили в тень. Если об этом забыть, то может возникнуть конфликт. С драматургией нужно работать очень осторожно.

В Каракалпакстане большое наследие археологических памятников, связанных с зороастрийским периодом. Есть две калы, две руины, которые называются «Кырык кыз большая» и «Кырык кыз малая». Они относятся к зороастрийскому периоду, поэтому за основу я взяла разделение на четыре первоэлемента: огонь, землю, воду и воздух. На этом я построила драматургию. На основе этой структуры мы работали с композитором Дмитрием Янов-Яновским, который совместно с нашими девочками-музыкантами создал музыкальный каркас спектакля. Он сделал не только аранжировку песен, но главную тему, лейтмотив спектакля, партию главной героини Гуляим. Поэтому в перформансе все взаимосвязано.

Раньше я работала с движущейся картинкой, а здесь живое представление, живая музыка, сцена. Пришлось очень осторожно обращаться с материалом. Главным было понять – музыка ведет или изображение? Для меня это оказалось самым сложным, пока не провели кастинг и не составили репертуар. Я поняла, ведет музыка. Она – главная.

Каково тут соотношение воображения и научного факта?

– Я не думаю, что это научный факт, но и полностью воображением не назовешь. Замечательные книжки об амазонках были выпущены в последние годы западными учеными. Исходя из недавних археологических раскопок на курганах, доказано, что были девушки, которые воевали в евразийской степи. Но сказать, что «Кырык кыз» – это точно научный факт невозможно, Да, они были воительницами, но, конечно, же их было не сорок. Сорок – это уже миф, сакральное число. Все потому, что рассказчик импровизирует, из обыденного восприятия создает образы. В этом красота устного народного творчества. К сожалению, мы очень мало к ниму обращаемся.

Опирались ли вы на научные исследования, этнографию и археологию?

– Здесь нужно обязательно оторваться от эпоса. Потому что, если обращаться только к эпосу, там чистый нарратив: девушка защищает свою землю, и в конце счастливый конец – она соединяется со своим возлюбленным. Но если обратить внимание, то в Центральной Азии много сакральных мест, которые называются «Кырык кыз». Вот те же руины в Каракалпакии. Но это не значит, что они назывались так всегда. Во-первых, у народа в подсознании закрепилось число сорок, как сакральное. Во-вторых, это память о матриархате в Центральной Азии. За счет этого действующие на воображение сакральные пещеры, водопады, древние сады, неопознанные руины, каменные глыбы – все, что не поддается стандартам структурированного логикой ландшафта, определяли этим сакральным названием – «Сорок девушек». И еще, все-таки, незамужняя девушка – это трепетное понятие. У нас, в Ферганской долине, много женских ритуалов, есть места, где обращаются к духам сорока девушек. Я поняла, что сорок — это защитная концепция, которая дает гарантию продолжения рода, продления жизни.

Памятники, которые вы увидите в фильме, относятся к так называемому древнему Хорезму. О них впервые начал писать Сергей Толстов. Одна из грандиозных экспедиций началась в 1938 году и длилась до развала Советского Союза. Эти источники меня и вдохновили. Еще на юге Узбекистана есть «Кырык Кыз кала» – это памятник мусульманского саманидского периода, больше похож на медресе. Я снимала там. А также на Чилпыке, где зороастрийская дахма – Башня Молчания, куда относили тела умерших людей на поедание птицам. Бытует легенда, что последняя битва сорока девушек произошла на северном берегу Амударьи, где и находится Чилпык. Если обратиться к истории, то мы знаем про битву Томирис с иранцами, персами, которая тоже происходила на побережье Амударьи. Поверья, эпос и история – пересекаются. И это вдохновляет.

В чем заключается задача объединения и диалога в регионе?

– Хорошо, когда есть возможность работать без границ. Если говорить о советском времени, то тогда происходило взаимодействие, например, в кино, когда актриса из Узбекистана снималась в казахской картине, а оператора из Кыргызстана приглашали в таджикский фильм. Границ не было, и мы вместе создавали проекты. После распада мы стали друг от друга отстраняться. Я помню, было время, когда я, гражданка Узбекистана, не могла поехать в Таджикистан, или в Кыргызстан. Было сложно. Было намного легче добраться до Парижа, нежели в Душанбе. Хорошо, что сейчас не так. Важно создавать общие проекты, знать друг о друге, взаимодействовать. Например, скандинавские страны на Венецианском фестивале представляют общий скандинавский павильон. У них нет разделения, а есть общее региональное самопонимание, самоопределение. Это важно не только на уровне творческой практики, но для экономических и политических отношений. Это гарантия развития.

Ольга Власенко


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

31559

neft-dorozhaet-tenge-stabilen

semipalatinskij-poligon-vnov-napomnil-o-sebe

serik-shapkenov-razvitie-socialnoj-politiki-bolshaya-zadacha-dlya-menya

stoimost-tarifa-na-kod-cifrovoj-marki-dlya-odnoj-pary-obuvi-sostavit-2-68-tenge

zamestitel-nachalnika-upravleniya-zdravoohraneniya-shymkenta-zaklyuchil-sdelku-s-prokuraturoj

загрузка

×