RU KZ
Шпаргалка для правительства

Шпаргалка для правительства

10:11 21 Ноябрь 2015 2221

Шпаргалка для правительства

Автор:

Марат Каирленов

Что ждут казахстанцы от антикризисной программы кабмина?

Наша страна вступает в один из сложнейших кризисов в своей истории. Осознание данного факта рождает большие ожидания от разрабатываемой антикризисной программы казахстанского правительства. Какой должна быть эта программа, какие направления позволят нашей экономике выйти из текущего кризиса – такими вопросами сегодня задаются отечественные аналитики.

Прежде всего, стоит отметить, что текущий кризис связан со структурой экономики. Ключевой особенностью является то, что основные деньги для страны зарабатывает сырьедобывающий комплекс (экспорт), а вся остальная экономика их тратит на закупку различных товаров и услуг, в основном зарубежных (импорт). В принципе, это нормально, учитывая, что наша экономика относительно мала – 17,6 млн человек. В условиях глобализации нет смысла развивать самодостаточную экономику, проще сосредоточиться на том, что получается лучше всего.

Наша страна в мировой экономике выступает в основном поставщиком энергоресурсов и металлов. При этом в горнодобывающей промышленности и металлургии занято примерно 350 тысяч человек, или 2% населения страны (рис. 1). Эти 2% населения хорошо кормили всю республику, пока цены на нефть и металлы были высокими. Период высоких цен, те самые «тучные годы», длился примерно 15 лет. А теперь, на чем сходятся большинство экспертов, нас ждут примерно столько же «худых» лет.

Попытки диверсифицировать экономику предпринимались достаточно давно. Основной идеей было нарастить производство промышленных товаров на экспорт, по примеру «Азиатских тигров». Однако встроиться в мировые производственные цепочки, контролируемые транснациональными компаниями, оказалось не так-то просто. Сказались наша неготовность к жесткой конкуренции, удаленность от океанов, «голландская болезнь» и прочие факторы.

Затем была идея, создав большой рынок в рамках Евразийского экономического пространства, развить производство для него. Рассчитывали прежде всего на российский рынок. Но у россиян свои планы, и аргументов у них много – все больше не экономических, а политических, но очень действенных. В итоге российский экспорт к нам растет, а наш только снижается. В общем, и здесь не все так просто.

Тут еще и третья промышленная революция с ее 3D-принтерами, «интернетом вещей» и другими новейшими технологиями, что грозит перевернуть процесс производства в мировом масштабе. Поэтому государственные деятели самого высокого ранга все чаще вспоминают кризис 90-х годов. На этом фоне ожидать чего-то необычного и прорывного от антикризисной программы правительства, не приходится.

Повторение – мать учения, или Как переосмыслить экономику

Однако ситуацию можно кардинально изменить за несколько лет. Как известно, наша экономика начала быстро развиваться под влиянием реформ, призванных улучшить бизнес-климат, а также благодаря запуску иностранцами нефтяных месторождений Карачаганак и Тенгиз как раз в 90-е годы прошлого века. А затем цены на нефть взлетели под влиянием китайского спроса и дешевого доллара от Федеральной резервной системы США, а наши банки прорвались на мировые финансовые рынки с их дешевыми кредитами.

Учитывая прежние ошибки, ситуацию можно повторить также за счет улучшения предпринимательского климата и сельскохозяйственного экспорта. Дело в том, что быстрорастущий китайский средний класс (а это десятки и даже сотни миллионов человек) все больше интересуется экологически чистыми продуктами питания. Местные продукты дешевы, но страдают от плохой экологии (высокий уровень загрязнений от промышленных предприятий) и увлечением китайских крестьян химикатами для повышения урожайности.

Казахстанское сельское хозяйство характеризуется низким уровнем агротехнологий, но и более экологически чистой продукцией. Среди проблем сельского хозяйства можно отметить также его большую раздробленность и высокий уровень коррупции при распределении государственной поддержки.

Все эти проблемы решаемы в достаточно сжатые сроки. Например, укрупнить наше сельское хозяйство можно через развитие сельскохозяйственных кооперативов. Однако только что принятого Закона «О сельскохозяйственных кооперативах» недостаточно. Нужна программа развития кооперативов с серьезным финансированием, изменением системы господдержки, запуском механизмов государственно-частного партнерства и другие меры.

И тогда, уже через несколько лет, мы сможем получить другую структуру экономики, экспорт которой будут создавать не только нынешние 2% населения, а уже порядка 40% жителей страны, в том числе и самозанятые (рис 2). Для экономики, основу которой составляет фермерское производство, падение цен на нефть и металлы не особо значимы, поскольку, как говорится, кушать хочется всегда.

Грамотно подключившись к китайскому, или используя более широкое понятие – к экологическому продовольственному локомотиву (большие перспективы есть на рынках других развивающихся стран, на рынке халал-индустрии), мы сможем решить ключевые проблемы нашей экономики, начиная от ее устойчивости и заканчивая безработицей.

Марат Каирленов, кандидат экономических наук