/img/tv1.svg
RU KZ
«Швейное производство построено на эксплуатации»

«Швейное производство построено на эксплуатации»

Причина неконкурентоспособности казахстанской текстильной продукции – в низкой производительности труда на швейных предприятиях, а она, в свою очередь, обусловлена недостатком квалифицированных кадров

14:10 14 Октябрь 2015 302

Автор:

Причина неконкурентоспособности казахстанской текстильной продукции – в низкой производительности труда на швейных предприятиях, а она, в свою очередь, обусловлена недостатком квалифицированных кадров.

Такое мнение в интервью Atameken.info высказал Александр Перевалов – специалист в сфере поставок швейного оборудования и технического перевооружения швейных производств с 25-летним стажем. Российский эксперт сейчас возглавляет ООО «Tristar technologies» в Узбекистане, и по роду службы часто бывает на казахстанских швейных предприятиях.

На взгляд стороннего специалиста, каковы особенности казахстанского легпрома?  

- Последние два года мы успешно развиваем наш бизнес в Казахстане. У нас есть совместный проект с одним из предприятий Темиртау, куда мы поставляем оборудование. Я достаточно много езжу по различным регионам страны и вижу совершенно разные швейные производства как по уровню и мощности, так и по ассортименту выпускаемой продукции. Работая долгие годы со швейными предприятиями России и Узбекистана, зная специфику производств в Турции и Китае, я могу выделить особенности швейного производства в Казахстане.

У вас есть отдельные положительные примеры, но если обобщить ситуацию в целом, то, на мой взгляд, в настоящий момент уровень швейного производства в Казахстане намного ниже, чем в любой из соседних стран. И это притом, что возможности и потенциал во многом выше, чем в других странах СНГ.

Первая особенность, которую я заметил в Казахстане, – это практически полное отсутствие отечественных сетевых марок, когда швейное производство имеет собственную сеть магазинов и через нее реализует свою продукцию. В России – много таких примеров: «Глория Джинс», «Твое», «Пальметта», «Дикая Орхидея», «Большевичка», «Сударь», «Ланцелот», «Авангард». В Казахстане их очень мало, они не бросаются в глаза, как в других странах.

Второе – это то, что ассортимент производимой в стране продукции достаточно узкий. Полагаю, более половины от общего объема производства составляет рабочая, форменная и профессиональная одежда. То есть практически в стране не производится собственной одежды для массового потребления.

Третье – известный всем факт: огромное количество предприятий производит одежду по заказу государственных структур или промышленных корпораций. Один из производственников признался, что они живут от тендера к тендеру.

И вы можете найти объяснение этим особенностям?

- Причина того, что практически вся одежда для широкого потребления – импортная, а швейное производство может выжить только на госзаказах, кроется в его низкой эффективности. Швейное производство Казахстана проигрывает конкурентную борьбу любому аналогичному импортному производству. Оно не может конкурировать даже с соседними странами – Узбекистаном, Кыргызстаном, Россией, не говоря уже о Китае и Турции. И все потому, что производительность труда на швейных предприятиях по сравнению с зарубежными намного ниже.

Проиллюстрирую это простым примером. Мир так тесен, что если даже одна швейная фабрика находится, например, в Шанхае, а другая – в Шымкенте, мы можем представить, как они стоят напротив друг друга на одной улице. Обе фабрики имеют одинаковое количество швей, зарплата у них одинаковая, так как швеи, бегая от одной фабрики к другой, сами ее выровняли. Цена сырья, стоимость коммунальных – все одинаковое. Но одна фабрика производит при этом в два раза или хотя бы на 10 процентов больше изделий, чем другая. Скажите, у кого больше шансов выжить, а у кого – умереть? Ответ очевиден: выигрывает тот, кто больше производит. Таким образом, решение проблемы низкой эффективности кроется в увеличении производительности труда.

Каким же образом вы предлагаете это сделать?

- Одна из аксиом нашей отрасли гласит: швейное производство основано на эксплуатации швеи. Чем жестче эксплуатация швеи на предприятии, тем оно успешнее. Теоретически заставить швею работать быстрее можно за счет всяких наказаний. Но в современном мире, где есть профсоюзы и контролирующие органы, заставить работника делать что-то больше, чем он этого хочет, очень сложно, тем более за повременную оплату труда. Поэтому существует сдельная зарплата и другие механизмы стимулирования, системы управления производством и прочее. Способов много, но я хочу остановиться только на одном – автоматизации производства.

