Сергей Могилатов: Мы сформируем кластер сельхозмашиностроения | Inbusiness
RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 303,15 Пшеница 465,40
$ 378.93 € 423 ₽ 5.87
Погода:
+7Астана
+11Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 303,15 Пшеница 465,40
Сергей Могилатов: Мы сформируем кластер сельхозмашиностроения

Сергей Могилатов: Мы сформируем кластер сельхозмашиностроения

Отечественные производители сельхозтехники продвигают идею создания кластера и подписания договора о промсборке, подобного тому, что имеет с Правительством Ассоциация автомобильного бизнеса Казахстана (АКАБ). Корреспондент abctv.kz обсудил эту тему с директором Костанайского филиала АО «АгромашХолдинг» Сергеем Могилатовым. 

Сергей Могилатов: Мы сформируем кластер сельхозмашиностроения , Сергей Могилатов,Комбайн,Сельхозтехника,кластер,АКАБ,АгромашХолдинг,АПК,сельхозмашиностроение

3131 13 Декабрь 2016 13:09 Автор: Татьяна Шестакова

- Сергей Анатольевич,  в рамках новой программы развития АПК министерство сельского хозяйства планирует предусмотреть поддержку отечественных производителей сельхозтехники. На что именно вы рассчитываете?

- До 1 января 2017 года мы работаем в режиме свободного склада, что позволяет нам иметь преференции по пошлинам, налогу на импорт и налогу на реализацию продукции. С нового года эти льготы отменяются. Поэтому перед правительством и министерствами были поставлены вопросы о возможности эти преференции либо сохранить, либо компенсировать. Во-первых, рассматривается вопрос заключения с правительством Казахстана соглашения о промышленной сборке, аналогично тому, как это делается в автопроме.

В рамках документа определяются условия, которые нужно соблюсти: процент локализации и объемы производства, которые нужно достигнуть по годам. Это наши обязательства. Правительство же будет рассматривать отмену пошлин на комплектующие для сборки сельхозтехники в Казахстане. Мы предполагаем, что эти условия будут действовать не для конкретного предприятия, а для конкретного вида продукции. Но мы еще вступили в ВТО. Теперь условия работы для местного производителя и импортера должны быть одинаковы. Потому здесь возникает вопрос, будут ли подписаны эти соглашения по промсборке.

К нам также приезжали на предприятие представители КИРИ (АО «Казахстанский институт развития индустрии»— прим. авт.). У них есть предложение: в Костанайской области сформировать кластер сельскохозяйственного машиностроения. Мы эту идею поддержали. Постараемся быть стержнем кластера. При такой форме работы Правительство сможет поддерживать кластер, не нарушая правил ВТО. Но тут речь идет не о поддержке отдельного предприятия АО «АгромашХолдинг», а всех тех мелких и средних предприятий сельхозмашиностроения, которые будут в  кластере.

- Это значит, что строящаяся в Костанае индустриальная зона может стать площадкой для его размещения?

- Индустриальная зона пока рассматривается только в русле автопрома (легковая, коммерческая техника — прим. авт.). Как площадку для организации производства техники сельхозназначения мы ее еще не рассматривали. Кластер может располагаться на территории области, а не точечно. Представители ТОО «Дон Мар» (город Лисаковск — прим. авт.) были на обсуждении предложения КИРИ, и они тоже будут участвовать.

У нас в Костанайской области около семи предприятий, которые могут в этот кластер попасть. Я разговаривал с представителями компании «Титан». Несмотря на то, что предприятие занимается производством котельного оборудования, у них есть очень хорошее заготовительное оборудование: лазерные станки, листогибы, гильотины. Они изъявили желание участвовать в локализационных процессах. Это значит, если тому или иному предприятию кластера потребуется изготовить продукцию и потребуются станки «Титана», то мы сможем воспользоваться мощностями и возможностями этого предприятия. Но конкретные переговоры по участию в кластере мы еще не вели. Правила создания кластера еще в черновом варианте и сброшены нам только для ознакомления. Подготовительную часть нужно завершить в первой половине 2017-го года, внести этот момент в бюджет и уже в 2018-м работать с поддержкой государства.

Соглашение о промсборке будет подписываться между производителем сельхозтехники и правительством Казахстана. Этим вопросом занимается комитет сельхозмашиностроения, который в этом году переподчинили министерству сельского хозяйства. Они вместе с АКАБ (Ассоциация Казахстанского автобизнеса — прим. авт.) разрабатывают механизм поддержки. Поскольку у АКАБ есть опыт подписания соглашения о промсборке, которое распространяется для производителей автомобилей с 2010 года. Ассоциация помогает проецировать данный механизм поддержки на предприятия сельхозмашиностроения.

- Какие требования по локализации производства вы ожидаете, если соглашение по промсборке все же будет подписано?

- Текущее требование было определено постановлением правительства №165. В документе сказано, что локализация производства в первый год работы должна составлять один процент и далее - по нарастающей. Максимальное требование — 40% локализации производства. У нас по зерноуборочным комбайнам этот показатель уже находится в пределах 38,5-40% в зависимости от модели комбайна. Мы ожидаем, что в рамках соглашения от нас потребуют к 2020 году не меньше 50% локализации производства.

