Сможет ли правительство запустить торги по газу без оглядки на январские события?

2385

"Мы были вынуждены до конца текущего года продлить ценовое регулирование на розничную реализацию сжиженного нефтяного газа. Однако искусственное сдерживание цен в будущем может привести к дефициту. Это закон рынка", – резюмировал сегодня президент Токаев, в очередной раз обращая внимание на газовый вопрос.

Сможет ли правительство запустить торги по газу без оглядки на январские события?

Варварское сжигание на факелах

Правительству Алихана Смаилова все-таки предстоит решить этот вопрос в рыночном ключе, запустив торги, но без ценового перекоса. Газовый же вопрос в нынешних условиях приобретает не только социальный окрас, но и политический. Поскольку Узбекистан может прекратить экспорт голубого топлива в нашу страну  уже в 2025 году. Такая перспектива не очень радужна для юга Казахстана, который и является потребителем газа соседей. Почему при достаточности сырьевых запасов стране нужно готовиться к дефициту? Корреспондент inbusiness.kz  Кульпаш Конырова адресовала этот вопрос экспертам.

"Казахстан сегодня в том положении, когда он, как путник, который "у воды, но при этом страдает от жажды". Если перефразировать, то мы "с газом, но при этом без газа". Наши недра полны этим востребованным на сегодня сырьем, но при этом мы испытываем большой дефицит в нем. Наше правительство прозевало такую важную в мире тенденцию, как рост спроса на газ", – сказал глава Ассоциации нефтесервисных компаний Казахстана Рашид Жаксылыков, отвечая на вопрос  inbusiness.kz, почему цены на газ стали триггером для январских событий и что делать, чтобы избежать зависимости от поставок узбекского газа, имея свои огромные запасы этого сырья.

По словам эксперта, при огромных запасах нефти и газа изначально при заключении контрактов с крупнейшими мировыми гигантами нефтегазового бизнеса на заре нашей независимости ставка была сделана на добычу черного золота, а не голубого топлива. 

"Все крупнейшие месторождения в Казахстане не чисто нефтяные или чисто газовые, а именно смешанные – нефтегазовые, у нас  газ попутный. Вся создаваемая за все эти годы с момента подписания контрактов инфраструктура была "заточена" на нефть, а газ при отсутствии трубопроводов и хранилищ просто варварски сжигался в факелах, горевших и днем, и ночью, вместо того, чтобы столь ценное сырье "монетизировать", – пояснил г-н Жаксылыков. 

 Через тернии к газохимии

Однако с монетизацией казахстанского газа тоже было не все так легко, объяснил в разговоре с корреспондентом inbusiness.kz представитель национальной компании "КазМунайГаз", пожелавший остаться неназванным. 

"Помимо того, что газ у нас не только попутный, он еще и высокосернистый. Например, на том же Кашагане сернистость газа составляет 17%, что, понятно, требует дополнительных вложений для его переработки в товарный газ. Добавьте к этому огромные расстояния с учетом территории республики. Поэтому обосновать в первые годы независимости ставку на газ было сложно, на тот момент речь шла только о добыче нефти", – сказал собеседник

Вторая причина дефицита газа в том, что Казахстан серьезно запоздал со строительством собственных газо- и нефтехимических производств. Рашид Жаксылыков привел в пример ситуацию с газом на месторождении Карачаганак. Все карачаганакское сырье идет на переработку в соседнюю Россию, на Оренбургский ГПЗ. 

"Только на моей памяти разговоры о создании собственной газо- и нефтехимии в правительстве шли больше десяти лет, с 2008 года. За это время наши южные соседи – Туркменистан и Узбекистан успели при помощи инвесторов, которые изначально приходили к нам, построить аналогичные заводы и теперь могут не просто торговать газом, но и производить товары более высокого передела и стоимости. Что касается решения узбекских властей приостановить экспорт своего газа на юг Казахстана с 2025 - го, то есть через три года, то это вполне объяснимо – чисто коммерческая выгода", – подчеркнул г-н Жаксылыков. 

Насколько не изменяет память и автору этих строк, главная причина ухода иностранных инвесторов из проектов по строительству газохимических производств на территории Казахстана была в том, что они не могли прийти к общему решению с правительством. Инвесторы брали на себя строительство высокотехнологичных производств, а вот "подводка" к выбранной площадке необходимых коммуникаций – электричества, водопровода и газопровода – это уже зона ответственности властей республики. Этот вопрос и стал камнем преткновения между двумя сторонами. 

Недавно пресс-служба Акорды сообщила, что глава государства был проинформирован о реализации проектов "КазМунайГаза" в сфере нефтегазохимии. 

"В настоящее время завершаются пусконаладочные работы на заводе по производству полипропилена в Атырауской области, запуск ожидается в августе текущего года. Кроме того, президенту было доложено о ходе реализации проектов по производству полиэтилена и бутадиена", – указывается в сообщении.

"Но даже при запуске новых производств по газонефтехими до сих пор остается открытым вопрос строительства мощной инфраструктуры для доставки газа на внутренний рынок, в казахстанские города, включая столицу", – резюмировал г-н Жаксылыков. 

Нам поможет Туркменистан?

Пока суть да дело, перспектива оставить юг нашей республики без узбекского газа через три года малорадостна. 

"Мы уже ведем переговоры с Туркменистаном по покупке их объемов взамен узбекского. Цена за туркменское сырье – это вопрос диалога", – ответил на соответствующий вопрос inbusiness.kz  высокопоставленный чиновник из минэнерго. 

В нацкомпании "КазМунайГаз" источник, отвечая на соответствующий вопрос,  добавил, что не надо забывать о России, переработанный товарный газ которой на фоне отказа Европы может прийти на север нашей республики.  

"Казахстан будет прорабатывать все варианты поставок газа, и с юга, и с севера. Тут уже дело за маркетологами и за участниками переговорного процесса", – резюмировал собеседник.

На этом фоне, как сегодня отметил на расширенном заседании правительства Касым-Жомарт Токаев, Казахстан принимает вынужденную меру по переориентации газа с экспортного на внутренний рынок. И этот шаг ведет к потере валютной выручки и ухудшению торгового баланса.

Кульпаш Конырова