Это скрытая эксплуатация: работник не ощущает, что его кто-то заставляет, но в то же время он не может работать медленнее, чем настроенные автоматические функции. Для меня ключевой фразой является «разумная автоматизация». Как говорит наш хороший партнер г-н Такемото из компании Brother, автоматизация начинается с головы, а не с железяки.

Здесь уместно представление о том, что в любой современной продукции есть мозг и тело, и покупка одного без другого бессмысленна. Если вы купите самый дорогой компьютер с прекрасными характеристиками экрана, материнской платы, видеокарты, но не загрузите в него никаких программ, как вы будете его использовать? Без программного обеспечения это бесполезная вещь. И любой самый лучший швейный автомат без знаний о том, как его использовать, налаживать и обслуживать, – просто железяка, Да и не только швейный автомат – любая самая простая швейная машина без приложения знаний о том, как можно ее эффективно использовать, есть только кусок металла.

Но неужели в Казахстане не проводилась автоматизация производства?

- Два месяца назад я встречался с владельцем одной из компаний в Петропавловске, которая производит военное обмундирование. Он рассказал, что предприятие приобрело карманный автомат японской компании Juki. Он простоял у них несколько месяцев, но запустить его так и не смогли, и в итоге были очень рады, когда его удалось, наконец, продать. Наверное, я должен быть рад тому факту, что кто-то отказался от продукции моего конкурента. Но я расстроен. Juki – хорошая машина. Уверен, она может принести большие прибыли компании и сделать производство более эффективным. Но автоматизация без знаний приводит к обратным результатам.

Большинство фабрик в Казахстане, даже те, которые имеют очень хорошее японское, немецкое, итальянское оборудование, не используют их возможности не то что на 100 процентов, даже на половину. На фабрике спортивной одежды в Алматы я увидел, что в одном цехе стоят две плоскошовные машины со свободным рукавом. Одна – японская, стоит около 12 тысяч долларов, другая – китайская, которую купили максимум за 1500 долларов. Японская простаивает, швея работает на китайской. В моем представлении она просто спит на рабочем месте! Но швее и ее руководителю китайская машина больше нравится, дескать, она лучше работает.

С моей точки зрения, это абсурд. Я не против китайских машин: большинство предприятий используют их на начальном этапе работы, и это нормально. Но я не могу понять ситуацию, когда инвестируются деньги в машину, которая стоит в разы дороже аналога, без какого-либо представления о смысле этих вложений. Формируется убеждение: зачем нужны дорогие машины, когда есть дешевые китайские, которые работают хорошо, и никто – ни швеи, ни механики – не жалуются? И с этой мыслью такие предприятия прекращают свое счастливое существование, так как не ставят перед собой вопрос эффективности конкретных вложений и производства в целом.

Может, китайские машины не так и плохи, как говорите вы – заинтересованный человек?

- Дело в том, что китайские машины уступают японским в скорости, а на маленьких скоростях практически любая машина работает без проблем. Но низкая производительность убивает швейное производство. На низких скоростях можно нитку заправить неправильно, можно работать тупой и погнутой иглой, можно плохо наладить машину. А для высокой скорости нужна высокая квалификация не только механика, но и глубокие знания всех сотрудников – от швеи и мастера участка до начальника цеха и руководителя предприятия.

Поэтому я считаю, что в Казахстане необходимо объединить усилия всех возможных и заинтересованных организаций для создания системы подготовки, обучения и повышения квалификации кадров. Ни финансовые вливания со стороны государства, ни беспроцентные кредиты, ни льготное налогообложение и любые другие преференции не будут более эффективны для отрасли, чем хорошо подготовленные специалисты, способные современными способами решать любые производственные задачи.

Если швейная отрасль Казахстана пойдет по этому пути, сколько времени, на ваш взгляд, займет достижение хотя бы средних показателей производительности труда?

- Если начать сейчас, то как минимум 5 лет уйдет на подготовку кадров. В целом же любой подъем экономики занимает довольно долгий период времени. Вспомним ту же Турцию: 80-х годах там не было текстильной промышленности, а сегодня это одна из крупнейших текстильных держав мира. Данное «превращение» заняло у страны около 30 лет.

 

Клара Ларина, фото автора