Конкурентное преимущество
- Тем не менее, с начала 2017 года вам придется играть по новым правилам. Как обстоят дела в части конкуренции на внутреннем рынке?

- Мы видим два наших главных конкурентных преимущества. Во-первых, наша техника дешевле зарубежных аналогов. Это однозначно. Может с российскими и белорусскими производителями мы в одном ценовом диапазоне, но с компаниями дальнего зарубежья цены у нас несопоставимы. Зарубежные аналоги значительно дороже. Второй важный плюс - наличие сервисно-бытовой сети. Восемь филиалов — такого в Казахстане ни у кого нет.

- Вы проект по созданию сети реализовали в рамках карты индустриализации.

- Да, и считаем, что сделали правильно. Аграрий должен не только купить технику. Он должен знать, что если произошел отказ того или иного узла, даже не по причине производителя, а из-за износа или неправильной эксплуатации, у него не будет проблем с заменой этого узла. Мы постарались организовать свою филиальную сеть таким образом, чтобы филиал находился в регионе, где ходит именно наша техника. Если посмотреть на карту, то мы находимся не во всех областях. Есть филиал в Алматы, который работает на три южных области, и этого достаточно. С другой стороны в Акмолинской области у нас два филиала, потому что количество техники большое, и один филиал не справится. Разработан корпоративный стандарт: если поломалась техника, то наша сервисная бригада должна в течение 48 часов починить любой агрегат, даже двигатель.

- Вопрос только в цене.

- О цене начинаем говорить потом. Нужно сначала починить технику, чтобы она пошла в поле. А после разбираемся: произошло ли это по вине производителя или из-за неправильной эксплуатации, обслуживания. Понятное дело, ремонт за счет виновной стороны.

- Вы полагаетесь на то, что даже при упразднении режима «свободный склад» у вас будет ценовое преимущество перед конкурентами из России и Белоруссии?

- Считаем, что у нас есть все возможности конкурировать с российскими и белорусскими производителями. Мы надеемся на незначительные преференции со стороны правительства, но прекрасно понимаем, что в рамках ВТО прямого дотирования не будет. К тому же новая система выплаты субсидий не за гектар, а на технику позволяет нам просчитать: когда крестьянин придет приобретать технику, ему выплатят компенсацию в размере 15 процентов за произведенную в Казахстане технику.

Кооперация
- В адрес компании слышала пожелания относительно увеличения производительности выпускаемых комбайнов.

- На данный момент производим комбайны двух классов: четвертого - «Essil КЗС-740» и шестого - «Essil КЗС-760». Но, поверьте, не все требуют высокой производительности. Если хозяйство маленькое, ему достаточно комбайна четвертого класса, который за короткий промежуток времени обработает его небольшое поле. Да, есть большие хозяйства с огромными посевными площадями. Там работают наши 760-е машины и зарубежные аналоги типа John Deere. Другой вопрос, что John Deere стоит 350 тыс. долларов, а Essil от 130 до 160 тыс. долларов. Ведь, в конечном счете, все зависит не только от величины поля, но и от размера кошелька.

А если говорить о мощной технике, то наш партнер — белорусский холдинг «Гомсельмаш» - в плане увеличения производительности работает уже давно. И в 2017 году мы будем запускать машину с увеличенной производительностью. В Белоруссии она называется «ПАЛЕССЕ GS16» и «ПАЛЕССЕ GS-18». Кроме того, с 2015-го года начали производить комбайны итальянской компании New Holland. Он тоже ближе к шестому классу, но это уже зарубежный аналог. В этом году проводим его апробацию, а 2017-й покажет, правильный ли выбор был сделан.

- Во втором полугодии 2016-го речь зашла о том, что АО «АгромашХолдинг» совместно с холдингом «Гомсельмаш» создает совместное предприятие (СП). Что даст это партнерство?

- СП позволит более оперативно решать вопросы взаимоотношений технического и финансового характера между двумя компаниями. Эта та кооперация, которая сделает нас гибче в реакциях на изменения рынка. Мы снимем и проблему преходящих остатков, которые каждый год «выскакивали» у нас долгом перед Гомсельмашем.

У белорусов есть огромный опыт создания СП, в том числе в Брянске (РФ) -  ЗАО СП «Брянсксельмаш». Там производят зерноуборочные комбайны, которые производим и мы. Понятно, что локализационные процессы, которые уже пройдены там, будут смоделированы на нашем предприятии. Да, у нас есть опыт, но на фоне нашего партнера мы еще недостаточно сильны в разработках. В большей степени мы берем белорусские технологи и реализовываем их здесь. С их помощью надеемся достичь локализации производства сельхозтехники на уровне 50 процентов.

- За счет чего?

- Думаю, это будет кабина. У нас в разработке сейчас кабина комбайна. Мы будем ее полностью делать на костанайской площадке.

