/img/tv1.svg
RU KZ
Репрессии или диалог?

Репрессии или диалог?

В парламенте продолжают дискутировать о наиболее эффективных способах противодействия терроризму и экстремизму.

16:19 22 Сентябрь 2016 899

Репрессии или диалог?

Автор:

Ирина Севостьянова

Помимо дебатов в рамках рабочей группы в мажилисе над пакетом поправок в законодательство, депутаты решили расширить диалоговое поле и созвали специальный круглый стол под названием "Законодательные и институциональные меры предупреждения и пресечения экстремизма и терроризма на современном этапе", куда пригласили всех участников рабочей группы, экспертов, представителей госорганов. 

Общий тон начинающейся дискуссии задал спикер мажилиса Нурлан Нигматулин, заявивший, что "современным террористическим проявлениям нельзя противостоять только силовыми методами, необходимо устранять причины, способствующие радикализации". 

"Понятно, что отпор современным экстремистским и террористическим проявлениям только правовым воздействием не исчерпывается. И хочу вас заверить, у нас, депутатов, есть четкое понимание, что решающее значение здесь конечно будут иметь в том числе социально-экономические, гуманитарные, а не только административно-правовые методы противодействия экстремизму и терроризму. Мы понимаем, что сегодня важно не только выявлять и пресекать преступления подобного характера, но и предупреждать их, устраняя порождающие причины", - сказал он.

Ему вторил и вице-спикер сената Бектас Бекназаров, подчеркнувший, что наряду с совершенствованием законодательной базы важно и "усиление взаимодействия между государственными органами и неправительственными организациями, общественностью". 

Однако пути этого взаимодействия и совместной работы, похоже, искать придется достаточно долго всем сторонам. Представители силового блока, участвовавшие в круглом столе, против диалога, разумеется, не возражают, но и на силовых методах настаивают. И, судя по приведенным данным, основания на это у них есть. 

Так, заместитель председателя Комитета национальной безопасности Нургали Билисбеков привел такие цифры: с 2011 года на ранней  стадии приготовления предотвращены и сорваны 64 насильственных экстремистских акции, с начала этого года – уже девять таких фактов. Не допущены террористические атаки в местах массового скопления гражданского населения, а также нападение на объекты и сотрудников правоохранительных и специальных государственных органов. С начала вооруженных конфликтов в Афганистане, Сирии, Ираке из лагерей международный террористических организаций, а также опорной и транзитной инфраструктуры в третьих странах, депортированы и экстрадированы 45 граждан Казахстана, 33 – вернулись самостоятельно. Из них 33 привлечены к уголовной ответственности за участие в террористической деятельности. За пять лет за совершение преступления террористического и религиозно-экстремистского характера осуждены 445 человек, только с начала текущего года осуждено 25, в следственных изоляторах находятся порядка 50 человек. 

"Такого рода сложная оперативная обстановка обусловлена рядом факторов. Вооруженный конфликт в Сирийско-Иракской зоне активизировал террористические силы на всем Ближнем Востоке. В ряды боевиков-террористов вливаются новые рекруты из более чем 80 стран мира. В данном контексте прямую угрозу представляет участие в вооруженных конфликтах граждан Казахстана. За последние пять лет органами КНБ не допущен выезд в зоны террористической активности 559 рекрутов-казахстанцев. На сегодня серьезную опасность представляют факты возвращения боевиков на родину из мест вооруженных конфликтов. Многие из них продолжают придерживаться крайне радикальных взглядов, обладают специфическими навыками и боевым опытом. Поэтому угроза совершения ими террористических актов у нас у себя в стране расценивается как достаточно высокая", - сказал заместитель главы КНБ. 

Осложняет работу спецслужб и современная коммуникация - распространение радикальной идеологии ведется через интернет. Ежемесячно в интернете появляется до 70 тысяч материалов террористического содержания, из них порядка 400 направлено на казахстанскую аудиторию, ежегодно выявляется, блокируется и удаляется из интернета десятки тысяч видеоматериалов и аудиозаписей, сотни видео каналов, тысячи сайтов, анонимайзеров.

Помимо этого, есть и насущные вопросы - охрана объектов. Господин Билисбеков отметил, что на территории страны функционируют 20 аэропортов, 17 железнодорожных вокзалов и 21 автовокзал. "Далеко не все из них оборудованы необходимыми техническими средствами. С учетом этого из республиканского бюджета правительством выделены средства для закупа и оборудования наиболее критичных объектов транспорта. Понятно, что это в первую очередь Астана, столица. На следующий год большое мероприятие - EXPO будет проводиться, защищенность астанинского аэропорта для нас архиважный вопрос, также алматинский аэропорт и другие", - констатировал он. 

С представителем КНБ был солидарен и заместитель генерального прокурора Андрей Кравченко, отметивший, что недавно было проверено почти пять тысяч объектов массового скопления людей, из них 74% на сегодня находятся в неудовлетворительном состоянии. "Нет гарантии, что там службы и охранные агентства, которые там стоят, обеспечат профилактику угроз терроризма", - посетовал он. 

После теракта в Актобе была проведена проверка субъектов оборота гражданского и служебного оружия, и результат неутешительный - нарушения были выявлены в 50% таких магазинов, в одной трети охранных агентств, в более, чем 50% служб инкассации, к ответственности было привлечено более 150 лиц.  

"На наш взгляд, это все говорит о крайней необходимости ужесточения деятельности этих объектов и усиления ответственности их владельцев за несоблюдение требований антитеррористического законодательства", - подчеркнул зам генпрокурора. 

Вместе с тем, господин Кравченко отметил, что "силовой блок правоохранительных и специальных органов понимает, что такие меры (усиления) должны соответствовать международным обязательствам в области прав человека, и мы делаем все для того, чтобы каждое уголовное дело разрешалось в соответствии с тем законодательством, которое установлено в Республике Казахстан, и в отношении экстремистов и террористов в том числе". "Потому что если эти люди будут чувствовать какую-то несправедливость и несоответствие их наказания действующему уголовному кодексу, то эти люди никогда не вернутся в наше общество", - подчеркнул он. 

На несоответствие наказаний указала глава Фонда развития парламентаризма Зауреш Баталова, напомнив собравшимся, что неправительственные организации, занимавшиеся защитой прав граждан, давлению подвергаются регулярно. "Среди правозащитников, которые защищали право на достаточное жилище, есть те, которые были привлечены за разжигание социальной розни. Когда правозащитников, которые защищают социальные права граждан, причисляют к людям, которые разжигают социальную рознь. Я думаю, этот подход нужно изменить. Если говорить об усилении роли НПО, нужно говорить о таких НПО, которые говорят об экономических реформах в стране, говорят о положительных и негативных сторонах. Такие общественные организации, которые поднимали вопросы земельные, например общественная организация "Арлан" в лице Макса Бокаева, и другой активист Талгат Аян сегодня находятся в местах не столь отдаленных и привлекаются за разжигание социальной и иной розни. Это тоже ошибочно", - перечислила она. 

На необходимости ведения диалога с гражданским обществом сделал особый акцент министр по делам религий и гражданского общества Нурлан Ермекбаев. Глава созданного 10 дней назад министерства впервые появился на публичном мероприятии. Он поспешил заверить, что новое ведомство нацелено только на диалог: "Мы видим в неправительственных организациях нашего ключевого партнера в решении многих социальных задач, в том числе в обеспечении общественной безопасности. Наша цель - не создавать административные барьеры, а расширить возможности доступа НПО к государственному финансированию и помочь им направить свой позитивный и конструктивный потенциал на решение наших общих задач".

По его мнению, экстремизм и терроризм "это прежде всего незаконные антигуманные формы выражения протеста". "Как правило, и протесты и требования не обоснованы, и не имеюр ничего общего с реалиями. Ни одной стране в мире не удалось решить эту проблему на 100%. Вместе с тем, обеспечение верховенства закона, повышение правовой грамотности и политической культуры граждан, возможность решения спорных вопросов в правовом поле - все это вкупе с эффективной работой ответственных государственных органов и гражданского общества способно свести к минимуму риски и предпосылки для экстремизма и терроризма", - рассуждал господин Ермекбаев.

В дальнейшем, по его мнению, совершенствование законодательства для профилактики экстремизма и терроризма должно основываться на некой "концепции государственной политики в религиозной сфере". "Она призвана служить и неким ориентиром для духовенства, в обществе и среди духовных служителей, и есть понимание необходимости перестроить и поднять на новый уровень современных требований работу духовенства, включая и ДУМК. В числе институциональных мер представляется необходимой организация тесного межведомственного взаимодействия и координации в проведении государственной политики, касающейся религиозных вопросов. Это может быть реализовано путем создания межведомственной комиссии при правительстве", - заявил он. Позднее, комментируя журналистам это предложение, министр заявил, что не видит противоречий в разработке такой концепции с конституцией страны, закрепляющей разделение религии и государства. "Это совсем не значит вмешательства государства в дела религий. Вы же видите, де-факто сейчас государственная политика проводится во всех сферах. В этой концепции может говориться просто о том, что государство понимает религию, поддерживает религию. Содержание концепции - это уже второй вопрос", - заявил он. 

Дискуссия длилась несколько часов. Ее итог подвел спикер мажилиса Нурлан Нигматулин, сделав такой вывод:

"Сегодняшнее обсуждение показывает, что практически все гражданское общество, и политические партии, неправительственные организации, средства массовой информации - практически поддерживают данный законопроект. Есть, конечно, нормы, которые вызывают споры, вызывают какие-то нарекания, это нормально. Мы внимательным образом будем вместе с вами анализировать и обсуждать. Но важно не только ограничивать свое участие в работе над законопроектом громкими заявлениями (...) просьба - вносить конкретные предложения по нормам, которые сегодня есть в законопроекте, которые вы считаете необходимым изменить. Такая работа принесет всем нам только пользу".

Ирина Севостьянова