Баннер втб
RU KZ
Самый острый вопрос для финансового рынка - итальянские банки и Китай

Самый острый вопрос для финансового рынка - итальянские банки и Китай

14:48 16 Июль 2016 2099

Самый острый вопрос для финансового рынка - итальянские банки и Китай

Автор:

Татьяна Батищева

В идеальном плане юань должен потерять не менее 25% к валютной корзине, считает главный валютный стратег Saxo Bank Джон Харди.  

Мировые финансовые рынки быстро восстанавливаются после  Brexit, ожидая   длительный период  согласования  выхода Британии из ЕС.  

Тем более, что последние изменения в Британском правительстве, когда премьер- министром страны стала прагматичная Тереза Мэй, а наиболее радикальные кандидаты не получили поддержку партии, также вдохновили инвесторов.  Несмотря на позитивный настрой, мало кто себе сегодня представляет, как будет выглядеть долгосрочная перспектива Британии после Brexit  и сам выход.  Такую характеристику текущей финансовой ситуации сделал  главный валютный стратег  Saxo Bank Джон Харди.

Эксперты ссылаются на 50 статью Лиссабонского соглашения, определяющую прядок прекращения членства в ЕС. Статья определяет что  страна, решившая покинуть  ЕС, имеет право обсудить условия прекращения членства и оформить законодательную базу для дальнейших отношений с ЕС.

Законодательство ЕС перестает применяться к бывшему члену организации со дня вступления в силу соглашения о выходе, а если дата не назначена, то через два года после уведомления о желании покинуть ЕС.  Поэтому требование Европарламента  активировать статью 50 и как можно быстрее  оформить «развод» с Британией - неправомерно.  А главное, нет практики и опыта: за 43 года существования Евросоюза, ни одно государство не выразило намерение покинуть альянс.

Поэтому ситуация на мировых рынках более понятна в краткосрочном плане. И сейчас самый острый вопрос для финансового рынка  - итальянские банки, накопившие на балансах сотни миллиардов  неработающих  кредитов. Токсичные займы в итальянских банках скопились давно, однако Brexit обострил проблему их устойчивости. По новым европейским правилам, выручать проблемные банки должны не Центробанк и правительство, а кредиторы и акционеры.  Тогда как большинство акционеров итальянских банков – физические лица и небольшие компании. А  держателями облигаций банков в большинстве своем выступают итальянские пенсионеры. Политические риски от ситуации с банками таковы,  что в октябре в Италии пройдет референдум по конституциональной реформе и на волне  народного недовольства  от регуляторных европейских норм к власти могут прийти евроскептики.

Еще один момент, заставляющий инвесторов нервничать -  это Китай.  В Китае надулся огромный долговой пузырь. По оценкам экспертов, объем китайского кредитования ежегодно  растет на 30% и достиг 24 триллиона долларов, что сопоставимо с кредитованием американской и японской банковских систем вместе взятых. Как следствие, задолженность  нефинансового сектора Китая составляет свыше 150% от ВВП.

Джон Харди уверен, что юаню требуется девальвация, так как  ослабление курса национальной валюты –  стандартный способ решения проблемы чрезмерно высокого долга.  Кроме того, эксперт напоминает, что постепенно ослабление юаня уже происходит. 

Курс юаня  к доллару поддерживается искусственно, и  пока есть девальвационное давление, которое не реализуется, все движения по юаню на китайском рынке – чистая спекуляция. Возможное резкое ослабление юаня тревожит китайских инвесторов, которые сейчас активно ищут возможности для  инвестирования капитала за рубежом.

По этой причине, китайским властям следует расширить коридор хождения  юаня, для избежания  усиления девальвационного давления.  Китайские монетарные власти не хотят одномоментной девальвации, чтобы не дать  лишних заработков спекулянтам. Они также хотят оставить  контроль над ценообразованием на валютном рынке за собой.

Джон Харди  уверен,  что Народный банк Китая реализует прошлогодний сценарий, когда юань был девальвирован к американской валюте поэтапно.  По мнению Джона Харди, в идеальном плане юань должен потерять не менее 25% к валютной корзине.  

Для  остального мира валютная нестабильность Китая приводит к  тому,  что  Китай начинает экспортировать дефляцию в остальной мир.  Падение цен на китайские товары за счет дешевого юаня заставит развитые рынки вводить барьеры для защиты собственных рынков, а, значит, мир  ждет новая порция протекционистских войн. При этом долговые проблемы Китая могут серьезно ударить по сырьевым рынкам.

Для Казахстана слабеющий юань не  несет особых рисков, поскольку тенге также обесценивается в свою очередь.  Однако дешевеющий юань  окажет негативное  влияние на сырьевые цены – металлы и нефть, а через них – на поступления казахстанского экспорта.

Оценивая ситуацию на сырьевом рынке, глава отдела торговых стратегий на товарно-сырьевом рынке Saxo Bank Оле Хансен полагает, что спрос на металлы будет расти, так же как и цены на нефть. Поскольку лучшим стимулом для рынков являются как раз-таки низкие цены.  Однако не следует забывать, что мировые запасы сырой нефти и готовых продуктов (бензина) еще достаточно высоки.

Это ключевой вызов  для рынка нефти, который будет определять ценовую конъюнктуру на следующие 3-6 месяцев. По оценкам экспертов, запасы сырой нефти в США начали снижаться, но с очень высокого уровня.

Добыча  нефти будет оставаться под давлением низких цен. Цена в 50 долларов за баррель может привести к тому, что мировая добыча пойдет в рост. Сейчас рынок ищет баланс между спросом и предложением. В ближайшие время нефть будет «ходить»  в диапазоне 50-52 доллара за баррель с риском опускания цены до 43 доллара. Высока вероятность того, что к концу этого года баррель поднимется до уровня 50-55 долларов. Есть хороший шанс повышения нефтяных цен в 2018 году до 60 долларов за баррель.

Касательно долговой нагрузки казахстанских компаний и величины  суверенного долга, аналитики Saxo Bank  отметили, что сейчас сложились максимально хорошие условия для выхода на открытый рынок за рефинансированием. Другое дело, что аппетиты к риску глобальных инвесторов невысоки, а возможности для компаний из развивающихся рынков будут зависеть как раз от желания инвесторов рисковать.

Развивающимся  экономикам сейчас сложно  выкупать суверенный долг, так как он номинирован в иностранных валютах. В настоящий момент аналитики видят  значительную доходность для инвесторов, которые вкладывались в облигации развивающихся  рынков на прогнозах о более крепком долларе. Вполне возможно, долговой  рынок быстро и скоро вернется к максимальным  значениям доходности суверенных бумаг развивающихся рынков.

Отдельная тема – наличное золото, быстро нарастившее  стоимость, поскольку инвесторы исторически считают золото сберегающим активом. Потенциал роста цены золота - до 1400 долларов за унцию, с текущих 1332 доллара. Однако покупать следует не само физическое золото, а акции  добывающих компаний. Несмотря на то, что фондовые рынки восстанавливаются, заходить в акции на подъеме рынка еще возможно. Все зависит от того, какие позиции инвесторы  планируют занять в долгосрочной перспективе по золоту. В 2016 году наблюдались самые низкие цены на активы и то, что цены серьезно улучшаются,  хороший  повод следить за рынком и делать покупки.

Татьяна Батищева, Алматы