- В рамках СП зашла речь о начале сборки рисоуборочной техники. Не сильно ли узкий рынок для Казахстана, ведь пока речь идет о поставках только в Кызылорду?

- Кызылординская область всегда считалась своего рода казахстанской рисовой житницей. Посмотрели потребность в течение нескольких лет. Она составляет около 30-40 машин в год. Достаточный объем, если исчислять его в деньгах. Сейчас в Кызылорде работает киргизская компания. Они берут зерноуборочные комбайны, добавляют второй барабан, еще несколько элементов и получается рисоуборочный комбайн. Поскольку мы в Костанае собираем зерноуборочные комбайны, то также сможем делать рисоуборочную технику. Единственно, рисоуборочный комбайн может быть на резиновом, либо гусеничном ходу. С техникой на резиновом ходу вопросов нет — опыт имеем. Гусеничный вариант сможем выпускать как раз благодаря нашей кооперации с Гомсельмашем.

- Малокалиберные комбайны, мини-техника. Их производство на костанайской площадке возможно?

- Такие вопросы раньше тоже задавали. Если посмотреть по зерноуборочным комбайнам, то, однозначно, большую долю — около 80% - занимают машины четвертного, шестого и более высоких классов производительности. На долю маломощных комбайнов относится 5-7% потребности, но она тоже есть. В 2017 году рассматриваем запустить такой продукт. Есть комбайн КЗС-5 «ПАЛЕССЕ GS05».

Он небольшой и очень похож на те старые комбайны Нива, которые раньше ходили по нашим полям. Но КЗС-5 имеет всю атрибутику современного комфортного комбайна: кабина, кондиционер. Мы понимаем, что он будет обрабатывать небольшие поля. Возможно, будет интересен для кооперативов мелких хозяйств, которые смогут купить его в складчину.  А для нашего агрария более привлекателен, потому что там меньший расход топлива. К тому же запасные части, которые в нем использованы, унифицированы. Их не нужно искать, потому что такие же запчасти требуются для других Essil. Мы сейчас не готовы озвучить цену, потому что все будет происходить следующим образом: сначала к нам поставят опытный образец, мы его соберем, пройдем сертификацию. Потом комбайн идет в поле и проходит полевые испытания, далее приемочные испытания. И только после прохождении эти этапов сможем предложить его рынку. Думаю, это произойдет к сентябрю 2017 года. Предварительно можно говорить о том, что он будет дешевле процентов на 20.

Trade-In
- В этом году была реализована акция по обмену старой техники на новую. Насколько эффективно она отработала?

- Четыре года назад мы уже запускали такую программу. Вернулись к ней в этом году и увидели, что она имеет очень хороший потенциал. В этом году по линии Trade-In было реализовано около ста единиц техники.

Считаем, что если клиент решил поменять технику, то было бы неплохо, чтобы он её поменял на нашу. Та техника, которая дается на возврат, остается в филиальной сети, и мы с нею начинаем работать. Можем ее восстановить. Ведь филиальная сеть — это не гараж, а полноценный филиал с офисным зданием, складскими помещениями, ремонтной базой и специалистами. В межсезонье у нас есть время и возможности восстановить ее и реализовать тому клиенту, который не имеет денег на покупку новой техники.

- В этом году объемы реализации составили около полутысячи комбайнов. Возможно ли, что именно Trade-In стал катализатором роста и говорить об увеличении спроса преждевременно?

- Trade-In - один из механизмов увеличения спроса. Мы применяем много инструментов, и все они в целом дают кумулятивный эффект. В этом сезоне мы показали очень хорошие результаты за счет применения Trade-In, реализации техники через филиальную сеть, поддержку АО «Казагрофинанс». Рост продаж — результат работы нескольких маркетинговых инструментов, которые позволили в этом году конкурировать с тем же самым Ростельмашем. Не секрет, что ежегодная потребность в комбайнах по Казахстану составляет порядка 1000-1200 единиц в зависимости от сезона. В этом году мы действительно реализовали 500 комбайнов. Это примерно 45 процентов рынка. Вторые 45 процентов - Ростсельмаш, 10% - такие компании, как John Deere и Claas.

- Неужели в Казахстане нет крупных конкурентов-производителей?

- Ростсельмаш организовал сборочное производство комбайнов Вектор, в Северном Казахстане запущено сборочное производство финских комбайнов. Ростсельмаш производит порядка 100-160 комбайнов в год, но кроме них поставляет готовую технику напрямую из России.

- Каковы производственные планы на 2017 год?

- С точки зрения производства будем ставить план - 520 комбайнов. Но каждый год  мы ориентируемся на урожай. Если он есть, то крестьянин готов вложить средства в обновление техники. Если плохой урожай, мы сразу ощущаем некоторый спад спроса. В этом году был очень хороший урожай. Следующий год прогнозировать рано и программа Trade-In будет нивелировать влияние сезонности на продажу комбайнов. По ней планируем реализовать также в районе 100 комбайнов.

Татьяна Шестакова 

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK